shadow

Анти-Таиланд или январское путешествие в Якутию

В продолжение кризисной темы, еще один гостевой пост от моего друга Виталика, но совсем не про эмиграцию


shadow

В моей статье про то, что зимовки в Таиланд никуда не денутся в долгосрочной перспективе, в комментах зашла речь про внутренний туризм.

Я бы сам тоже хотел, чтобы он развивался, ибо люблю куда-нибудь с палаткой поехать, да условия порой чересчур дикие (мало кемпингов, нет паркингов и тд), а в популярных местах так загажено, что в природу не получается погрузится. Тем не менее по России путешествовать можно и нужно. Как вам поездка зимой в Якутию вместо тропиков, в -50 градусов вместо +30?

Часть первая. Якутск.
В прошлом году купился я на распродажу Аэрофлота и взял на январские праздники билеты из Москвы в Якутск по очень выгодной цене. В результате получилось короткое, но весьма познавательное путешествие, впечатлениями от которого по просьбе владельцев ресурса я с удовольствием здесь поделюсь. Впереди будет рассказ про Якутск, Ленские столбы, Полюс холода, и много чего еще.

Итак, день первый. Ранний прилет в Якутск, в 5 утра. Аэропорт встретил (точнее, не встретил) полным отсутствием свободных такси. Через несколько минут мне повезло, и удалось ухватить машину, которая приехала в аэропорт с первыми пассажирами обратного рейса. На вопрос «Сколько?» водитель ответил: «Сейчас двойной новогодний тариф». Я уже приготовился услышать астрономическую сумму, а ей на деле оказалось всего-то 350 рублей. Весьма дешевое в Якутске такси, относительно всего остального.

В гостевом доме с оптимистичным названием «Восторг», к моему второму удивлению, не стали брать плату за ранний заезд. А вот местная овчарка, спящая во дворе, восторг по моему приезду явно не испытала, со злобным лаем бросившись на меня через забор своего загончика (забор, слава богу, был достаточной высоты). Хотя и собаку понять можно: ночевка на якутском морозе благодушия вряд ли кому придаст.
В общем, мои планы на утренний сон были сорваны, и как рассвело, я отправился изучать город.

Что можно сказать о Якутске. В интернетах часто пишут, что Якутск очень грязный город. И действительно, дороги во многих местах сильно разбиты и почти отсутствуют, а вечная мерзлота не способствует хорошему дренажу почвы, что превращает улицы в месиво. Плюс еще для местных похоже никаких проблем не составляет бросать мусор прямо у дороги. Но это летом. Зимой же большую часть времени город окутан густым морозным туманом, который оседает на всех поверхностях, заковывая их в белоснежный иней. Поэтому даже брошенный пакет с мусором выглядит таким симпатичным мешочком с подарками, который обронил Дед Мороз, проезжая мимо на своих оленях. А дороги и тротуары под ногами похожи на чистую белую простыню, что вместе с полным отсутствием каких-либо запахов создает ощущение идеальной стерильности.

Мне в первый день повезло с погодой, и вместо морозного тумана я застал настоящую январскую «оттепель» — минус 32. Местные, казалось, стремились извлечь максимальную пользу от такого подарка природы, и в центре города царила настоящая движуха: народ активно занимался шопингом, дети катались с горок и на санях с оленями, а молодые парочки сновали по улицам туда-сюда (сидеть на скамейках, очевидно, было все-таки некомфортно). Что неприятно удивило, это обилие на улицах алкашей, причем все оказывались якутами. Один из них даже пытался продать мне свою меховую шапку — настолько видать у него трубы горели. Неспроста алкоголь в республике разрешено продавать только с 14 до 20, а во многих деревнях введен строгий сухой закон.

После обеда посетил этнографический комплекс «Чочур Муран» на окраине города. Там можно покататься на упряжках, снегоходах, лыжах (есть подобие подъемника), а также попасть в Царство вечной мерзлоты. Это такая глубокая пещера у подножия холма, в которой устроили инсталляции изо льда. Помимо ледяных скульптур и лабиринтов, в пещере есть гостиничный номер с ледяной кроватью и даже ледяной бар, в котором из ледяных рюмок можно выпить водки, закусив строганиной. Ощущения в пещере весьма психоделичные, хотя потенциал ее явно раскрыт не до конца. Например, можно было бы устроить полноценный бар с обслуживанием по меню. Тем более что постоянная температура в пещере (-10) позволяет рассматривать его как средство согреться после улицы.

Вообще, лед для местных священная субстанция. Каждое уважающее себя заведение города ставит у входа ледяную скульптуру. У речного пароходства — пароход, у Почты России — почтальон на оленях. Даже любимая якутская закуска — строганина — должна быть съедена непременно замороженной. Есть оттаявшую строганину считается моветоном, почти как холодный суп. А еще изо льда на одной из центральных площадей сооружена небольшая картинная галерея — то есть обычные картины местных художников вмонтированы в стены изо льда.

Помимо льда, якуты очень любят лошадей. Но любовь эта своеобразная, т.к. лошади ими рассматриваются исключительно в качестве употребления в пищу. Причем ценится не конина, как у татар, а молодая жеребятина, шести месяцев от роду. Вокруг пруда в центре города установлены столбики, к которым прибиты черепа жеребят с хвостиками, видимо, что-то символизируют. Даже в аэропорту подобная инсталляция присутствует, но видимо чтобы не шокировать европейских гостей, вместо настоящих черепов используются статуэтки. Хвосты, правда, все равно настоящие.

Чуть меньше чем лошадей, якуты почитают рыбу. У входа на городской рынок вас встречают словно цветочные палатки, только вместо цветов в ведра установлены рыбины разного размера. Они подвергаются моментальной естественной заморозке сразу же после вылова, поэтому мясо их исключительно свежее.

В завершение вечера директор нашего якутского офиса Боря Королев устроил мне небольшую экскурсию по центру города и поведал об особенностях ведения местного бизнеса. В пути ему неоднократно названивали, несмотря на позднее время, от корпоративных клиентов до советника президента республики. Деталями я правда поделиться здесь уже не могу, ибо корпоративная тайна.

Часть вторая. Ленские столбы
На компанию НордСтрим я наткнулся случайно на якутском форуме, когда искал, чем заняться туристу в окрестностях города. Оказалось, что они устраивают зимние туры из Якутска на Ленские столбы — природный объект Всемирного наследия ЮНЕСКО, между прочим. Я записался на двухдневный тур, и вот в назначенные 7 утра у ворот гостиницы меня ждал микиоавтобус уазик-буханка с водителем и гидом Михаилом. Мы поехали собирать по городу остальных участников. Вопреки моим ожиданиям, участниками оказались вовсе не иностранцы и московские туристы, а местные жители, среди которых русский был всего один, и тот с якутской подругой. Все кроме него, кстати, были девушками.

Нам предстояло проделать три сотни километров на юго-запад — сначала по трассе, затем по льду реки Лены. В пути девчонки показывали мне фотки из прошлых походов, а также подкармливали своими домашними деликатесами, из которых запомнился тушеный жеребячий жир и мороженая сырая жеребятина с луком («Ешь быстрее, пока не растаяло», — говорили они). Как ни странно, все это оказалось не то чтобы мегавкусным, но очень питательным — организм воспринимал на ура.

По дороге остановились на традиционную якутскую забаву — салют. Делается он без какого-либо огня и вообще предельно экологично: достаточно налить кружку горячей воды из термоса и резко вылить ее веером у себя над головой. На сильном морозе брызги с шипением превращаются в мелкие льдинки и ледяной пар. Со стороны смотрится весьма эффектно.

Обязательный ритуал, кстати, перед выходом на Лену — «покормить» ее, положив немного оладушек на снег и (о ужас!) вылив рядом немного водки или коньячку. Такие вот якуты суеверные.

Но главные достопримечательности на пути это желтые скалы с пещерами и наскальными рисунками времен каменного века. Для местных язычников (а по моим ощущениям они составляют здесь большинство из во что-либо верующих) эти рисунки имеют сакральное значение, что-то вроде икон. Кстати, если вы в интернете либо литературе видите наскальную живопись, с большой вероятностью это было снято здесь, на правом берегу Лены.

Когда все писаницы были нами изучены, начало смеркаться, и мы остановились на ночевку в гостевом доме в поселке Тумул. Гостевой дом с виду представлял собой простую деревенскую избу, внутри похожую больше на чум: одна большая комната метров 60, где небольшими перегородками обозначена кухня и прихожая. В середине установлена маленькая, но новая печка-буржуйка. Спать предполагалось на нарах вдоль стен. Туалет во дворе, а единственный источник воды это нарубленные бензопилой ледяные блоки, принесенные с Лены.

Девчонки быстро соорудили небольшую поляну, и тут обнаружилось, что каждый из участников экспедиции захватил с собой по бутылочке горячительного — кто водки, кто коньяка, кто шампанского. Вечер стал еще веселее, а закончился тем, что все ушли спать, совсем позабыв про печку.

Я проснулся около шести утра с ощущением, что что-то не так. Термометр на стене показывал чуть выше нуля. Коллеги по экспедиции мирно спали, завернувшись в одежду. Печка была едва теплой, а заглушка на трубе, призванная сохранять тепло внутри, не закрыта. Пришлось вспомнить навыки разжигания печи, к тому же очень кстати пришлось припасенное еще из Москвы средство для растопки дров.

В 11 часов утра мы должны были на снегоходах совершить получасовую поездку к Столбам на другой берег Лены. Температура за бортом опустилась до более привычных здесь минус 46, так что путь предстоял хоть и короткий, но непростой. И действительно, снегоход, лавируя между ледяными торосами, идёт не очень быстро, но при невозможности увернуться от постоянного ветра мороз проникает во все не герметично «упакованные» части тела. Спасибо, организаторам, которые дали лыжную маску напрокат, — без нее было бы еще сложнее. В общем, по прибытии на место глоток коньячку из термоса пришелся весьма кстати. Наливаешь его в кружку, а сверху он, словно молоко, сразу покрывается тонкой ледяной пенкой.

Сами Столбы произвели необычное впечатление, хотя я ожидал немного большего. Огромная, многокилометровая цепь из колонн уходящая в туман. Кажется, что все это построено кем-то с непонятной целью (почему-то вспомнился Олимпийский парк в Сочи). Столбы расположены так, что закрывают собой низкое северное солнце, которое сюда почти не попадает, и у подножия всегда сумрачно и холоднее, чем в округе.

Немного полазив по столбам (а в валенках по заснеженным скалам это непросто), я решил прокатиться на снегоходе за рулем. Хозяин, местный дед-охотник был не против, и я, радостно увидев на спидометре деление «180», поддал газу по полной. После чего раздался крик хозяина: «Помедленнее!» Оказывается, при таких температурах технику нельзя нагружать сильно, иначе она может выйти из строя. О том, что это суровая реальность, мне еще предстояло убедиться на практике, но в этот раз обошлось.

Вернувшись в поселок, после короткого обеда мы отправились домой, и к вечеру прибыли в Якутск. На следующий день мне предстояла поездка в самое суровое место на планете, где живут люди, — Оймякон, но об этом в следующем посте.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: