Информационная война

США пока выигрывают информационную войну

17р

Вспомним белый порошок, которым размахивал МО США Пауэлл. Информационная волна, вовремя запущенная по этому поводу, и полное отсутствие информации из другого лагеря предрешило судьбу Саддама Хусейна и Ирака. Безусловно, это был всего лишь повод, но его наличие и отсутствие противодействия предрешило результат задолго до того, как заговорили пушки.

Способы и методы информационных войн постоянно усовершенствовались и дополнялись. Социальные сети, стримы, блокировка доступа пользователей и многое другое. Это все то, что было создано и использовано штабами информационных войск только в последнее десятилетие.

Что интересно. Все исследователи сходятся во мнении, что технический прогресс в военном деле остановился. Не согласен. Да самолеты, танки, корабли, артиллерия, стрелковое оружие выпущенные десятки лет назад (зачастую даже 50 лет назад) еще считаются вполне современными. В 19-м, а тем более в 20-м веке это было бы невозможно. Что изменилось? Ничего. Просто войны и оружие стали другими. Информационные технологии, которые бурно развивались в последние десятилетия 20-го века превратили их в грозное оружие. Зачастую все теперь решается не на поле сражений, а в виртуальной реальности где «части» противника обмениваются ударами даже не подозревая о том, то могут находится в одной комнате, здании, городе, стране.


То есть мы должны понимать, что сейчас нет четкого разделения на наши/не наши исходя из национальности, социального положения или вероисповедания. Возможность дистанционно, а главное быстро влиять на умы противника (населения, солдат, руководство) стало чуть ли не важнее, чем наличие современных ВС или экономического потенциала. Поэтому я считаю информационную безопасность страны, основой современной концепции безопасности любого государства, наряду с экономикой, вооруженными силами, спецслужбами и т.д.

Как же этот компонент проявил себя на полях гражданской войны на Украине?

Для начала немного предыстории  и теории. Сам термин, как и инструменты гибридных войн, были придуманы в США. Они же, вопреки всеобщему технологическому застою, бурно развивали сегмент «информационных технологий». Цель стала очевидной уже в конце 90-х, когда безжалостное уничтожение Югославии стало следствием тотальной информационной блокады и навязывания своего видения ситуации всему миру. Далее было 11 сентября 2001 года. Афганистан, Ирак и т.д. Каждый новый конфликт подтверждал правильность выбранного США пути. Их превосходство было тотальным, всеподавляющим. Именно поэтому никто не мог ничего противопоставить американской военной мощи в первое десятилетие 21 века. Даже наличие значительного военного потенциала нивелировалось мощной информационной атакой, дезорганизацией тыла, деморализацией населения, что всегда приводило к одному и тому же результату. Иногда даже и без применения обычных ВС.

Мощь транснациональных информационных сетевых ресурсов особенно ярко была продемонстрирована начиная с 2003-2004 годов. Вторая Иракская война (СNN и канал «Аль-Джазира»), первые цветные революции (интернет-журналистика). В целом стратегия и тактика применения этого оружия уже к данному времени сложились и приняли те формы, к которым мы уже начали привыкать.

Отставание нужно было ликвидировать.

Именно это стало причиной появления аналогичных «вооружений» и в России (в других странах тоже, но они нам пока неинтересны). Причем, с созданием глобального транснационального ТВ, Россия отстала на десятилетие (1996-год «Аль Джазира» и 2005 год – «Раша Тудей»), то социальные сети были освоены с «отставанием» всего на год (2005 год превращение ФБ собственно в социальную сеть и  2006 — «ВК», «Однокласники»).

И это принесло результат. Война в Сирии показала, что с единоличным доминированием США в информационной войне покончено. С большим трудом, но России удалось отстоять своего стратегического союзника, пусть и путем страшной и долгой Гражданской Войны в стране.

Проблематика нынешней войны иная. Сирию российские информационные войска отстаивали в основном во внешнем информационном поле. Борьба с противником внутри зоны конфликта, а тем более на своей территории стало их новым испытанием на прочность.

Постановка проблемы.

На театре войны (пока это в основном Россия, Украина, Европа) есть две мощные информационные группировки. Российская и американская. Начальные позиции выглядели следующим образом.

Российская группировка контролировала значительную часть информационного пространства внутри страны: все телеканалы, до 70-80% сегмента транснациональных информационных ресурсов (сайты, социальные сети), что позволяло держать ситуацию под полным контролем. На Украине телевизионный контроль был разделен. Традиционно сильное влияние российские каналы имели над Донбассом и менее значительное на Юго-Восток. Центр и Запад Украины был в большей степени под Американцами. В интернет сегменте до 30% транснациональных сетей (в основном Юго-Восток) были за Россией, до 70% за США. В Европе Россия могла доносить свою позицию только посредством РТ (Раша Тудей) и русскоязычного эмигрантского сегмента социальных сетей, которые составляли исчезающее меньшинство.

Американская группировка прочно удерживала ситуацию в Европе и имела неплохие перспективы на Украине в виду свершившегося переворота и могла проводить довольно мощные информационные компании внутри России, благодаря сегменту 20-30% в социальных сетях и иных интернет — ресурсах.

Ход войны.

США ожидаемо начали зачистку информационного поля Украины. Российские информвойска были полностью вытеснены из пространства Украины в сегменте ТВ и частично потеряли социальные сети. В то же время крымские события  переросшие в «Русскую Весну» на какое-то время практически уничтожило влияние США на информационное поле России.

Наиболее упорной и непредсказуемой была борьба за Европу. Европа так долго была под тотальным контролем американских СМИ, что любые значительные подвижки казались абсолютно невозможными. Но… Кризис, переросший в войну на Украине, а затем и последствия санкций, наложенных США и на Россию, и на Европу (фактически это так), сначала пошатнули гегемонию Америки, а затем и дали почву к бурному росту антиамерикаских настроений в головах европейских обывателей. Тотальна ложь проамериканской пропагандистской машины была столь очевидна, что люди стали искать альтернативу. И очень быстро ее нашли … в том числе и в «информационных войсках России», которые на протяжении 2014 года месяц за месяцем «откусывали» европейскую аудиторию. Именно это в конечном итоге стало причиной дрейфа позиции Европы по отношению к украинской гражданской войне.

Между тем на российском фронте войны в конце 2014 года начали происходить «неприятные» изменения. Эйфория прошла. Кризис, пусть и не так очевидно, как на Украине, чувствуется, что делает информационное поле восприимчивым для «новых идей». И эти «новые идеи» пришли в интернет сегмент (тотальный контроль над ТВ сектором Кремль не упустит). Окружение России огненным кольцом фронтов будет происходить и в информационном поле. Любое антиправительственное движение поддерживается в том числе и информационно, на что не жалеют ни сил, ни средств.

Что бросается в глаза.

1. Формат канала РТ («Раша Тудей») позволил ему пробраться на практически закрытый телевизионный  рынок Европы  (и даже США). Можно уже уверенно сказать, что информационный прорыв на запад совершен и он будет только расширяться. Не будь нынешнего украинского кризиса, это продвижение не было бы столь стремительным.

2. В то же время нельзя не отметить некоторую консолидацию всех антиправительственных интернет ресурсов внутри России, которые видеть в одном проекте как-то непривычно (белоленточники, «патриоты», фашисты и т.д.), но логично в виду сложившейся ситуации. Их усилия направлены на то, чтобы, создав условия геополитического поражения на Украине, расшатывать ситуацию в России. А заокеанские «партнеры» обязательно этим воспользуются для окончательного и бесповоротного решения «русского вопроса».

Источник

По теме:

Комментарий

* Используя эту форму, вы соглашаетесь с хранением и обработкой введенных вами данных на этом веб-сайте.