shadow

Полет Гагарина — символ, увенчавший героическую славу русского народа


shadow

Юрия Алексеевича Гагарина часто называют символом времени, отражением русского народа, сыном Отечества. И он, безусловно, является символом. Символом не локальным, а глобальным. Еще со времен менгиров, со времен готических соборов человечество стремилось ввысь. И Гагарин как мифологический герой останется в памяти всего человечества.

Воплощал ли Гагарин русский архетип? Безусловно, воплощал, поскольку сама русская идея – космическая, универсалистская. Как бы мы ни любили нашу землю, нашу почву, нашу старину, нашу природу, русский ум, русское сознание стремится вовне. Это великая экспансия, это духовная, материальная экспансия. Недаром на переломе XIX-XX веков родился русский космизм. Это универсальная идея, связанная с освоением иных миров, иных пространств Вселенной, для чего все человечество должно быть «воскрешено». Это идея воскрешения всех умерших и идея великого похода в другие миры, полета на другие планеты.

Эта идея была сформулирована в России одним их потомков князей Гагариных. Вот такое странное совпадение: Николай Федоров являлся потомком князя Гагарина. И вот этот русский парень смоленский тоже имел эту фамилию. Так или иначе, безусловно, Гагарин как символ освоения космоса в таком не прикладном, а глобальном смысле является выразителем именно русской идеи, русской истории.

Любопытно и происхождение Юрия Алексеевича Гагарина, его жизненный путь. И надо сказать, что, конечно, для советского времени подобное не было чем-то удивительным и невозможным. Вертикальные социальные лифты работали прекрасно. И, более того, государство имело механизмы подбора людей под определенные задачи. В этом смысле государство прекрасно сработало, потому что среди летчиков ВВС выбрали очень красивого, молодого, сильного человека с прекрасной улыбкой, которая стала потом тоже знаменитой.

Государство имело механизм выборки, и это тоже один из «уроков Гагарина». Но тут же мы понимаем, что все это — выше вопроса социальных различий, поскольку Гагарин представляет всех: он является представителем всего человечества, всей культуры, не только бедных или богатых слоев, но даже представляет те слои, которые не хотят развития, не хотят космоса, которые хотят доминировать и оставаться в крохотном меньшинстве, поскольку они тоже люди. Как ни странно, но, хотят они этого или не хотят, даже против своих планов будут способствовать тем мощным, крупным тенденциям, которые, так или иначе, выведут человечество за орбиту Земли в эти непознанные, колоссальные, невозможные пространства.

Гагарин был порождением и советского сознания, которое было наполнено идеей всемирной экспансии, всемирного движения, порыва ввысь. Вспомним слова знаменитой советской песни «Все выше, и выше, и выше!», и Гагарин был частью этого процесса, рывка. С другой стороны, он был выразителем того футурологического мышления, которое было свойственно советскому сознанию 30-х годов. Неслучайно еще до войны снимались фильмы про освоение Луны, освоение космоса, и эта космическая эстетика, космическая риторика была свойственна красному проекту, красному сознанию.

При этом, Гагарин является выразителем и чаяний всего мира, всего человечества, поскольку сама культура связана с идеей восхождения и стремления к выходу из существующих рамок.

Гагарин увенчал собой героическую эпоху. Он родился в эпоху героев и был венцом этой эпохи. Он был в череде героев 30–х годов, которые поражали своим трудовым энтузиазмом. Он был в череде героев Великой Отечественной войны, которые жертвовали собой во имя общего, во имя будущего. Он действительно являлся вершиной в этой череде советских героев. Он встал на пьедестале советского пантеона.

Но сейчас совершенно другая эпоха. Героическое не прославляется, оно, наоборот, осмеивается, загоняется в сферу кинематографа, голливуда, лубка или даже китча. Это происходит по многим причинам. У современных молодых людей другие приоритеты, и этот вектор сейчас загашен, он потушен. Космонавтика превратилась в обслугу: это всего лишь обслуживание тех земных процессов, которые здесь происходят: бизнеса, коммуникации, прочего. И в этом смысле космонавтика потеряла свой ореол романтизма, поскольку она не нацелена на выход вовне, на выход на некую новую модель существования людей на Земле. А Гагарин ценен именно в этом, самом важном, не прикладном, не техническом, не прагматическом аспекте.

И, все же, есть фигура, которая сейчас к себе привлекает внимание и является тоже знаковой. Это, конечно же, фигура Федора Конюхова. Сегодня он является тем выразителем русского сознания, неуемного, неспокойного, которое вечно стремится куда-то. Но отец Федор не покидает пределы нашей матери-планеты, движется по ее поверхности, скользит по водам мирового океана или движется, как сейчас, на воздушном шаре. Вот эта фигура, на мой взгляд, каким-то образом может считаться родственной Юрию Гагарину.

В этом году день православной Пасхи совпадает с Днем космонавтики, что глубоко символично. Ведь идеи русского космизма опирались на православную традицию. Идея всеобщего воскрешения всех умерших поколений на Земле, которая провозглашалась Николаем Федоровым, она, конечно, восходит к православному сознанию. В «Символе веры» есть такие строчки: «Чаю воскрешения мертвых и жизни будущего века». И, безусловно, Гагарин в этом смысле является выразителем нашей, русской православной традиции.

Сегодня, когда мы внутренне находимся в очень подавленном состоянии мелочного выживания, когда у нас нет героев, нет мощной доктрины, с помощью которой мы могли бы ломать будущее, взламывать его, нет этого ключа, Гагарин, конечно, для нас очень важен и ценен, поскольку как раз и явился тем самым ключиком, который открыл нам совершенно новую историю. Идея наших оппонентов, которые доминируют сейчас в мире и выстраивают иерархический капитализм, связана с сегрегацией, ограничением рождаемости, с тем, что придется очень жестко ресурсы распределять для жизни на этой планете. Они не верят, что удастся вырваться за пределы земной орбиты. Люди, которые считают себя последователями Гагарина, верят и знают, что другого вектора у нас нет. Иначе мы прокиснем, протухнем, как консервная банка, в войнах за ресурсы. Наше движение – ввысь, «все выше, и выше, и выше!». И этот лозунг – гагаринский, по сути, лозунг, сталинский лозунг – должен стать нашим слоганом на весь XXI век.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: