shadow

Саудовской Аравии придется поднимать цены на нефть


shadow

13р

Разгоревшиеся в последние месяцы в отечественной блогосфере и оппозиционных медиа жаркие словесные баталии относительно «лапотной» и «ватной» России, которая настолько зависит от экспорта углеводородов, что малейший чих арабских монархов и их покровителей в Вашингтоне способен свалить действующую власть, как-то заслонили факт, который либеральные «эксперты» напрочь предпочитают не замечать.

Речь идет о критической зависимости самих арабских деспотий Персидского залива от продажи нефти и довольно крупных социально-политических и религиозно-этнических проблем, которые до недавнего времени купировались лишь масштабным вливанием нефтедолларов. На днях, новый король Саудовской Аравии Салман как раз выступил с программной речью, обозначившей основные вехи его будущего правления и признав наличие тревожных тенденций во внутриполитической жизни королевства о которых наблюдатели говорили еще во времена его предшественника и которые в свою очередь в немалой степени вызваны нарастающими бюджетными сложностями государства, на фоне необходимости поддержания большого госаппарата, армии и служб безопасности. Все это, вполне вероятно, вынудит саудитов принимать неприятные для своих вашингтонских покровителей решения.


Король Салман, по сути, впервые признал факт наличия существенных внутренних проблем, которые помимо падающих цен на нефть осложняются этно-конфессиональными расколами внутри страны.  Не секрет, к примеру, что население Восточной провинции Саудовской Аравии, в которой добывается львиная доля саудовской нефти, является преимущественно шиитским, и по этой причине, во-первых, в некоторой степени поражено в правах и не имеет возможности влиять на распределение нефтяных доходов, а во-вторых, естественным образом ориентируется на Иран, что не может не отражаться на усилении внутренней нестабильности династии саудитов.

Купировать эти проблемы могут в случае с Саудовской Аравией только высокие, по сравнению с нынешними, цены на нефть.

А бюджет королевства, напомню, сверстан, исходя из среднегодовых показателей в районе 80 долларов за бочку сорта Arab Light». Естественно, что Салман завел разговор о некотором аналоге импортозамещения, то бишь формирования некоей модели экономики, не столь сильно завязанной на экспорт нефти. Тут стоит напомнить, что либеральный миф, о тождестве экономик России и нефтедобывающих монархий Персидского залива, мягко говоря, не выдерживает никакой критики. Так, по данным на 2012 год доля экспорта нефти в ВВП России составляет 9% — против 45% в структуре ВВП Саудовской Аравии. То есть саудиты зависят от экспортных цен на углеводороды ровно в 5 раз сильнее, чем мы. Именно поэтому, при всех своих потугах создать в пустынной стране, из развращенного нефтяной халявой местного населения какое-то подобие современной экономики не получится – государство попросту рухнет раньше, чем это гипотетическое светлое будущее настанет.

И вот тут-то и наступает час икс для Саудовской Аравии, ее правящей династии и для всех стран сообщества ССАГПЗ — (Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива). У Салмана по сути есть только два пути, по которым можно реально, а не виртуально начинать выправлять ситуацию. Во-первых, королевство, благодаря своей существенной доле на рынке может начать постепенно ограничивать  темпы роста или даже вообще сокращать добычу нефти на собственной территории, понуждая к этому же тесно связанные и зависимые от себя аравийские монархии Залива. Этот путь, в общем-то, поддержат и другие члены нефтяного картеля ОПЕК, та же Венесуэла и Иран. Конечно, это не позволит саудитам окончательно вытеснить с рынка сланцевиков, но, по крайней мере, будет способствовать стабилизации бюджета и сглаживанию социальных проблем. Этот вариант вполне устраивает и Россию, так как поддержит и нашу экономику и позволит не тратить государственные резервные фонды. Хотя для нас и нынешняя цена, как показывает практика, не смертельна, пусть и не вполне комфортна, в основном по причине необходимости крупных инвестиций в разведку новых месторождений. В любом случае, нефти в мире больше не становиться, и в долгосрочной перспективе она будет только расти в цене.

Однако у саудитов есть и второй путь – открыть собственную многомиллиардную долларовую кубышку и попытаться залить социально-экономический кризис в стране накопленными нефтедолларами. А что означает трата резервных фондов, номинированных в долларах? Такого рода активы хранятся в виде американских казначеек – «трежерис». Распечатывание саудовских фондов будет серьезным ударом по мировой долларовой системе, так как выбросит на рынок десятки, если не сотни миллиардов не обеспеченных ничем долларов в виде «трежерис». Тоже неплохой для России сценарий, так как это будет означать еще большее падение доверия к американской валюте и «отвязыванию» от нее все более крупных сегментов мировой экономики.

Короче говоря – куда ни кинь, везде клин. В итоге сейчас в районе Персидского Залива и в столицах аравийских монархий будут разворачиваться крайне интересные события. Вполне возможно, что у короля Салмана окажется вдруг крайне слабое здоровье, благо принцев в ряду наследования несколько сотен. Или вдруг распоясавшиеся ИГИЛовцы решат пощупать за причинные места саудитов. Или вдруг резко активизируются какие-нибудь очередные борцы за свободу и сторонники еще более чистого ислама, нежели исповедует ваххабитская династия ас-Саудов. В любом случае становится понятным одно – попытки с помощью саудитов манипулировать ценами на нефть, что открыто признают сами американцы, вполне могут закончиться грандиозным крахом этой внешнеполитической авантюры, с результатирующим существенным ростом цен на углеводороды, усилением фрагментации долларовой зоны и возможным социально-политическим хаосом в стане самих «вершителей» нефтяных судеб мира.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: