shadow

За три недели до вступления Киргизии в Евразийский экономический союз


shadow

До вступления Киргизии в Евразийский экономический союз на правах полноправного участника остается несколько недель. В преддверии этого события Евразийский коммуникационный центр побеседовал с политологом, членом ассоциации политологов и экономистов Киргизии Игорем Шестаковым о том, насколько страна готова к вступлению в союз и чего она ждет от участия в объединении.

Ожидается, что к 9 мая Киргизия станет полноправным членом Евразийского экономического союза. Чего ждет страна от членства в этой организации?

Во-первых, вступление в ЕАЭС позволит Кыргызстану модернизировать свою промышленность. Дело в том, что за более чем 20 лет независимости Кыргызстан практически стал государством, которое занимается реэкспортом китайской продукции. Это привело к том, что большинство работающих в советское время промышленных предприятий оказалось на грани банкротства и фактически развалилось. В поисках работы более миллиона человек трудоспособного возраста покинули Кыргызстан и опять же в основном переехали в страны Евразийского союза, в Россию и Казахстан. Страна стала на 90% зависима от внешней помощи. Поэтому вступление в Евразийский союз — шанс, во-первых, наладить выпуск экспортной продукции, а такой потенциал у Кыргызстана есть, учитывая, что республика ориентирована на производство сельхозпродукции. Эта продукция в связи с тем, что были введены санкции против России, может быть востребована на российских рынках, а также на рынках Евразийского союза.

Второе. По линии кыргызско-российского фонда развития со стороны России будет направлен 1,2 млрд долларов — эти деньги пойдут на модернизацию промышленного производства. В нынешних достаточно сложных экономических условиях республика имеет возможность получить на безвозмездной основе грантовые средства, для того чтобы как раз запустить конкурентоспособную продукцию на рынках Евразийского союза, а в дальнейшем эта продукция может выйти на рынки Европы, потому что мы видим, что качественное продовольствие достаточно легко реализовать и в Евразийском союзе, и в Европейском союзе, плюс еще Китай — это тоже достаточно большой партнер, который в общем-то готов закупать данную продукцию.

Еще один очень важный момент — это то, что из этих же средств 200 млн долларов предполагается выделить на обустройство границ Кыргызстана. Дело в том, что за 20 лет независимости у государства не было средств на укрепление своих рубежей. Обычно какие-то действия проводились, только если доноры выделяли грантовые средства. С учетом вызовов, которые сегодня существуют для безопасности Центрально-Азиатского региона, обстановка на границе приобретает для Кыргызстана стратегическое значение, и выделение этих средств позволит республике укрепить свою национальную безопасность, потому что безопасность страны начинается как раз с границ.

Как вы считаете, будут ли завершены процедуры по обустройству границ Киргизии к 9 мая, когда страна планирует стать полноправным участником ЕАЭС?

Если мы не навели порядок за 20 лет, за такой короткий срок это маловероятно. Я думаю, что о модернизации пограничной охраны надо будет говорить после того, как мы войдем в ЕАЭС и эти средства поступят. Но по крайней мере это будут уже границы Таможенного союза, и, с одной стороны, это укрепляет безопасность, с другой стороны, я думаю, это будет защита от контрафакта, который в больших количествах за прошлые десятилетия попадал в Кыргызстан через границу с Китаем, Таджикистаном — там тоже был достаточно большой уровень контрабанды.

Могу привести простой пример: год назад швейное производство в Кыргызстане, которое является одним из стратегических, сократилось на 20%, и причиной этому был как раз контрабандный товар, который шел из Китая под лейблом made in KG, но более дешевый и низкого качества. Такой контрабандный транзит нанес значительный урон нашей швейной промышленности. А швейная промышленность на сегодняшний день — один из локомотивов экономики Кыргызстана, ежегодный доход от нее составляет где-то 100 млн долларов. Швейная промышленность также создает рабочие места в стране. Поэтому укрепление границ важно не только в плане безопасности, важно также, чтобы Кыргызстан избавился от контрабандного товара. До 9 мая, естественно, этого не случится, но при вхождении в Таможенный союз, я думаю, ситуация изменится.

Кроме того, у нашего сельского хозяйства не было лабораторий, которые могли бы сертифицировать продукцию аграрного сектора по международным стандартам. В 1,2 млрд долларов заложены средства на открытие таких лабораторий на границах, и это открывает еще большие перспективы для наших сельхозпроизводителей.

С вступлением в ЕАЭС Киргизия будет вынуждена ввести более высокие импортные таможенные ставки, что сильно ударит по реэкспорту китайских товаров, которые Киргизия ввозила на свою территорию по низким пошлинам и перепродавала в сопредельные страны. Как относится к этой перспективе киргизская общественность, ведь для многих это было важным источником дохода?

Здесь надо посмотреть, как китайские производители среагируют. Возможно, учитывая экономические реалии, китайские производители снизят цены на свою продукцию. Я не думаю, что полностью остановится импорт из Китая, он продолжится, но, во-первых, продукция уже будет идти сертифицированная, фабричная, а не созданная непонятно где, а во-вторых, я думаю, здесь много будет зависеть от нашего правительства, оно ведь может вести переговоры по открытию совместных предприятий для того, чтобы китайские инвесторы здесь открывали совместные предприятия, производили продукцию непосредственно в Кыргызстане. Это даст республике пополнение казны и рабочие места.

Дело в том, что начиная с 2008 года в Кыргызстане стало ощущаться снижение реэкспорта — сказался мировой кризис, естественное сокращение в потреблении товаров, которые шли через Киргизию, в том же Казахстане, России и других странах. Поэтому к 2010 году, когда заработал Таможенный союз, наш крупнейший оптовый рынок «Дордой», по сути дела, находится в состоянии живого трупа. Этот же рынок в условиях Евразийского союза может продавать товары местного производства поставщикам в Казахстан и Россию. Это, кстати, уже и на самом «Дордое» понимают, потому что, если говорить об общественности, насколько я помню, более 60% работников рынка «Дордой» — это предприниматели, они поддерживали идею вхождения Кыргызстана в Евразийский и Таможенный союзы и обращались к правительству, чтобы эти процессы были максимально ускорены.

Ранее неправительственные организации Киргизии выступали против вхождения в ЕАЭС, мотивируя свою точку зрения тем, что это приведет к ограничению политической независимости страны. Сохраняются ли такие настроения в стране?

Надо отметить, что у нас достаточно много неправительственных организаций и определенная часть ведет достаточно активную информационную кампанию, можно даже сказать информационную войну, против интеграционного проекта Кыргызстана. Это связано с тем, что заказчики этого проекта находятся вне республики, и потом эти неправительственные организации не представляют бизнес-сообщество, они не представляют производителей, они не представляют сферу услуг, они представляют медийный неправительственный компонент, который через социальные сети в основном действует. Собственно говоря, их аргументы, особенно в части независимости, достаточно легко опровергаются. Почему-то они говорят только о Евразийском союзе, а, допустим, на тему того, что Всемирный банк ежегодно финансирует энергоотрасль, это тоже стратегический объект, выдает кредиты, ставит свои условия, как должна развиваться энергетика Кыргызстана, — оппоненты евразийской интеграции молчат. У них цель — критиковать все, что связано с кыргызско-российским сотрудничеством. Остальные направления сотрудничества — то, что Кыргызстан берет достаточно большие кредиты у западных доноров, — на эту тему оппоненты вообще ничего не говорят и не создают группы «Кыргызстан против Европейского союза», например. Поэтому это чисто идеологический заказ извне, и сами кыргызстанцы прекрасно понимают, что стоит за этой информацией.

Дело в том, что, я еще раз хочу вернуться к теме миграции, сегодня около миллиона кыргызстанцев живет и работает в России. И практически в каждой если не первой, то второй кыргызстанской семье кто-то живет и работает в России. Поэтому кыргызстанцы прекрасно осведомлены, что происходит в России и в чем заключаются основные перспективы страны во взаимодействии с Российской Федерацией.

Еще один важный момент. Если говорить об общественности, это денежные переводы трудовых мигрантов, которые сегодня составляют 30% ВВП. Вхождение Кыргызстана в Евразийский союз решит массу проблем для простых граждан.

Недавно президент Киргизии Алмазбек Атамбаев посетил с государственным визитом пять европейских стран — Австрию, Францию, Швейцарию, Бельгию, Германию. Какова была, по вашему мнению, цель этой поездки?

У этой поездки достаточно интересный месседж, потому что впервые на высоком уровне глава Кыргызстана вел переговоры, которые касались внешнеполитической ситуации на постсоветском пространстве. Потому что, если посмотреть заявления, которые были сделаны Алмазбеком Атамбаевым в столицах Германии и Франции, речь шла об украинском кризисе, и, по сути дела, Атамбаев дал понять, что Кыргызстан после вхождения в Евразийский союз может выступать в качестве посредника и республика может быть переговорной площадкой по урегулированию ситуации, которая складывается вокруг Украины. Это достаточно важный внешнеполитический момент, и президент показал, что Кыргызстан будет придерживаться евразийской интеграции в этих внешнеполитических вопросах.

Вхождение Кыргызстана в Евразийский союз, как я уже говорил, открывает доступ нашим предпринимателям на европейские рынки, если эта продукция будет уже соответствовать международным сертификатам качества, которые заложены в экономических положениях Евразийского союза. Поэтому еще один блок переговоров касался выхода кыргызстанских предпринимателей на рынки Европы через Евразийский союз.

И третий момент. Европейский союз всегда видел в Кыргызстане наиболее демократическое государство в СНГ и Центральной Азии, они относятся к Атамбаеву как к одному из реформаторов, с которым можно вести диалог о своих геополитических интересах в регионе и в Евразийском союзе. Но это опять же связано с тем, что Евразийский союз поднимает внешнеполитический статус нашей республики.

Создается впечатление, что между Киргизией и США в последнее время налаживаются отношения. Например, на днях они упростили схему получения виз, в Киргизии действуют американские НПО. Каковы отношения между Киргизией и США? Настроены ли власти обеих стран на сближение? Не помешает ли эта линия Киргизии сотрудничеству в рамках ЕАЭС?

Я бы не говорил о сближении. Год назад Памела Спратлен, бывшая послом США в Кыргызстане (сейчас работает в Узбекистане), опубликовала статью, где дана критическая оценка усилению взаимоотношений между Москвой и Бишкеком. Поэтому нельзя сказать, что Соединенные Штаты только с позиций лояльности ведут переговоры с Бишкеком, это на самом деле не так. Но они понимают, что идти на таран, в лобовую, против действующего президента республики, выставлять ему какие-то условия — это не будет иметь никакого результата. Поэтому они пытаются проявить определенную гибкость, для того чтобы сохранить свои позиции в Кыргызстане. Они в большей степени за последние годы оказывают финансовую поддержку неправительственному сектору, чтобы поднять свой имидж в глазах общественности. Неслучайна ситуация с визами. Сегодня Вашингтон пытается активно понравиться общественности Кыргызстана, но это связано с соперничеством с Российской Федерацией. Но здесь у Вашингтона меньше шансов, потому что около миллиона кыргызстанцев сегодня живут и работают в России, и благодаря их денежным переводам живут сегодня не отдельные семьи, а целые города и регионы. Поэтому американцам, видимо, надо будет придумывать новые стратегии, как усилить свое влияние.

Что сейчас происходит с военной базой «Манас»? Американские войска ушли или все-таки остаются на ней? Информация в открытом доступе довольно противоречива.

Американские военные вышли, и сейчас на авиабазе находятся части национальной гвардии. Другое дело, что на экспертном уровне много обсуждается расширение деятельности посольства США, начиная с того, что посольство будет больше по площади, они строят новое посольство. Есть версия о том, что те военные, которые занимались чисто разведывательной деятельностью в рамках деятельности авиабазы «Манас», могут плавно перетечь в офис нового посольства и осуществлять мониторинг ситуации не только в Кыргызстане, но и Казахстане, Узбекистане, Таджикистане и Китае, то есть в тех странах, которые с нами граничат.

Какой поддержкой населения пользуется действующий президент Киргизии?

По крайней мере пока попытки оппозиции провести акции протеста «Долой Атамбаева» провалились — собиралось несколько сотен участников как на севере страны, так и на юге страны, некоторые митинги перенеслись на неопределенный срок. Видно, что оппозиция пока не имеет поддержки у населения.
Многое будет зависеть от деятельности не только президента, но и правительства. Важно будет, кто пройдет в парламент, будут ли в парламенте те партии, которые поддерживают курс Алмазбека Атамбаева на интеграцию с Евразийским союзом. Многое также определяет социально-экономическая ситуация, она пока в Кыргызстане остается достаточно непростой. Но по крайней мере критики внешнеполитического курса, который ведет Алмазбек Атамбаев, в кыргызском обществе не видно.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: