shadow

Поехав в Ереван, Путин сделал нелегкий выбор

В отличие от Олланда, президент России не упомянул в своем выступлении Турцию


shadow

Отправившись на мероприятия в память о 100-летии геноцида армян в Ереван, Владимир Путин сделал нелегкий выбор. Этот визит чреват осложнением отношений с Турцией, которая категорически отрицает целенаправленное уничтожение армян в Османской империи и ставит палки в колеса всем, кто не разделяет эту позицию, но российский президент не мог поступить иначе. «Наши народы — это братские народы. События 1915 года в России восприняли, как собственное горе», — подчеркнул Путин, выступая у мемориала «Цицернакаберд». В знак признания геноцида и памяти о 1,5 миллионах жертв, ВВП приколол к пиджаку цветок незабудки, символизирующий, как сказал другой участник церемонии, французский лидер Франсуа Олланд, что «ничто не забыто».

По случаю памятных мероприятий в Ереван съехались представители 60 правительственных делегаций. Для крошечной Армении, две из четырех межгосударственных границ которой (с Турцией и Азербайджаном) фактически закрыты, это настоящее столпотворение. Поэтому сами армяне 24 апреля прийти к мемориалу «Цицернакаберд» не могли — с утра у памятной стелы встречали высоких гостей. В первом ряду, кутаясь от капризов погоды в клечатый плед, сидел Шарль Азнавур. Анонсировался также приезд Джорджа Клуни, но на трибуне его не оказалось. «Мы ждем голливудскую звезду в следующем году», — терпеливо поясняли журналистам организаторы.

По сценарию главы делегаций должны были лично поучаствовать в церемонии: каждому из них президент Армении Серж Саргсян вручал желтую розу — ее надо было вставить в середину венка, сделанного в форме незабудки. Кто-то предварительно нюхал цветок. Другие — крестились. Когда очередь дошла до Владимира Путина, трибуны встали: каждый стремился найти лучший ракурс, чтобы сфотографировать российского лидера на свой телефон…

Казалось бы, никаких проблем с признанием геноцида армян в мире быть не должно. 1,5 миллиона человек, или 60% всего армянского населения Османской империи, по приказу властей были убиты. Еще 600 тысяч человек, в основном женщин и детей, выселены в сирийские пустыни. Что это, если не геноцид, который в Конвенции ООН определяется как совершение действий, нацеленных на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы? Однако не все так просто.

Пожалуй, ни одно историческое событие так тесно не завязано на современную политическую конъюнктуру. Наследница Османской империи — Турция — категорически отрицает геноцид армян, высказываясь в том смысле, что, мол, сами виноваты. Все, кто не разделяет ее позицию, обречены на санкции: яркий пример тому — отзыв турецкого посла из Австрии и конфликт с Ватиканом по поводу высказывания Папы Франциска. (Напомним, что понтифик назвал истребление армян «первым геноцидом XX века» и предвестником нацизма).

Президенты США каждый год 24 апреля записывают телеобращение к армянской диаспоре. Но никто из них ни разу не произнес слово «геноцид». Например, Барак Обама в этом году использовал выражение «мец егерн», то есть «большая резня»…

Причина, в общем-то, всем понятна. Армения — маленькая, бедная и не может похвастаться ни выгодным географическим положением, ни политическим весом. А Турция — богатая и влиятельная. Поэтому никто из мировых лидеров даже не осудил Эрдогана за подлый в общем-то поступок. Чтобы отвлечь внимание международной общественности от 100-летия геноцида армян, турецкий президент перенес на 24 апреля мероприятия по случаю юбилея битвы при Чанаккале, которые ранее всегда проводились 18 марта. В итоге именно к нему, а не траурную церемонию в Ереван, отправились наследник британского престола принц Чарльз и британский премьер Тони Эббот.

Владимир Путин, как и другие мировые лидеры, тоже получил два приглашения. Но, в отличие от многих, выбора у него не было. Россия, безусловно, заинтересована в развитии и укреплении отношений с Турцией. Но поддержка православной Армении, недавно вступившей в Евразийский союз, — это, как говорится, дело чести. «События 1915 года потрясли весь мир, а в России были восприняты как собственное горе. Сотни тысяч беззащитных потерявших кров армян получили убежище на территории Российской империи и были спасены», — заявил Путин, выступая на траурной церемонии. Он напомнил, что именно российская дипломатия добилась международного осуждения насилия над армянским народом. «Мы искренне сопереживаем и скорбим вместе с вами», — подчеркнул ВВП, отметив, что «массовому убийству людей нет и не может быть никаких оправданий».

В отличие от Франсуа Олланда, потребовавшего от Эрдогана «других слов» и шагов навстречу армянскому народу, Путин в своем выступлении Турцию предусмотрительно не упоминал. «Мы рассчитываем, что в Анкаре с пониманием отнесутся к поездке президента на церемониальные мероприятия», — сказал журналистам его помощник Юрий Ушаков. В Чанаккале Россия также будет представлена на «весьма высоком уровне»: туда отправился спикер Госдумы Сергей Нарышкин. На момент подписания номера Турция, действительно, хранила молчание. Тем не менее, полностью исключать демарши с ее стороны нельзя. Например, в 2011 году из-за высказываний о геноциде турки временно остановили военное сотрудничество с Францией. В нашем случае под угрозой может оказаться проект строительства газопровода «Турецкий поток».

По окончании церемонии все участники отправились на торжественный обед, после которого у Владимира Путина были запланированы две личные встречи — с Сержем Саргсяном и Франсуа Олландом. Армянский президент потратил все минуты протокольной съемки на слова благодарности российскому коллеге. «Ваше выступление затронуло душу каждого армянина. Это были слова руководителя союзного и братского государства», — с чувством заявил Саргсян. Беседа с французским лидером обещала быть более содержательной. Но в открытой части журналистам также удалось услышать немного.

Владимир Путин посетовал, что отношения между Россией и Францией в последнее время «существенно ухудшились», что не может не вызывать сожаления. «Мне кажется, мы должны поискать пути восстановления. Думаю, что в этом заинтересованы все», — сказал российский президент. По словам Олланда, нормализации могла бы способствовать скорейшая реализация минских соглашений. Но подвижек на этом направлении пока немного. «Нужно усилить работу в рамках рабочих групп», — считает французский президент.

Тема «Мистралей» публично не прозвучала, однако, как рассказал журналистам один из российских дипломатов, Россия согласится на предложение Олланда вернуть деньги за не поставленные по политическим мотивам вертолетоносцы. «Это приемлемый выход из сложившейся ситуации. В этом случае Франция сохраняет свое лицо», — сказал источник.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: