shadow

Как слабый юань сделал сильным Китай

В предыдущей статье, мы рассматривали причины и последствия первых девальвационных войн между США и остальным миром. В данной статье, мы рассмотрим уже совсем современные события, начиная с конца 90-х годов


shadow

9р

Так же, как и в России после кризиса 1998 г., в азиатских странах одним из последствий кризиса 1997 г. явлилась существенная девальвация их национальных валют против доллара (в Таиланде, к примеру, на половину, как и у нас в текущем кризисе). То, что являлось непроизвольным результатом кризиса, и по началу воспринималось населением этих стран чуть ли ни как катастрофа, вскоре стало благом для этих экспортоориентированных экономик.

Начиная с 1998 г., экспорт азиатских стран в США рос стремительно, и в то же время, отрицательное сальдо торгового баланса США столь же стремительно выросло – с 50 млрд. долл. в 1998 г. до 216 млрд. долл. в конце 2006 г. Тогда, в докризисные времена, американцы не очень жаловались на это – мол, и заветам свободной экономики соответствует, и для американский потребителей во благо – товары покупают дешевые. Тот факт, что американские потребители начинали лишаться рабочих мест из-за растущего засилья импорта, не слишком беспокоил американские власти в те годы – ведь купить импортные товары они могли в кредит, взятый из долларов, заботливо напечатанных ФРС (задолженность домохозяйств достигла 94% от ВВП США в 2007г.). Тем не менее, именно в конце 90-х, когда глобализация привела к стремительному росту мировой торговли, и соответственно, вырос потенциальный выигрыш от «льготных» условий доступа к мировой торговле, конкурентная девальвация вновь становится актуальной.

Поэтому, в эти же годы, начался и другой, гораздо более значимый, виток в глобальных девальвационных войнах – конфронтация Китая с США. Все было очень просто. Американцы обвиняли Китай в том, что тот держит уровень юаня искусственно заниженным, преследуя, таким образом, классическую меркантилистскую стратегию — экспортировать как можно больше и максимально ограничивать импорт.  К 2012 г., китайский экспорт в США составлял 425 млрд. долл., в то время, как импорт из Америки составлял всего лишь 110 млрд. долл. Китай решительно отрицал все обвинения, закупая тем временем до 500 млрд. долл. в валюте, лишь бы снизить курс юаня. Американцы подсчитали, что в 2000-х годах, они потеряли около 2,9 млн. рабочих мест в промышленном секторе, в основном из-за конкуренции со стороны таких стран, как Китай, и в это же время, американские компании создали около 2,4 млн. рабочих мест за рубежом. Дело доходило до того, что Палата Представителей США требовала ввести санкции (да-да, и здесь мы не первые) против Китая из-за его «нечестной» конкуренции.

Конфликт еще не исчерпан, хоть последние годы китайский юань и имеет тенденцию к росту против доллара. США, которые во многом сами и способствовали «китайскому чуду» в конце 70-х и начале 80-х, когда это было продолжением политики Никсона, направленной на построение отношений США с Китаем в ущерб СССР, сейчас начинают немного жалеть, о том, что они вызвали в жизнь такого промышленного гиганта. Но джинна обратно в бутылку не вернешь, и тот огромный вес, который Китай приобрел в результате своего промышленного развития, всего за последние тридцать лет, вынуждает к нему прислушиваться. В конце концов, против страны, которая в 2013 г. торговала на 4 трлн. долл. гораздо сложнее ввести санкции, чем против страны, ВВП которой равен чуть больше половины этой суммы (это про нас с вами, уважаемые соотечественники).

Нельзя не отметить, что Китай достиг столь значительного успеха, решительно наплевав на все монетаристски-либеральные рецепты. Экономикой необходимо заниматься постоянно, в ручном режиме, и именно в ручном режиме Китай и сдерживал юань все эти годы. Этим Китай разительно отличался от тех стран, которые последовали рекомендациям дать «рынку все устроить». В 2013 г., китайский экспорт достиг 2, 2 трлн. долл.!

Впрочем, не станем говорить, что для США торговля с Китаем является исключительно ущербным бизнесом. Тем более, что сейчас, когда Россия в условиях санкций стремительно налаживает торговлю с Китаем сама, нас часто самих пытаются попугать тем, что китайцы нас «поглотят». Во-первых, выгоду для рядовых потребителей от дешевого импорта никто не отменял. Было подсчитано, что если бы не импорт из Китая, то годовая инфляция в США в 2000-х была бы в среднем на 2% выше. Во-вторых, в каждом китайском товаре, импортированном в США, есть и немалая доля американского. К примеру, было подсчитано, что около 70% стоимости каждого айфона, импортированного из Китая в США, оседает в американских карманах – так как патенты на большую часть компонентов принадлежат американским компаниям. В нынешние времена, когда такие российские компании, как Йотафон подвергаются нападкам, за то что их продукцию производят за рубежом, было бы полезно об этом напомнить. В-третьих, для торговли с США Китай вынужден держать немалые резервы долларов, чем невольно помогает поддерживать стабильность финансовой системы США.

Какие выводы можно сделать из всего вышеизложенного? Старые, добрые, «устаревшие» доктрины вроде меркантилизма могут вполне эффективно решать задачи, которые существуют и в наши времена. Для России все еще актуальна проблема того, что у нас слишком часто надеются на то, что мы введем в действие некую «правильную» реформу или идеологию, а дальше она сама за нас рыбачить будет. Опыт Китая наглядно доказывает обратное. Опыт же США говорит о том, что не надо бояться торговли с Китаем – это может быть действенным инструментом решения национальных задач, если им аккуратно, но решительно пользоваться. Главное же  — девальвация, в современном мире, может быть сильнейшим способом прироста национального благосостояния.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: