shadow

«Идет что-то страшное»: жители пригорода Дамаска массово бегут от ИГИЛ


shadow

Сейчас в районе Ярмук под Дамаском идут уличные бои между ИГИЛ и «Сирийской свободной армией» — некогда основной группировкой радикальной оппозиции, которая вынуждена идти на перемирие с властями перед лицом общего врага.

ДАМАСК, 7 апр — РИА Новости, Дмитрий Виноградов. Исламистская группировка ИГИЛ, ранее орудовавшая далеко на северо-востоке Сирии, неожиданно появилась в пригороде Дамаска — лагере палестинских беженцев Ярмук. Сейчас в районе идут уличные бои между ИГИЛ и «Сирийской свободной армией» — некогда основной группировкой радикальной оппозиции, которая теперь вынуждена идти на перемирие с сирийскими властями перед лицом общего врага.

Мирные жители Ярмука массово бегут из района, ставшего зоной активных боевых действий.

Неблагополучная окраина Дамаска

Центр Дамаска похож на обычный ближневосточный мирный город: работают магазины, гудит хаотично передвигающийся поток машин. Время от времени, над городом пролетает военная авиация — самолеты летят бомбить Ярмук, пригород Дамаска. Раздаются взрывы, из Ярмука поднимается густой черный дым. Горожане, впрочем, к такому фону своей «мирной» жизни давно привыкли, как привыкли к минометным разрывам и к военным блокпостам на каждом шагу.
На юге, ближе к району Ярмук, картина за окном автомобиля постепенно меняется. Армейских блокпостов становится все больше, военные на них — все строже. Улицы становятся беднее и грязнее — это неблагополучная окраина Дамаска.

Когда-то Ярмук был палаточным лагерем палестинских беженцев. Он появился в конце 40-х, после провозглашения государства Израиль. Однако за десятилетия в районе выросли обычные многоэтажки, мечети и магазины. Его население приблизилось к 120 тысячам. По сути, теперь это полноценный микрорайон. Его жители ездят в Дамаск на работу и на учебу. Сирийские власти пытаются интегрировать жителей в общество: например, действует норма, по которой каждый десятый госслужащий должен быть палестинцем. Есть своя квота и на учебу в вузах.

Но именно здесь, в бедных районах, экстремистские идеи гораздо популярнее, чем в современном центре Дамаска. Полиция и армия предпочитают не соваться в эти грязные переулки, зато исламистское подполье здесь чувствует себя как дома. Именно здесь — база «Сирийской свободной армии». Однако в последнее время ей не до войны с официальным Дамаском — в Ярмуке появились боевики ИГИЛ, и ССА неожиданно увидела в режиме положительные стороны.

Откуда пришло ИГИЛ, здесь никто четко ответить не может: ближайшие позиции «Исламского государства» находятся примерно в 150-200 километрах к востоку от Дамаска, на окраинах провинций Хама и Хомс. В Ярмук они проникли, судя по всему, отдельными диверсионными группами, возможно, с сопредельных территорий. А потом произошло самое неприятное: как рассказывают местные жители, присягу ИГИЛ приняли отряды «Джебхат Ан-Нусры» (еще одно экстремистское движение), а также выходцы из палестинского движения ХАМАС.

«Теперь они нас предали и переметнулись на сторону ИГИЛ», — заявляет один из офицеров на блокпосту. В результате ИГИЛ оказалось в пригороде Дамаска.

«Жить в Ярмуке стало невозможно»

Автомобилей на дорогах становится все меньше и меньше. Зато стоит бронемашина. Вот, наконец, последний перед Ярмуком армейский

блокпост. Территория отмечена сирийскими флагами и портретами президента, чтобы никто не сомневался, кто сейчас контролирует этот район. Через пост медленно просачивается очередь из женщин в хиджабах, детей и стариков. Армия выпускает из района только их — ведь под видом мужчин-беженцев из района в тыл сирийской армии могут проникнуть диверсанты.
Большинство беженцев — с огромными сумками и пакетами, набитыми нехитрыми пожитками. «Жить в районе стало невозможно. На улицах постоянные бои между ИГИЛ и «Свободной армией». Воды в районе нет, света нет. Нам страшно», — рассказывает одна из беженок. Она говорит, что взяла из дома только самое необходимое.

Еще одна женщина средних лет тащит огромный чемодан. Она рыдает. «Там осталась моя дочь со своими детьми. Они отказываются уходить. В дом попала ракета, погиб мальчик, мой внук», — плачет она. Женщина решила выходить из Ярмука в одиночку.

Военные досматривают вещи и документы беженцев. Для досмотра женщин — отдельная палатка, обыск в них ведут женщины-военные.

«Слишком дикие даже для ССА»

В последние месяцы между официальным Дамаском и группировкой «ССА» действует перемирие. Власти несколько раз объявляли амнистию для сдавшихся боевиков. В стране действует так называемая «программа национального примирения»: любой боевик может сложить оружие и, если его участие в расстрелах мирного населения не будет доказано, избежать наказания. В частности, Талал Барази, губернатор провинции Хомс бывшей когда-то местом самых ожесточенных боев, заверил нас, что из двух тысяч боевиков, согласившихся на примирение, уголовное наказание получили только 17 человек. Остальные вернулись к мирной жизни.

«То, что делает ИГИЛ, для нас неприемлемо. Мы выступаем за мир между народами и культурами. Мы за цивилизацию и культуру. А они хотят уничтожить всех, кроме суннитов. То, что они делают — это настоящий ужас, дикость», — рассказывает на блокпосту один из лидеров «ССА», шейх Салех, который выступал переговорщиком между группировкой и регулярной армией. Радикалы устраивали на шейха уже три покушения, он получил несколько осколочных ранений.

В отличие от так называемой «вооруженной оппозиции», в которой воюют в основном граждане Сирии, в рядах ИГИЛ тон задают иностранцы — фанатики-джихадисты, приехавшие в Сирию со всего мира. «Но сейчас иностранцев там не так много. В основном арабы. Но я думаю, они готовят почву для других. Идет что-то страшное. Оно поднимается из глубин лагеря Ярмук», — говорит боевик ССА, который не прочь получить защиту от военных. А еще несколько месяцев назад эти люди могли смотреть друг на друга только через прицел и разговаривали на языке автоматных очередей.

«Никто не думал, что будет такое»

На первом блокпосту ССА стоят молодые парни, без оружия. Столпившиеся здесь беженцы окружают Салеха. «Когда нас пропустят? Тут

Боевики ИГ захватили большую часть лагеря беженцев «Ярмук» в Сирии
военные так долго документы досматривают. Почему нет автобусов? Почему мы идем пешком? Почему не привезут воды?» — беженки засыпают его вопросами. Салех пытается их успокоить. «Вам вообще никуда идти не надо, ближайший приют для беженцев — в школе в Бабилле. Идите все туда», — объясняет он. «Мы не хотим тут оставаться! Тут опасно! ИГИЛовцы вырежут нас!» — кричат женщины.

Второй пост ССА выглядит уже серьезнее — здесь стоят люди с автоматами. Фотографировать себя не разрешают. «Никто не думал, что будет такое», — признается один из боевиков. Они заявляют, что не складывают оружие, потому что теперь нужно воевать с ИГИЛ, защищаться, а армии не доверяют.

К блокпосту подъезжает машина. Это еще один местный авторитет — шейх Анас. Он возил в клинику одного из боевиков ССА — своих больниц у них так и не появилось, поэтому ездят лечиться к государству. Мимо блокпоста проезжают две государственные машины «скорой помощи» — едут в Ярмук, чтобы вывозить раненых бойцов.

«В Ярмуке был митинг местных жителей — они вышли с протестом против ИГИЛ. ИГИЛовцы открыли по митингу огонь из автоматов и даже минометов, 15 человек погибли, 70 получили ранения. В том числе наши бойцы, охранявшие митинг», — рассказывает шейх Анас. Одного из бойцов, получившего осколочные ранения, он возил в госпиталь.

Откуда-то вновь доносятся автоматные очереди и взрывы — это боевики ССА вступили в перестрелку с исламистами из ИГИЛ. «За несколько дней мы потеряли уже 20 бойцов», — добавляет шейх.

За два часа очередь на блокпосту не уменьшилась — беженцы продолжают прибывать из глубин лагеря Ярмук, убегая от нового страшного «зверя».

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: