shadow

Как Китай справился со своим майданом


shadow

В 1989 году США попытались осуществить в Китае то, что в 2014 году у них получилось на Украине. Но в руководстве КПК нашлись те, кто не дрогнул и отдал приказ на применение силы против боевиков и потерявших разум толп распропагандированных студентов. Результат налицо — Китай по прошествии 25 лет признанный мировой лидер. Санкции, введенные против него давно стали историей. А не будь в руководстве Китая Дэн Сяопина не было бы и сегодняшнего Китая. То есть территория то была бы, был бы и народ, но не было бы той мощи и тех перспектив, которые сегодня открываются перед китайцами. Китай не променял будущее своих детей на «американскую свободу».

Об этом рассказывает материал, который я не мог не разместить у себя.

Оригинал взят у periskop в Китайский майдан-89 и его могильщик Дэн

 

Сегодня исполняется 25 лет концу неудачливого китайского Майдана — событиям на площади Тяньаньмэнь.

Так же, как и сегодняшние украинские события для Украины, Тяньаньмэнь-1989 стал важнейшей точкой бифуркации для Китая, имеющей стратегическое значение в перспективе десятилетий. Если бы обобщённые «китайские студенты» тогда победили, Китай бы ждало примерно то же самое, что и Советский Союз вчера, а Украину сейчас — крах экономики, распад страны по различным линиям разлома, бурление страстей, да и возможно, гражданская война. И конечно, сотни тысяч трупов, как следствие событий, помноженное на масштабы Поднебесной.
Однако ничего этого не состоялось. «Студентов-няшечек» после месяца увещеваний в роковой день 4 июня (но, как оказалось, счастливый для государственности Китая!) закатали танками в асфальт, площадь была залита кровью, Китай подвергся разнообразным западным санкциям, но великая страна пошла своим путём, не оглядываясь более на лукавых «советчиков, желавших добра».

 

Теперь китайцы говорят спасибо неприметному карлику с ростом 157 см, который ранее сумел удалить китайского Горбачёва-1 с высшего поста (Ху Яобана), а затем справился и с Горбачёвым-2 в ходе событий (с Чжао Цзыяном). Звали карлика Дэн Сяопин. Итак, роль личности в истории — проявленная самым ярким образом. Увы, у Советского Союза своего Дэна не нашлось, и его судьба на весах истории оказалась печальной. Тем более такого лидера не нашлось у вороватого осколка СССР, постсоветской Украины. Её судьба тоже незавидна.

Впрочем, ладно. Давайте посмотрим на китайский майдан, который завершился победой его врагов — и этим дал китайской государственности великий шанс на стабильное развитие единой страны.


2. Для китайцев началось всё ещё в середине апреля 1989 г., сразу после смерти китайского Горбачёва — Ху Яобана. Тогда десятки тысяч вышли на демонстрацию, а затем был основан постоянный палаточный городок на главной площади столицы (технология ничего вам не напоминает?).

3. К моменту визита в Китай советского, аутентичного Горбачёва (15 мая), на площади и около неё находилось уже около полумиллиона человек. Идеал советской Перестройки весьма вдохновлял демонстрантов, и они ждали этого визита. Никто пока ещё не знал, что идеал этот порченый, с изьянами, и благими на первый взгляд намерениями приводит страну прямиком в Ад.

4. …

5. …

6. …

7. …

8. Жгут правительственные листовки с увещеваниями.

9. Строится Богиня Демократии.

10. …

11. Последние штрихи на лице Демократии.

12. …

13. Увещевали демонстрантов даже с вертолётов, сбрасывая листовки.

Однако бесполезно. События только разрастались.
И лишь немногие понимали, что договориться с демонстрантами в данном случае нельзя.
Ставка — единое государство и его судьба. Ни больше и не меньше.

14. …

15. …

События на площади сопровождала и ожесточённая борьба в высших эшелонах власти.
Китай мог пойти по пути перестроечного СССР, если бы победила линия Чжао Цзыяна, который сочувствовал студентам и допускал возможность политических реформ. Он даже успел в ходе горбачёвского визита пообщаться с генсеком КПСС, и они нашли в этом вопросе общий язык.

Но сразу же после окончания визита Горбачёва (19 мая) Чжао был отстранён от власти, 20 мая в Пекине было введено военное положение, а 3 июня к преддвериям площади подошли воинские части НОАК. Сперва они пробивались к ней в невооружённом варианте, и «студенты» успели сжечь несколько десятков единиц техники:

Танки НОАК под обстрелом пробивались через баррикады из автобусов, грузовиков и тракторов, другие демонстранты использовали стальные балки из колесоотбойников, чтобы разрушить гусеницы бронетехники. Когда машины оказывались обездвиженными таким образом, протестующие взбирались на броню и закрывали воздухозаборники двигателей одеялами, пропитанными бензином, которые поджигали. Брошенная техника препятствовала дальнейшему продвижению НОАК.

Премьер–министр Сингапура Ли Куан Ю в своей книге «Сингапурская история» цитирует слова Ху Пина, министра торговли Китая: «На следующий день после инцидента он лично проехал по улице Чанъань Роуд, и на всем протяжении от Военного музея до комплекса для приема гостей Дяоюйтай и видел дымившиеся остатки 15 танков и бронетранспортеров.

16. Военные окружили периметр.

17. «Онижедети» курочат военную технику.

18. …

19. Опъяняющая радость от победы на военно-партийным монстром.

20. Распропагандирование военных.

21. Бросают на уязвимые точки одеяла с бензином и коктейли Молотова. Военные не вооружены и противопоставить ничего, кроме рукопашной, пока не могут.

22. …

23. Техника партократов горит.

24. …

Наконец, в ночь на 4 июня было принято принципиальное решение очищать Тяньаньмэнь силой оружия и всеми доступными средствами.
Приказ армии отдал Председатель Центральной Военной Комиссии ЦК КПК Дэн Сяопин.

25. …

26. Танки утюжат оставшееся пространство.

27. Останки людей и велосипедов.

28. …

К началу дня 5 июня 1989 года всё было кончено.
Китай прошёл критическую точку бифуркации и получил Шанс на стабильное развитие.
Как мы сегодня, спустя четверть века, знаем — свой шанс он не упустил.

Цена за сохранение государства и его перспектив оказалась умеренной — 200-250 жертв и ок. 7000 раненых. Американские и диссидентские круги насчитывают «небесную тысячу» (1000—1500 жертв), но и это сейчас представляется приемлемым, учитывая страшную альтернативу для всей страны, в случае победы китайских майдановцев.

29. Коротышку Дэна некоторое время (около 2,5 — 3 года) круги пекинской интеллигенции, креативного класса китайской столицы и университетские круги ненавидели — «…он убил наших детей!».

Однако ситуация стала постепенно меняться в 1992—1993 году. Когда они на примере Советского Союза увидели, к чему могла привести другая линия поведения в период политического кризиса. Так, как мы сегодня на примере Украины читаем учебник майдана и его следствий в реальном времени, тогда китайцы с изумлением читали другой учебник — распад соседнего СССР, первого социалистического государства мира. После этого действия Дэна у бывших китайских майдановцев стали получать другие оценки, а влияние его выросло до огромного.

30. Вот тут они все вместе (1984 г.) — представители двух линий развития. Одна вела к величию и процветанию Поднебесной, вторая вела к распаду страны и дезинтеграции. Слева — Чжао («Горбачёв-2»), посередине Дэн («Молотов»), справа Ху Яобан («Горбачёв-1», смерть которого и дала толчок событиям).

Вопреки распространённым заблуждениям, победа Дэна в партийном споре вовсе не была предопределена изначально.
Его оппоненты занимали высшие посты — скажем, Ху после отстранения наследника Мао, Хуа Гофэна, был не только Генсеком ЦК КПК, но и в начале пути — Председателем ЦК КПК, наследуя должность Мао. Чжао Цзыян тоже занимал пост Генсека, до своего отстранения. И лишь огромное влияние Дэна, опиравшегося на ветеранов Великого Похода, смогло постепенно переломить ростки «перестройки» в Китае, и убрать в политическое небытиё местных политических перестройщиков.

Что было дальше, мы знаем. «Четыре модернизации» под жесточайшим политическим контролем аппарата КПК, контроль партии над всеми политическими процессами — и смелые экономические эксперименты. Но, партия не упускала рычагов контроля ни над армией, ни над государством. Страховкой от политической турбулёнтности страны был корпус ветеранов КПК, выполнявший функцию контроля и балансировки внутри страны.

31. Дэн и Маргарет. Последний визит «железной леди» в Китай перед отжатием Гонконга в Поднебесную.

32. Сегодня смело можно сказать, что «китайский путь» (реформы в экономике, полный контроль над политикой) оказался стратегически грамотным решением, а перестроечный путь Горбачёва (реформы в политике, хаос в экономике) обернулся для страны сошествием в никуда. Что поделать — задним умом, спустя много лет, мы все крепки. А вот понять ситуацию в момент кризиса и принять трудное решение — не каждому дано.

Так что помните уроки Тяньаньмэнь-89.
Если ещё не поняли — не поздно осмыслить.
Они сверх-актуальны и спустя 25 лет.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Комиссар НКВД    

    Я говорил, говорю и буду говорить — если б в Киеве по майданутой толпе открыли жесточайший шквальный огонь из крупнокалиберных пулеметов на поражение без предупреждения, а выживших заставили под конвоем автоматчиков из «Беркута» вручную убирать площадь — Украина еще существовала бы.

    0

Добавить комментарий

Войти без регистрации: