shadow

Сводки от Ополчения Новороссии на 5 марта 2015

Обновляется онлайн.


shadow

05.03.15. Репортаж от журналистов.

«В случае возобновления агрессии Донецк сможет дать отпор. Под флаги ДНР встают вчерашние трактористы, шахтёры и французские десантники. Им предстоит найти общий язык, чтобы служить вместе. Ради этого Филипп Кафин совершил большое путешествие с севера Франции на юг Донбасса. Бывший десантник добровольно вызвался вступить в ряды ополченцев. Долго не решался, пока друзья не рассказали, как здесь обстоят дела. «Здесь без разбора бомбят и ополченцев, и мирных граждан. Бомбят женщин, детей. Всё это делается под знамёнами демократии, свободы и европейских ценностей. На самом деле это чисто геополитический проект, игра с большими ставками. И разменная монета в этой игре — жизни людей», — говорит доброволец Филипп Кафин (Франция). Филипп хочет защищать жителей Донбассе. Ему сразу показали будущее место службы — укрепления ополченцев под Новоазовском. Поначалу заметно нервничал, но помогли земляки. На плече у Рено — нашивка интернациональной бригады армии ДНР. В ней добровольно служат французы, поляки, бразильцы. Одни помогают в быту, кто-то устроен медиком. Виктор уже полгода защищает позиции бок о бок с другими ополченцами. «Мы обороняемся и занимаемся патрулированием деревень. Но перемирие здесь нарушается. Да вы и сами слышите. Наши позиции время от времени обстреливают. Особенно со стороны Широкино», — говорит доброволец Виктор (Франция). «Я колхозник, тракторист. У меня осталась дома дочь, остался сын, внучка. Хотя сказать, что тебе надо на старости лет? Я хочу мирно жить. Спокойно, мирно, хорошо жить. Спокойно работать, как мы раньше работали», — говорит ополченец. Полного спокойствия пока нет у села Широкино. Это 20 километров от Мариуполя. С восточной стороны село контролируется ополченцами, на западной окраине стоят украинские силовики. Линия соприкосновения делит несколько сёл пополам. Здесь несколько дней назад проходил последний этап отвода тяжелой техники. Ополченцы выводили реактивные системы залпового огня «Град». Теперь остались оборонительные укрепления, откуда видны перемещения украинских силовиков. До их позиций по прямой всего два километра. И хорошо слышно, как они нарушают режим прекращения огня. Многие жители окрестных деревень до наступления перемирия покинули дома. Опасно было даже в подвалах. У четырехлетнего Серёжи в апреле должна появиться на свет сестра. Родители Анна и Александр покинули дом в селе Саханка. Эту семью и десятки других временно разместили в пансионате в Новоазовске. Море стирает тяжелые воспоминания. Вернуться мешает разрушенная инфраструктура — во многих селах нет отопления и света. И отсутствие еды. Гуманитарную помощь сюда просто не довозят. Кого-то спасает домашнее хозяйство — если уцелело. Пара пенсионеров повезло: осенью не забили индюшек. Дома сделали инкубатор, теперь ждут потомство. И вот так, своими силами, выживают тысячи человек. Они надеются, что линия соприкосновения не превратится обратно — в линию фронта.»

05.03.15. Сообщение от военного обозревателя.

«Я думаю, всем будет интересно узнать потери ВСУ в технике за 2 кампании. Опросив ополчение и получив некоторые данные из МО ЛНР и ДНР, можно сделать определенные выводы. По танкам. Можно сказать что ВСУ потеряли около 700 танков безвозвратно из которых захвачено около 250 единиц. В большинстве это танки Т-64, более редко танки Т-72 , а также модификации Булат (Т-64) и Оплот. Всего у Украины с учетом поставок может быть до 1500 танков. То есть ополчение уже уничтожило или захватило половину танков ВСУ. ПО ББМ. В число ББМ можно и боевые джипы. И так безвозвратные потери ВСУ в ББМ — 800-900 единиц, из которых 350-400 единиц захвачены. Основные потери приходятся на БТРы, которые жгли десятками еще во время летней кампании. Теперь по артиллерии. Тут без учета минометов , коих только захвачено было до 600 единиц. Потери также занижены и могут быть больше. И так САУ- уничтожено или захвачено более 300 единиц артиллерии данного типа. Среди захваченных есть Пионы и Гиацинт. РСЗО- уничтожено и захвачено около 250 единиц систем данного типа. Из которых большинство составляет Град. Ополчение также смогло захватить около десятка единиц РСЗО Ураган. Остальная артиллерия- около 450 единиц из которых половина захвачены ополчением. ТУТ ТОЛЬКО БЕЗВОЗВРАТНЫЕ ПОТЕРИ! ПО АВТОМОБИЛЬНОЙ ТЕХНИКЕ И СПЕЦ, ТЕХНИКЕ. ВСУ за время боевых действий потеряли около 1000 единиц автомобильно техники из которых около 500 единиц было захвачено ополчением. Спец. техника (инженерные машины , РЛС, штабные машины и т.д.) было уничтожено и захвачено до 100 единиц. Кроме того ополчением было захвачено около 50 разнообразных ЗРК, а также около 150 ЗУ и ЗСУ. По авиации- тут все не так просто, есть сильно поврежденные самолеты которые дотянули до аэродрома, но, возможно, больше не смогут взлететь. Всего противник потерял около 25 разнообразных самолетов и 22 вертолета, а также около 50 БПЛА. При этих потерях данный конфликт не закончен и кто знает на сколько возрастут потери ВСУ в этой войне. Понятно только то, что следующая компания будет совсем другой, более широкомасштабной.»

05.03.15. Репортаж от Lifenews.

«LifeNews выяснил, почему уроженцы Западной Украины воюют за Донбасс. Конфликт между правительственными войсками Киева и отрядами ополчения ДНР и ЛНР обострил и без того непростую ситуацию общения между жителями восточных и западных областей страны. После подписания минских соглашений даже зарубежные СМИ и политики признали, что Украина расколота: у ее жителей оказались принципиально не схожие интересы и представления о собственных правах. Однако некоторые жители регионов находят требования ополченцев справедливыми. Так, уроженцы Тернопольской, Винницкой, Днепропетровской областей специально приезжают в Донецк, чтобы сражаться за молодые республики. О том, почему они воюют за Донбасс и как эта борьба отразилась на их жизни, с бойцами-«западенцами» в армии ДНР пообщался специальный корреспондент LifeNews Семен Пегов.»

05.03.15. 14:43. Сообщение от ополчения.

«Внимание. Горловка — Бессарабка и 6\7. Ну, что приготовились. У вас там взрывы, не понятно какого характера. Всем быть начеку.»

От местных жителей: «На Короленко слышно сильно, как будто в окно кирпич полетел или в дверь кто то лупит кулаком с силой, окна вибрирует. Сил нет! Слышим, что бахнуло где-то, а сердце медленней стало биться от страха, страшно. Ну когда же этот цирк закончится и украинские оккупанты будут изгнаны с нашего Донбасса?»

05.03.15. Сводка военных событий в Новороссии от военного обозревателя Бориса Рожина («olonelcassad»).

«В течение минувших суток а некоторых участках фронта вспыхивали локальные бои. Горячими точками на Донбассе остаются юг ДНР – посёлок Широкино, Донецкий аэропорт, где силовики ведут беспокоящие обстрелы, препятствуя тем самым проведению поисковых работ и разбору завалов воздушной гавани. Также короткие бои происходят на трассе Бахмутка и в районе Счастья. Бои носят провокационный характер – в основном, это перестрелки с применением стрелкового оружия – и к никаким изменениям в линии фронта не приводят.
4 марта в Донецке произошла трагедия – на шахте имени Засядько рано утром 4 марта произошёл взрыв, по предварительным данным, метана. В результате взрыва погибли 32 человека.

Военные события в ДНР

Ночь в Донецке с 3 на 4 марта прошла относительно спокойно, активные боевые действия не велись. Украинскими военными был нанесён артиллерийский удар по жилым районам Донецка. Огонь вёлся со стороны н.п. Марьинка. Информации о пострадавших и разрушениях не поступало. Ополченцы заметили очень активное передвижение техники ВСУ в направлении н.п. Красногоровка. По состоянию на 7:30 системы жизнеобеспечения города работали в штатном режиме.

4 марта в 5:57 на шахте им. Засядько произошел взрыв, по предварительным данным газа метана. На момент взрыва в шахте находилось 230 человек. Начались спасательные работы. К вечеру 4 марта 198 работников предприятия было поднято на поверхность, из них один человек без признаков жизни и 14 пострадавших, из которых 4 человека направлены в областной ожоговый центр, 4 — в больницу профзаболеваний и один шахтер направлен в областную травматологию. Всего в результате взрыва погибли 32 человека.

Район аэропорта Донецка и прилегающих территорий остается по-прежнему наиболее горячей точкой: ВСУ ведут постоянный беспокоящий огонь из ствольной артиллерии, предпринимают атакующие действия с направления Опытного.

4 марта операция по розыску и эвакуации тел погибших украинских силовиков в аэропорту Донецка вновь была отложена из-за угрозы обстрелов с украинской стороны. Между тем, по информации Минобороны ДНР, не менее 30 тел украинских силовиков могут находиться под обломками нового терминала в аэропорту Донецка.

В течение суток из миномётов, артиллерии, зенитных установок и стрелкового оружия украинскими силовиками обстреливались позиции армии ДНР на окраинах Донецка, Горловки, а также в посёлке Спартак.

С 19:05 4 марта в районе н.п. Дзержинск в районе шахты №8 в течение сорока минут был слышен стрелковый бой с применением миномётов. Подробностей не сообщалось.

По сообщениям украинской стороны, до 6 утра 4 марта якобы из стрелкового оружия обстреливались позиции ВСУ в районе Опытного, Песок, Березово. Также сообщалось, что якобы около полуночи артиллерийскому обстрелу со стороны ополченцев подверглись позиции ВСУ в районе Авдеевки, а по позициям в районе Водяного вели огонь из миномётов и зенитной установки.

По сообщениям местных жителей, в ночь с 3 на 4 марта при миномётном обстреле Авдеевки (около 1:00 по старой части 6 попаданий и в 2:00 по Химику 5-6 попаданий) погибла у себя в квартире женщина 74 г.р.

По сообщениям разведки ДНР, по всей западной дуге от Донецка ВСУ обустраивают огневые позиции артиллерии, строятся фортификационные сооружения: в Артёмовске, Дзержинске, Очеретино, Селидово, Угледаре (и на всех прилегающих территориях).

Колонны с боеприпасами идут в направлении ДНР круглосуточно, транспортная авиация Украины также совершает регулярные рейсы, в частности, в Краматорск с направлений Днепропетровска и Харькова, с Николаева — на Мариуполь.

В Дебальцево продолжается разбор завалов, украинские волонтеры собирают тела погибших украинских военных. Спецслужбы ДНР и ЛНР разминируют оставленные украинскими силовиками мины и растяжки, забирают и отвозят спецтехнику, танки и машины разного назначения, которые бросили в панике бежавшие силовики.

По сообщениям от украинской стороны, днём 4 марта в Гранитном шёл стрелковый бой. Подробностей не сообщалось.

Как заявили в штабе так называемой АТО, ночью на 4 марта позиции украинских силовиков рядом с Лебединским около Мариуполя обстрелял снайпер. Также по информации штаба так называемой АТО, в 06:00 из гранатомёта были обстреляны позиции силовиков в н. п. Чермалык, а в 07:20 с применением стрелкового вооружения были обстреляны позиции ВСУ в Широкино. Украинскими силовиками утром 4 марта были обстреляны позиции армии ДНР у посёлка Широкино. Около 13:00 в районе Широкино шёл бой. Украинской стороной утверждалось, что ополченцы использовали танк, который нанёс несколько выстрелов по позициям украинских военных. Силовики в ответ открыли огонь из ЗУ-23. Но, как уточняется в сообщении, «прямого огневого контакта» не было.

Военные события в ЛНР

Ночью с 3 на 4 марта на окраине Крымского (вблизи бывшего 31-го блокпоста на трассе Бахмутка) вспыхивали перестрелки с использованием автоматического оружия и гранатомётов. В результате одной из перестрелок огнестрельные ранения получил 20-летний украинский военнослужащий. Раненого госпитализировали в больницу Лисичанска.

В ночь на 4 марта в окрестностях Троицкого возникали перестрелки и слышались миномётные разрывы. Информации о разрушениях или пострадавших не поступало.

По данным украинской стороны, в ночь с 3 на 4 марта были из гранатомётов и стрелкового оружия были обстреляны позиции сил так называемой АТО в районе города Счастья. Также по состоянию на 11:00 4 марта позиции украинских силовиков под Счастьем были якобы 4 раза обстреляны из стрелкового оружия с направления Весёлой Горы.
По данным разведки ополчения, украинские военные возводят мощные укрепления в Станице Луганской, среди местного населения проводится мобилизация. Украинские силовики препятствуют эвакуации гражданских лиц и блокируют дороги минами и растяжками.

Прочее

В среду 4 марта около 15:00 в Одессу спецрейсом доставили 29 украинских бойцов (3 из них в тяжелом состоянии), раненых в ходе боевых действий на Донбассе. Где именно бойцы получили ранения, не сообщалось.

50 спецназовцев национальной гвардии Украины 4 марта вернулись на ротацию в Ивано-Франковск. В этой командировке бойцы прикрывали «выход» украинских войск из Дебальцево.

4 марта бойцы добровольческого батальона патрульной службы милиции особого назначения отбыли из Львова на ротацию. 75 спецназовцев заменят своих коллег, которые отвоевали на «горячем» востоке 45 дней. Вместе с бойцами на Донбасс отбыли также «скорая» помощь, два внедорожника и один автобус. Весь транспорт загрузили провизией. Куда именно попадут львовяне, пока неизвестно.

4 марта украинскими военными на определенные расстояния в рамках отвода тяжёлого вооружения были передислоцированы самоходные артиллерийские установки 2С3 «Акация». С какого участка линии сопротивления были отведены САУ, не сообщалось.

4 марта 5 отремонтированных на Винницком «45 экспериментальном заводе» БТР-70 для нацгвардии отправились на военный полигон в Яворове под Львовом.

В Генштабе Украины заявили, что в плену у ополченцев на Донбассе остаются 195 украинских военнослужащих, судьба ещё 340 украинских воинов устанавливается. Также сообщалось, что за последнюю неделю были вывезены тела 81 украинского бойца, погибших в период с января по февраль текущего года.

Украина заминировала мосты на границе с Крымом, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на представителя пресс-службы пограничного управления ФСБ России по Республике Крым. По его словам, действующий мост на дороге между пограничными пропусками «Джанкой» (РФ) и «Чонгар» (Украина), а также старый мост, который сейчас не используется, были заминированы 17 февраля. Была зафиксирована закладка 42 деревянных ящиков зеленого цвета к опорам мостов. К ящикам подведены электрические провода, концы которых выведены в направлении места дислокации украинских военнослужащих.

Крым

Автоколонна МЧС России с гуманитарной помощью в 4 часа утра 4 марта отправилась из Донского спасательного центра. В составе колонны более 160 автомобилей Ногинского и Донского спасательных центров МЧС, которые привезли в Донецкую и Луганскую народные республики свыше 1,8 тыс. тонн гуманитарных грузов, около 90% которых составляют продукты питания. Также жителям двух регионов были доставлены предметы первой необходимости и другие материальные средства жизнеобеспечения.

Тем временем, украинская сторона заявила, что очередной гуманитарный конвой из России в Донецк и Луганск перемещался с «нарушением норм международного и украинского законодательства», так украинские пограничники не были допущены к осмотру автомобилей и осуществляли только визуальное наблюдение.»

05.03.15. Сообщение от Эдурада Басурина.

«Украинские СМИ солгали — в аэропорту Донецка нет ни одного представителя МЧС Украины. Стрельбы по этому сектору не должно быть. Был представитель Украины, который подтвердил эти слова. В дальнейшем посмотрим, как они будут выполнять взятые на себя, в очередной раз, обязательства. Необходимо достать из-под завалов тела украинских военнослужащих, которые находятся не только в терминале, но и на взлетной полосе. Об этом также шла речь. Будет предоставлен перечень украинской стороне, сколько будет работать людей, какая техника и завтра начнутся основные работы. Украина показала сюжет в СМИ, по которому в Донецком аэропорту работают представители МЧС и украинской стороны и под обстрелами армии ДНР извлекают тела своих убитых солдат. Это полностью переворачивает то, что есть на самом деле. Я тут ни одного работника МЧС Украины не видел.»

05.03.15. Репортаж от журналистов.

«Количество жертв в результате взрыва на шахте им. А. Ф. Засядько достигло 32 человек. Об этом сегодня заявила официальный представитель МЧС ДНР Юлиана Бедило. Из 32 горняков, которые долгое время находились под землей в шахте имени А.Ф, Засядько, без признаков жизни найдены 31 человек. Таким образом, число жертв взрыва выросло до 32. Поиски еще одного шахтера службами МЧС продолжаются. Авария на шахте в Киевском районе Донецка произошла накануне утром. Причиной взрыва предположительно, стал выброс метана. Одного погибшего горняка спасатели нашли практически сразу, 14 человек были оперативно госпитализированы. МЧС России направит спасателей на донецкую шахту им. Засядько.
В часовой готовности к реагированию находится самолет МЧС Ил-76 со спасателями военизированной горноспасательной части Южного федерального округа и Национального горноспасательного центра МЧС.»

05.03.15. Видео от очевидцев.

«Фронтовая Авдеевка. Перемирия как не бывало. Жители не верят политикам и ждут солдат армии Новороссии как единственную надежду на настоящий мир.»

05.03.15. Сообщения от ополченцев и местных жителей.

«Жители Северодонецка (оккупирован) сообщают, что с Лисичанска и Северодонецка в сторону Бахмутки каждый день идет колонны ВСУ, оттуда тоже приходят колонны. Это подтверждает новости о ротации ВСУ. Также, житель поселка Крымского сообщил о том что ВСУ явно готовятся к удару с этого направления. В Крымском сосредоточено множество подразделений противника в том числе около 10 РСЗО Ураган. Сообщается, что ВСУ 2 дня назад покинули блокпост номер 37 который в ходе Зимней кампании и осенне-зимних перемирий был разбомблен, на месте блокпоста множество мусора , есть подбитая техника и воняет труппами.

Жители поселка Шумы утверждают что поселок фактически нейтрален после того как ополчение в январе выбило оттуда ВСУ, а потом ВСУ выбило от туда ополчение. ВСУ и ополчение стоят на окраинах.

Жители поселка Болотенное и ополченцы, держащие позиции в этом н.п., сообщают о постоянных минометных и танковых обстрелах н.пункта и позиций ополчения со стороны Валуйского! Южная часть Валуйсокго находится под контролем ополчения ( несколько улиц) жители от туда были эвакуированы ( часть естественно остались), частые перестрелки между ВСУ и ополчением.

Ополченцы держащие оборону в н.пункте Желобок сообщают о скоплении ВСУ в Крымском и Новотошковском (в западной части). А также о двух словленых ДРГ противника.»

05.03.15. Репортаж от Марата Хайруллина.

«Расследование журналиста Марата Хайруллина о торговле киевской хунты органами раненных военнослужащих украинской армии. Приводятся данные Главного Разведывательного Управления Армии Донецкой Народной Республики. Украинские нацисты прямо на передовой потрошили своих раненных, после чего их тела сбрасывали в ямы и засыпали известью.»

05.03.15. Сообщение от обозревателя Бориса Рожина («colonelcassad»).

«Коротко на тему просветления. Как и говорилось еще в декабре, и Украина и Новороссия зиму с горем пополам переживут. Было тяжело, кризисные тенденции нарастали, на территории ДНР и ЛНР было даже несколько голодных смертей, но в целом ожидавшегося хунтой социально-экономического коллапса ДНР и ЛНР и ожидавшегося некоторыми пропагандистами еще с осени коллапса хунты — не произошло. Подпитка Новороссии Россией и хунты Западом, не позволяет ситуации перейти в режим неуправляемой катастрофы. Но в целом, ничего хорошего с точки зрения социально-экономической ситуации на Украине и в Новороссии нет. Разрушение инфраструктуры жизнеобеспечения на территории Новороссии, экономический обвал на Украине, выталкивают массу людей в нищету, где первой жертвой становится бывший украинский «средний класс», который и обеспечивает пополнение бедноты.

При Януковиче, на фоне происходящего сейчас, люди жили еще очень даже ничего и разумеется те, кого последствия государственного переворота коснулись в первую очередь (помимо тех, кого зацепила гражданская война), начинают ощущать последствия изменений на собственной шкуре. Это та самая коммуналка, которая безжалостно постучала в двери рядового обывателя. Если на Донбассе главная проблема это даже не то, что нечем заплатить за тепло(хотя и это тоже), а то что местная котельная к примеру разрушена «Градом», то на Украине это в первую очередь резкое повышение тарифов, которые стремятся «быть европейскими» при украинском уровне зарплат. В итоге часть среднего класса засасывает в болото бедности и уже помимо различной блажи про «свободу выезда в Европу», «кружевные трусики» и «чистоту власти», его начинают заботить более приземленные вопросы связанные с нехваткой денег на продукты и коммуналку. Если в случае с Донбассом, основная проблематика связана все таки с войной, когда разрушается сама основа нормального функционирования общества, то происходящее на Украине более прочего напоминает Грецию после экономического обвала, когда огромные массы людей были вытолкнуты в нищету из сферического шара экономики дешевого кредита и которых потом еще подстригли в рамках экономически-людоедских реформ МВФ, которые Украине еще только предстоят. Собственно именно «коммунальный» и «экономический» стук в дверь каждой «хаты с краю» и оставляет определенные надежды на приход в чувство основный массы населения хотя бы в среднесрочной перспективе. Тем же грекам на осознание глубины социально-экономической задницы в которую они угодили понадобился не один год, так что на совсем уж скорое вразумление впавшего в коллективное безумие украинского общества я бы не рассчитывал, процесс вразумления будет долгим и болезненным.»

05.03.15. Сообщение от журналистов.

«Грэм Филиппс был задержан в лондонском аэропорту. Причиной для задержания стала его профессиональная деятельность — журналистская работа в Новороссии и поддержка ополчения. Известно, что журналист был подвергнут четырехчасовому допросу. Подробности уточняются. Ранее Грем Филипс был награжден медалью Новороссии и побывал в Москве, где заявил о своем намерении вернуться на время отпуска в Лондон. Грем Филипс предупредил общественность о возможных притеснениях со стороны британских властей и заявил о своем намерении в скором времени вернуться на Донбасс для продолжения своей журналистской работы.»

05.03.15. Материал о положении на оккупированной части территории ЛНР.

«Между миром и войной. Донбасс, где еще Украина. Недавно вернулся из подконтрольного укровластям поселка на Луганщине. Ощущение войны, в отличие от сытого и вальяжного, пока лишь слегка напуганного, Киева, чувствуется уже в вагоне поезда, идущего на Восток. Все разговоры случайных
попутчиков неминуемо скатываются на тему «как сейчас НА ТОЙ СТОРОНЕ?» и «что происходило, когда был ТАМ в последний раз». Шепот, настороженные взгляды, напряженность в выборе слов и фраз. Спокойная отрешенность возвращающихся домой и жадный интерес едущих на Донбасс впервые после начала войны. Достаточно быстро соседи притираются и становятся откровенней. Бойкая пенсионерка-«соцтуристка» возвращается после переоформления пенсии «вне зоны АТО», столичные гастарбайтеры едут домой на праздники, молоденькая пара волонтеров с жаждой помогать и наивной верой, что «все еще можно исправить, мы, простые люди, должны поверить друг другу, договориться и снова все будет хорошо». Их вежливо слушают, даже соглашаются, но вздыхают и отводят взгляды. Горечь в улыбках, пепел в глазах. Обыденно-отчужденно, отчего особенно жутко: «Брата и невестку накрыло прямо в доме. Уже сорок дней было». И на вопрос: «Кто?» снова взгляд в пол: «Кто? А какая теперь разница?..».

Первое купе плацкарта занимают четыре укровоина, возвращающихся «з видпусткы в часть». Жидкая щетина на молодых щеках, громкая возбужденная речь, на камуфляже – шевроны «Укроп». У одного остатки «оселедца» посреди отрастающей шевелюры. Все изрядно навеселе, один уже спит на голой полке, поджав ноги в грязных берцах. Проводница: «Трое контрактников, один – из добробатовцев. Им же едва по двадцать лет, спрашиваю: «куда лезете?», в ответ: «А шо дома робыть?» Садятся уже пьяные и не просыхают всю дорогу. Поначалу петушатся, потом плачут. Сердце болит за дураков, своего такого же отправила к тетке на Кубань, от беды подальше». Воины всю ночь гудят, носятся, гремя берцами, по спящему вагону. Несколько раз проходят линейные менты, пытаются их увещевать, но как-то робко, без нажима, даже по-панибратски.

Станция назначения, некогда тихая и захолустная, бурлит: привокзальные магазины открыты, несмотря на ранний час, в них тарятся камуфлированные мужики разного возраста и небритости, в глазах пестрит от нашивок. Возле тентованного «Урала» братаются с водителем солдаты, слезшие с нашего поезда, из кабины орет «Океан Эльзы» о том что «нэ здасться без бою». У двух «скорых» поодаль суета, санитары выгружают тяжелые носилки, попутно матерясь с двумя офицерами.

Бывший машинный двор превращен в воинскую часть, в ангарах, судя по всему, казармы. Техника не помещается во дворе, прямо у дороги вдоль забора стоят БТРы, грузовики и легковушки гражданской наружности, небрежно маркированные белой краской. С удивлением замечаю, что маркировка военной техники такая же, как и на захваченной или сожженной «терорристическо-российской» на видео и фото из укроСМИ.

Кстати, об укроСМИ. Отношение к ним колеблется от равнодушно-презрительного до яростно-проклинающего. Дело в том, что, в отличие от остальной страны (да и ЛНР с ДНР, где отключены укроканалы), здесь вещают все украинские, а из-за близости границы, даже на обычную антенну, обеспечен хороший прием основных российских телеканалов. Поэтому у людей есть замечательная возможность сравнивать новости, которые транслируют обе страны, с рассказами беженцев, родственников и соседей, работающих «на той стороне». В большинстве случаев укроСМИ проигрывают эту информационную войну. Очень распространенное мнение: «В какой-то момент просто лопнуло терпение наблюдать этот беспредел с экранов. Украинские журналисты приезжают, снимают и записывают одно, а потом в эфире дается картинка с противоположным комментарием. Мы-то знаем, что подбитая техника на самом деле не российская, что отличие от сводок, где потери три человека, видим два реальных «Урала» с погибшими солдатами ВСУ у больницы. Что нет никаких колонн российской армии на нашей территории».

Элементы ландшафтного дизайна желто-голубой раскраски не столь разнообразны, как в столице. Здесь это в основном автобусные остановки и лавочки в общественных местах. На мой вопрос, когда здесь произошел взрыв увлечения патриотической живописью, следует ответ: «Да нет, это коммунальные службы делают. А началось все после референдума».

Здесь очень многое делится на «до» и «после» референдума 11 мая. «Тогда голосовать вышли все. И пусть в Киеве утверждают, что никакого референдума не было, а цифры дутые, для нас это был праздник. Так на выборы ходили при Союзе. Площадь была забита до отказа, ехали из сел, потому что там участков не было. Все радовались, ждали, когда привезут бюллетени и мечтали. Надеялись, что будет все, как в Крыму: придут «вежливые люди» и мирно уладим «развод» с Украиной. Но пришли нацики…».

Да, да, те самые «сказочные» нацисты и бандеровцы, которых в упор не замечает Киев. Они не несут портреты Гитлера во время своих факельных шествий, на них – Бандера, а вместо «Deutchshland über alles» они орут «Украйина понад усэ». Но красно-черное знамя нацистов Третьего Рейха («Blut-und-Boden/Кровь и Земля») они бережно сохранили. Обожают свастику, стилизуя ее под славянские коловраты, не стесняясь «зигуют» и пишут где ни попадя «1488». На майдане-2 эта дикая смесь составила основу «сотен самообороны» и получила свой шанс на реванш.

Боевики-ультранационалисты из «Патриота Украины», «Тризуба», «Белого молота», «ОУН» и прочих, объединенные в «Правый Сектор»;

Футбольные «ультрас»-скинхеды, которые сейчас составляют ударный костяк «патриотычных» акций в их родных городах по всей Украины. Кроме, что очень символично, Донбасса, где огребли в самом начале своего пути и тихо рассосались;

Винегрет из укросвидомитов: русскоязычные жидо-бандеровцы, заезжие националисты из бывшего СССР и Европы, галычане, целыми селами гнездившиеся на просторах майдана, разбавленные столичным офисным планктоном и студентами.

Лишние постепенно отсеивались, остались лишь объединенные искренней ненавистью к москалям и Путину, за то, что не пускают нэньку-Украину в рай «Еврохалявы». Начали с захвата зданий, избиений неугодных депутатов и чиновников. Потом был штурм Кабмина и Администрации Президента, когда они почуяли безнаказанность, избивая безоружных ВВшников. Пользуясь бездеятельностью власти, которую евродемократы всех мастей ежедневно заклинали не трогать «мырных протестувальныкив», устроили в столице хаос, когда даже милиция боялась появляться на улицах. Попутно разъезжали по областям, устраивая бунты с расправами и захватом местной власти. И, наконец, после провокации с расстрелом «небесной сотни», устроили госпереворот с шабашем в парламенте, который окончательно добил идею единой Украины.

Теперь эти боевики майдана после учебки на армейских базах – основа батальонов нацигвардии и «добровольческого украинского корпуса» – наиболее ненавистных на Донбассе за зверства и террор по отношению к мирному населению, пытки и казни военнопленных, варварские артобстрелы городов. Они пришли сюда очистить «ридну землю вид москалив» для «тытульнойи нацийи». Как их предки, устроившие «Волынскую резню» семьдесят с лишним лет назад.

На Донбассе до сих пор нет ни одного памятника Бандере, георгиевская ленточка – все так же символ доблести наших дедов, а Девятое Мая – Праздник Великой Победы. Здесь чтут все, что было достигнуто за время Союза, а русские и украинцы – братья, которым нечего делить, как впрочем, и другим народам, населяющим эту землю. Потому что они вместе поднимали, после отстаивали, а потом и отстраивали ВМЕСТЕ свой родной край. Вместе голодали и выживали в трудные годы (в то время как Западная Украина входила в состав других государств). Именно поэтому народ Донбасса отвергает и противостоит новым реалиям «вэлыкой едыной соборной Украйины».

Здесь ненавидят Турчинова с Яценюком, презирают Порошенко, не выносят даже упоминания имени Януковича и крепко обижены на Путина, за то, что Донбасс не стал спасать, как спас Крым. И хотят лишь одного: чтобы завтра не начали бомбить их дома. «Конечно, жить с «нациками» не хотим, но страшно повторить судьбу Станицы-Луганской, Счастья, Попасной, Лисичанска и многих других разрушенных городов и сел».

«Нациками» называют далеко не всех украинцев, даже тех, кто приходит сюда в составе подразделений ВСУ. Это пренебрежительная кличка бойцов добровольческих батальонов, которые, по сравнению с голодной и плохо одетой регулярной армией, отлично экипированы спонсорами и волонтерами. Да и вооружены до зубов, и снаряжены по последнему слову, в отличие от ВСУ. «Армейцам, что ни дай, продадут «на ту сторону» все подчистую. А нацикам доверяют, они идейные, – говорит местный милиционер, – сами говорят, что уходили прямо с майдана целыми «сотнями» в тренировочные лагеря, а оттуда сразу на Донбасс «мочить москалей». У них оружия с собой немеряно, когда в отпуск едут из зоны АТО: патроны, гранаты, гранатометы даже… И мы практически не имеем права их трогать, творят, что хотят. Они нам в лицо говорят: «Додавим сепаров, а потом за вас возьмемся, вы тут все предатели до одного». Стоим на блокпостах и не знаем, откуда скорее пуля прилетит: «с той стороны» или в спину от нациков».

Еще один случай, который ярко характеризует отношение нациков к местному населению, рассказанный тем же ментом. Принес как-то мужик заявление: «военные отобрали трактор, разберитесь, верните». Мы ему: «Ты ж понимаешь, военное время, особая ситуация…» А он: «Какая там ситуация, юрист сказал, что военное положение не введено, это обычная уголовщина, значит, разбирайтесь!» Поехал наш начальник к нацикам в расположение, вернулся ни с чем. Они его просто послали, пригрозив «взять над нами шефство», если нам жизнь малиной кажется. Трактор потом вернули, но в таком состоянии, будто на нем по минным полям ездили. Полный беспредел. У киевских присланных начальников, как и у нациков, на языке одно: «шо ж вы такие бедные, шо и отобрать нечего?». Отжимы личного транспорта, грабежи и похищения с целью выкупа стали нормой. Процветает доносительство. Свидомое меньшинство, которое здесь делят на «майданутых» (заразившихся майданными скачками»), «юльков» (поклонников талантов Тимошенко) и «бандеровцев» (выходцев с Западной Украины, некогда здесь осевших), стучит взахлеб, отыгрываясь за прошлое. Сдают активистов, проводивших референдум, ополченцев и их родственников (поэтому зачастую «в Москве на заработках» на самом деле значит «на той стороне»), просто сводят старые счеты. Но почему-то стыдятся лично участвовать в «свержении» советских памятников, просто создают улюлюкающую массовку, пока заезжие нацики их валят. Ко мне, приехавшему из Киева, отношение тоже изначально было холодно-настороженным, даже одноклассники не решались откровенничать. Поняв, что «свой», удивлялись: «как так, ты в столице уже столько лет, и до сих пор «наш», а другим хватает раз на майдан съездить и мозги уже чужие?!» Правда, замечают характерную особенность: чем больше человек падок на «халяву», тем менее устойчив к заразе «майданутости».

К местным свидомым отношение на удивление спокойное, как к городским сумасшедшим, зато заезжие «актывисты», журналисты и даже артисты, за редким исключением, вызывают хорошо маскируемую, но вызревшую ненависть. За вранье, ханжество и двуличие. «Они в глаза сочувствуют, даже плачут, обещают обо всем рассказать всей Украине, а потом уезжают и там снова заводят про чеченцев, русские танки и наркоманов-террористов. Мрази.»

Для полноты картины приведу несколько услышанных из первых рук историй, без купюр, от первого лица.

«Родная сестра живет «на той стороне», созваниваемся каждый день. Обстрелы ежедневно. У нее муж – лежачий больной, когда начинает бахать, остается в доме. А сестра уже пенсионерка, ноги больные, пока доковыляет до подвала, уже и стрельба заканчивается. Так она теперь просто становится под стенку и молится, пока все не стихнет… Снаряды летят с со стороны украинских войск, перепутать невозможно. Ополченцы тушат пожары вместе с мирными жителями, так как пожарные не справляются. Если верить украинским новостям, они сами бомбят, а после прибегают тушить, так получается?!»

«Подруга ушла помогать ополченцам после гибели сына. Он был врачом, застрелили прямо на улице, не понравился чем-то нацикам. Отправила невестку с детьми в Кривой Рог, а сама пришла в комендатуру и попросила дать любую работу».

«Раньше работал на заводе «на той стороне». Как-то после артобстрела сильно пострадала жилая пятиэтажка по соседству. Мы работали на расчистке завалов бригадами, помогали спасателям. Вынимали людей мертвых из кроватей целыми семьями. Здоровые мужики рыдали как дети. На следующий день с завода уволились сразу 130 рабочих и ушли в ополчение».

«Привозят к нам в больницу украинских солдат, «тяжелых»: раненых, обожженных. Выхаживаешь такого, а у самой одна мысль: он же выжил, а значит кого-то из «наших» убил. А ненависти нет, жалость только. Они потом благодарят и не понимают, почему нас так от их благодарности воротит».

Так и живут. Каждый день ходят на работу, лечат раненых, стоят на блокпостах, учат детей по украинским учебникам, платят налоги в украинский бюджет. А потом помогают, как могут «своим»: шлют деньги, вещи и продукты «на тут сторону», где укровласти оставили их родных без средств к существованию и отказали в праве на жизнь. Принимают беженцев и делят с ними кров и стол, ездят «туда» хоронить убитых близких. Боятся, что придут нацики «освобождать» и их. И ждут. Мира. Чтобы Украина просто оставила Донбасс в покое.

Знаете, в чем они все солидарны? и сепаратисты-большинство, и нейтралы, и укролояльные. Все, как один (учителя, фермеры, госчиновники и менты) говорят: полное ощущение, что Украина нас списала и уже не считает собственными гражданами. Из местного бюджета выжимаются последние крохи, инфраструктура рушится, дороги раздолбаны, предприятия банкротятся, люди массово выезжают. Люди постепенно становятся изгоями в собственной стране: даже если они рассказывают правду о жизни на Донбассе, им не верят. Многие просто перестали общаться с родственниками и друзьями из Центральной и Западной Украины – «это вам Путин-ТВ» мозги промыло, – говорят украинцы». Так значит, наша кошмарная действительность для вас всего лишь «картинка с ТВ?!»

Взаимная ненависть стремительно растет, с каждым сваленным памятником, отжатым трактором, с каждым искалеченным пьяной солдатней. В какой-то момент количество перерастет в качество и уже не сработает страх бомбежек, зачисток и фильтрационных лагерей. Значит, снова смерти.

Но самое страшное даже не это, а то, что на остальной «едыной украине» до сих пор не поняли, что помогая деньгами укроармии, волонтерствуя и отправляя друзей и близких убивать на Донбасс, они сами добивают уже издыхающую в нацистских тисках «нэньку», некогда бывшую богатой и процветающей Украиной.

Развитой. Промышленной. Аграрной. Курортной. Морской. Научной. Космической. Ядерной.

Сами продлевают правление упырей, которые в угоду собственным амбициям и алчности грабили эту страну двадцать с лишним лет, а теперь по обкатанным американцами и евродемократами шаблонам «цветных» революций» устроили напоследок бойню собственного народа вместо безболезненной федерализации. Каждый день на Донбассе гибнут под бомбежками дети, умирают от голода старики, стираются с лица земли города и села. И это не картинка с ТВ, это реальность, в которой сегодня живет Донбасс.

Как достучаться до вас, граждане Украины, как заставить открыть глаза и души?! Как заставить вас увидеть в сегодняшнем кошмаре на Донбассе ВАШ ЗАВТРАШНИЙ ДЕНЬ? И как бы это горькое прозрение не наступило слишком поздно…

05.03.15. Фото от блогеров.

«Моделист С.Ковалев сделал в поддержку Новороссии серию работ.».

shadow

05.03.15. Сообщение от патриарха РПЦ Кирилла.

«Правосеки» не только глумятся над иконами и святынями, они еще и жестоко издеваются над служителями церкви. Так, украиснкие националисты уже убили трех православных священников и арестовали более десяти монахов. Православные служители постоянно подвергаются пыткам, издевательствам и изгнаниям со стороны «сторонников Бандеры». Несколько дней назад боевики «Правого сектора» захватили храм в селе Бутин Тернопольской области, что на западе Украины.

Радикалы отказались пропускать прихожан в церковь, из-за чего верующие не смогли совершить утреннюю литургию. А когда русский священник зашел в храм, тот был уже занят представителями Киевского патриархата. А ко дню, когда украинские националисты отмечали годовщину создания Украинской повстанческой армии, на Украине были распространены листовки, содержащие призывы к уничтожению священнослужителей Украинской церкви Московского патриархата.

Фашисты делают все для того, что бы искоренить Русскую православную церковь на Украине, а ни так называемым »чистым» правительством, ни простыми украинскими жителями не предпринимается никаких действий, чтобы остановить эти ужасные репрессии. Напомним, что именно бандеровцами в 1941-1945 годах был устроен самый настоящий террор против Православия на Украине. Планируя создать столь желанную им независимую Украину со своей независимой церковью, за пять лет УПА уничтожила более 900 православных священников.»

05.03.15. Заметка от обозревателя Дениса Селезнева.

«Когда у киевских войск закончатся танки. Боевые действия на Донбассе обернулись для украинской армии огромными потерями вооружений — в первую очередь танков. По примерным подсчётам, в течение боёв 2014 года ВСУ потеряли до 200 машин уничтоженными и захваченными противником. Возобновление активных боёв вполне естественно ведёт к новым потерям. С начала 2015 года и до середины февраля было потеряно до 50 танков, захвачено не менее 40, ещё какая-то часть оказалась повреждённой и была отведена на ремонт. Таким образом, чуть более чем за месяц боёв Киев потерял ещё более 100 танков, то есть не менее 300 с начала военной кампании. Стоит также отметить и фактор возраста — Украина имеет на вооружении танки, в большинстве своём произведённые около 30 лет назад. Это дополнительно увеличивает количество отказов и поломок.

Самим уже не справиться

Теоретически для ВСУ эти потери всё ещё восполнимы, ведь кроме 600 Т-64, которые находились в армии на начало боевых действий (правда, не все они были боеспособными), на базах хранения также числились ещё 600 Т-64, 600 Т-72 и 150 Т-80. Однако с вводом этих машин в строй существуют серьёзные проблемы. Во-первых, ещё летом как минимум 300 из хранящихся на складах Т-72 были признаны совершенно непригодными к восстановлению. По сути, многие из них представляют собой лишь остовы танков, которые были разукомплектованы для выполнения экспортных контрактов. Всего за годы независимости было продано до 800 танков этого типа, а оставшиеся послужили источником запчастей. Т-64, хотя и не поставлялся на экспорт (исключение составили несколько танков, отправленных осенью 2014), но неудовлетворительные условия хранения также привели к выходу из строя многих узлов и навесного оборудования.

В декабре и начале января президент и министр обороны Украины торжественно передавали восстановленную и модернизированную технику представителям воинских частей. Если судить по фотоснимкам этих мероприятий, то всего было передано до сотни обновлённых и отремонтированных танков. Не менее трети из них — это машины, которые предназначались для экспортных поставок в Конго и Нигерию и были произведены ещё в довоенное время. Стоит также отметить, что передача 31 танка (батальона), прошедшего восстановление на танкоремонтном заводе во Львове, окончилась скандалом. Уже после торжественной передачи президентом командир танкового батальона 14-й бригады отказался принимать машины ввиду их неудовлетворительного технического состояния. Вскоре все они были отправлены на завод на доработку.

Интересно и то, что, по словам генерального директора завода им. Малышева, который присутствовал на одном из торжественных вручений, его предприятию за три месяца удалось восстановить до двадцати побывавших в боях танков «Булат» — украинской модернизации Т-64. Учитывая, что львовский завод и завод им. Малышева являются наиболее сохранившимися предприятиями отрасли, вся украинская промышленность едва ли способна ставить в строй больше танкового батальона в месяц. А это значит, что на компенсацию потерь, полученных за месяц зимней кампании, промышленности понадобится не менее 3–4 месяцев работы.

Что касается поступлений не восстановленных, а новых машин, то тут перспективы ещё менее оптимистичные. Единственный завод в Украине, который способен производить новые машины, — харьковский завод им. Малышева. По заявлению его генерального директора Николая Белова, на данный момент цикл производства одного танка составляет 9 месяцев. При этом не совсем ясно, сколько же машин одновременно в состоянии производить завод. При самых оптимистичных прогнозах, озвученных представителями «Укроборонпрома», на протяжении 2015 года украинские танкостроители смогут произвести до 40 новых танков. Эта цифра выглядит не такой уж маленькой, особенно если учесть что за последние два года завод выпустил не более 10 новых машин. Но и для этих скромных планов по меркам фронта ещё понадобится найти достаточно надёжных поставщиков некоторых комплектующих взамен российских.

В начале февраля правительство утвердило государственный оборонный заказ на 2015 год. И хотя документ считается совершенно секретным, ряд политиков уже успели раскритиковать его, частично выдав его подробности. В частности, из их заявлений ясно, что основной упор делается на производство и восстановление танков и на это будут потрачены значительные средства. Однако стоит учесть, что, судя по всему, пытаясь получить финансирование, украинские оборонные предприятия существенно завышают свои возможности. Проблема кажется настолько серьёзной, что глава СНБО Турчинов предложил ввести ответственность за невыполнение договоров по гособоронзаказу. По его словам, случаи срывов заказов стали в промышленности системным явлением. Это выглядит вполне логичным, если учесть, что украинская промышленность испытывает дефицит не только производственных мощностей, но и собственно рабочих. Попытка в короткие сроки найти несколько тысяч квалифицированных сотрудников на зарплату в 80–100 долл. сегодня выглядит злой иронией.

Учитывая всё вышесказанное, в случае продолжения активных боевых действий танковые войска Киева будут либо таять нарастающими темпами, либо потребуют импорта готовых к эксплуатации танков. Если такой импорт организован не будет, то ещё два-три сражения масштаба битвы за Дебальцево — и ВСУ грозит серьёзный некомплект в танковых частях.

Поможет ли заграница?

Вполне естественно, что для быстрого пополнения штатов ВСУ понадобится импортировать исключительно танки советских моделей. Учитывая специфику советского экспорта и нынешнюю международную обстановку, такими танками могут быть лишь Т-72, находящиеся в распоряжении стран Восточной Европы. Если брать общую цифру, то на данный момент в Чехии, Болгарии, Венгрии, Польше, Словакии и некоторых республиках бывшей Югославии на сегодня состоят на вооружении до 800 машин этого типа, 500 из них на вооружении армии Польши. Ещё до 600 танков находятся в этих странах на базах хранения. Естественно, эти танки имеют различное техническое состояние, оценить которое, как и на Украине, пожалуй, сегодня не смогут даже местные министерства обороны. И всё же теоретически ВСУ могли бы рассчитывать на несколько сот танков из этих стран. Но на пути подобных планов на сегодня возникает целый ряд препятствий.

Во-первых, стоит отметить, что в вопросе покупки Т-72 в Европе у Украины есть серьёзный конкурент — Ирак. Вооружённые силы этой страны несут значительные потери в бронетехнике в боях с исламистскими группировками. Из поставленных США 150 танков «Абрамс» иракские танкисты уже потеряли едва ли не половину. Не меньшие потери несут и танки советского производства. Ещё в 2009 году министерство обороны Ирака заявило, что намеревается закупить до 2 тыс. единиц Т-72. Правда, впоследствии лишь Венгрия отгрузила Ираку 77 машин из своих запасов, и они прошли модернизацию на американских предприятиях. Кроме того, Болгария осуществляла поставки бронетехники, правда, не танков, а универсальных тягачей МТ-ЛБ из старых запасов.

С началом боевых действий в Ираке летом 2014 вновь встал вопрос о поставках техники из Европы. В июле руководство Евросоюза официально признало необходимость поддержать Ирак вооружениями. Первыми странами, которые заявили о начале поставок танков, стали Венгрия и Чехия. Нашумевшая летом партия из 58 венгерских Т-72, которую якобы везли в Украину, в реальности отправилась в Чехию для восстановления. И сегодня усилия чешских ремонтников направлены на выполнение контрактов с Ираком и Нигерией. В январе украинский самолёт «Мрия» перевёз в Африку 16 танков для нигерийских военных. Некоторые СМИ также интерпретировали это событие как начало вооружения Украины странами Восточной Европы. Стоит отметить, что по заявлениям чешской компании «Экскалибур», которая и занимается поставками восстановленных танков, иракский контракт, включающий более сотни единиц бронетехники, займёт производственные мощности предприятия как минимум на два года. Так что танков из Чехии Украине придётся ждать долго. Второй поставщик этих контрактов — Венгрия — на сегодня оставляет в запасе всего несколько десятков машин, которые в свою очередь сами требуют ремонта и доукомплектации и ничем помочь Киеву не могут.

Наиболее реальным поставщиком выглядит, конечно же, Польша. В советские времена эта страна сама производила лицензионную версию Т-72 и по сей день обладает наиболее значительным танковым арсеналом в Восточной Европе. Кроме 530 Т-72, находящихся по штату в частях польской армии, на хранении находится до 200–300 единиц. Пока о планах поставок в Ирак бронетехники из Польши ничего не известно, так что можно было бы ожидать, что польские танковые запасы будут направлены на помощь ВСУ. Однако и тут возникают вполне объективные проблемы.

Во-первых, польская танковая промышленность сама находится не в лучшем виде. Заключив в 2003 году контракт на поставку 48 танков РТ-91(улучшенная версия польского Т-72) с Малайзией, поляки почти на два года задержали его выполнение из-за производственных проблем. С тех пор дело вряд ли улучшилось. Так, программа по модернизации всего 40 танков непосредственно для польской армии в 2011–2013 годах растянулась на три года. Конечно, восстановление танков с хранения и их модернизация — далеко не одно и то же. И всё же рассчитывать на особенно большие возможности польской промышленности также не приходится — за потерями ВСУ им также не угнаться.

Не стоит сбрасывать со счетов и позицию официальных польских лиц. Так, в министерстве обороны республики неоднократно отмечали, что Польша будет поставлять Украине вооружение только в случае принятия коллективного решения НАТО и Евросоюза. Самостоятельно ввязываться в конфликт с Россией из-за Украины поляки не намерены. Не менее принципиальным условием является полная оплата техники украинской стороной — никаких безвозмездных подарков делать Киеву соседи не намерены. Сарказмом прозвучали слова министра обороны Томаша Семоняка о том, что Польша в любой момент готова продать Украине танки PТ-1. Суть в том, что эта машина, выполненная по стелс-технологиям, на данный момент существует всего в одном опытном экземпляре и её гипотетическое производство может начаться не ранее 2018 года. Впрочем, украинские СМИ сарказма не поняли и осенью прошлого года распространили победоносную новость о том, что Польша вот-вот начнёт поставлять Украине танки-невидимки.

Ещё одним источником танков могла бы стать Болгария, ведь в этой стране могут находиться на хранении не менее 150 танков. Однако и здесь большие перспективы видят на иракском рынке. Пытаясь получить заказы из этой страны, власти Болгарии пошли даже на откровенный подкуп Ирака, в январе этого года безвозмездно подарив 18 гаубиц Д20 из армейских запасов и несколько тысяч единиц стрелкового оружия. Делается это, несомненно, в надежде на более крупный оружейный заказ.

Впрочем, Болгария также не обладает достаточно энергичной промышленностью, а состояние даже состоящих в армейских частях танков далеко от идеального. В парламентском отчёте, который был опубликован осенью 2014 года, говорится, что болгарские Т-72 лишь на 20% обеспечены необходимыми запчастями, а 80% танковых аккумуляторов уже отслужили свой срок эксплуатации и являются крайне ненадёжными. Поэтому запасы собственных Т-72 для болгарской армии сегодня становятся не чем иным, как складом запчастей для тех 80 танков этой модели, которые всё ещё по штату находятся в войсках.

Что касается предприятий, способных производить танковый ремонт, то за годы после развала Варшавского договора страна в значительной степени растеряла потенциал своего ВПК. Заводы не обладают ни достаточным количеством квалифицированного персонала, ни оборудованием для того, чтобы быстро поставить в строй масштабы, требуемые украинским фронтом. К примеру, в течение 2013 и 2014 годов на заводе «ТЕРЕМ-Хан Крум», который и является главным танкоремонтным предприятием страны, происходили неоднократные митинги с требованиями погасить задолженности по зарплатам, а сам завод многие годы находится на грани банкротства, а также в эпицентре коррупционных скандалов.

В подобном положении находятся, между прочим, и румынские заводы. В этой стране нет запасов Т-72, и на вооружении стоят совершенно устаревшие Т-55, но и помочь ремонтом танков из других стран Румыния вряд ли сможет. За последние 25 лет румынский ВПК неуклонно «реформировался», а вернее, просто разваливался. К 2014 году многие предприятия военной промышленности находились на грани банкротства. Лишь в мае 2014 года правительство, простив 200 млн долл. долга ВПК, принялось реанимировать оставшиеся предприятия. Противостояние на Украине Румыния восприняла как угрозу собственной безопасности, особенно учитывая вероятность размораживания конфликта в Приднестровье. Обладая одной из самых устаревших армий в Восточной Европе, румыны сегодня стоят перед необходимостью срочного обновления вооружённых сил. И украинские проблемы при этом выглядит для них, естественно, вторичными.

Что касается стран, образованных на месте бывшей Югославии, то здесь заметными возможностями обладает лишь Сербия, которая вполне по естественным причинам оказывать помощь Киеву в пику России не станет. Подобную позицию занимает и Словакия, которая хотя и имеет в запасе не менее сотни Т-72, а также остатки ВПК советских времён, но неоднократно выступала против предоставления оружия Украине.

Таким образом, можно отметить, что теоретическая возможность поставок танков из Восточной Европы существует. Наиболее успешным для Украины вариантом была бы прямая передача боеготовых танков из штата армейских частей. Без учёта политической составляющей этот вариант, конечно же, не приемлем для самих военных Восточной Европы. Ведь даже несмотря на обострившуюся ситуацию в Европе, военные бюджеты в большинстве этих стран не только не увеличиваются, но и продолжают сокращаться, в лучшем случае остаются на уровне прошлого года. Поэтому разбрасываться комплектами армейских частей Восточной Европе просто не по карману. И даже в случае гипотетической замены танками США или Германии соответствующего украинским потребностям количества машин, которые могли бы быть переданы восточным союзникам взамен убывших в Украину, сейчас просто нет. Даже наличные силы не удовлетворяют граничащие с Украиной страны, и все они в один голос сейчас требуют прислать подкреплений контингентами США и стран Западной Европы.

Если говорить о более реальном варианте — ремонт и предоставление запасов техники, то тут успеха можно было бы добиться при условии единой политической воли в Европе и мобилизации возможностей промышленности, как в Восточной Европе, так и в западных странах. Поставки танков на Украину для того, чтобы они могли сыграть заметную роль, должны стать непременно общеевропейским делом. Осуществлять же тайные поставки нереально как по срокам ввода их в строй, так и с той точки зрения, что большинство из них местного производства и при попадании на фронт их иностранное происхождение будет тут же установлено. А это, в свою очередь, будет означать новый виток политического кризиса в Европе. Однако пока что единой воли на Западе относительно поставок оружия нет. Лидер Евросоюза — Германия — выступает против оружейных поставок. По крайней мере, на данный момент. Такие страны, как Чехия и Словакия, которые теоретически могли бы стать центрами подготовки танков для Украины, также довольно резко против таких поставок. Та же Чехия прекратила поставки на Украину даже капсюлей для производства пистолетных патронов. Польша, хотя и занимает более лояльную Майдану позицию, но самостоятельно ввязываться в конфликт не имеет ни желания, ни возможностей. Да и требует полноценной оплаты за технику. Причём кто-кто, а Польша свою технику ценит даже слишком высоко — той же Малайзии в своё время они продали довольно устаревший PT-91 по 5,5 млн долл. за единицу.

В итоге можно констатировать, что на данный момент единственным более-менее реальным вариантом для Киева является налаживание поставок запчастей и отдельных узлов для танков из стран Восточной Европы. Но и эта возможность, пока Запад не примет консолидированного решения о помощи, выглядит маловероятной в больших масштабах.

05.03.15. Сообщение от журналистов.

«Глава Федерации профсоюзов Луганской Народной Республики Олег Акимов сообщил о том, что профсоюзные организации Греции вышли с предложением организовать оздоровительный отдых детям Луганщины на территории своей страны. Также по словам Акимова на сегодняшний день руководство ЛНР ведет переговоры о летнем отдыхе для детей из социально незащищенных семей на территории России и Абхазии.»

От пресс-службы Донецкой администрации: «Число погибших на донецкой шахте горняков выросло до 33 человек. Предположительно причиной аварии на шахте в Донецке стал взрыв метана. В донецкой шахте им. Засядько обнаружены тела еще 23 горняков, погибших в среду утром в результате взрыва метана.»

05.03.15. Сообщение от «Русской весны».

«ВСУ заминировали мосты в Крым. Российские пограничники зафиксировали минирование двух автомобильных мостов через Чонгарский пролив, разделяющий Крымский полуостров и полуостров Чонгар на территории Украины, сообщил представитель пресс-службы пограничного управления ФСБ России по Республике Крым. Зафиксирована закладка 42 деревянных ящиков зеленого цвета к опорам мостов. К ящикам подведены электрические провода, концы которых выведены в направлении места дислокации украинских военнослужащих. Были заминированы действующий мост на дороге между пограничными пропусками «Джанкой» (РФ) и «Чонгар» (Украина), а также старый мост, который сейчас не используется. Украинская сторона во время минирования не приостанавливала движение по функционирующему мосту транспортных средств и проход лиц, пересекающих государственную границу в пешем порядке.»

04.03. 15 Интервью с Игорем Ивановичем Стрелковым

ahR0zyYYwbk[1]04.03.15. Заявление Алексея Мильчакова.

«Командиры разведгруппы «Русич» ожидают новых провокаций Алексей Мильчаков уверен, что вслед за неумелой провокацией батальона «Азов» к черному пиару «Русича» присоединятся более авторитетные силы.

В соцсетях набирает обороты скандал вокруг фейкового видео, на кадрах которого несколько людей с оружием и в масках представляются бойцами диверсионно-штурмовой разведывательной группы «Русич» и берут на себя ответственность за убийство российского политика Бориса Немцова. Лидер подразделения Алексей Мильчаков уже назвал запись неумелой провокацией. В эфире LifeNews он рассказал о возможных заказчиках видеодиверсии и предположил, как могут развиваться события в дальнейшем.
Командир предположил, что провокацию могли провести участники так называемой антитеррористической операции, связанные с батальоном «Азов». По его словам, командиры нацгвардии не только воспринимают разведчиков «Русича» как идеологических врагов, но и пытаются уничтожить их репутацию на территории России, выбрав такой резонансный повод, как громкое убийство известного политика.

— Фейк-признание от нашего имени сняли по заказу покровителей батальона нацгвардии с целью нас дискредитировать и очернить, — уверен командир ДШРГ Алексей Мильчаков. — Для большей достоверности они разместили видео на платформе групп в социальных сетях, которые пародируют новости Новороссии.

Вместе с тем командир подчеркивает, что запись содержит целый ряд ляпов и ошибок, которые могут стать дополнительным аргументом в пользу признания ее неумелой фальшивкой. По его словам, обман вскрывается уже на уровне суждений о внешнем облике фигурантов видео.

— Наши лица, как и лица наших бойцов, всегда открыты — нам нечего бояться, мы несем ответственность за свои слова. А на представленных кадрах от нашего имени выступают неизвестные в балаклавах. Кроме того, представители нашей группы всегда выступают в камуфляже, а на видеозаписи наши псевдосторонники одеты в футболки с символикой музыкальной группы, — объяснил Мильчаков.

Он также предположил, что провокация с видео не станет последней в судьбе разведывательного подразделения. По словам Мильчакова, ненависть к «Русичу» растет и за океаном, а потому следующий скандал может быть подготовлен по заказу ближайших партнеров Вашингтона.

— Мы ожидаем очередных провокаций, поскольку «Русич» находится на острие борьбы за Новороссию. В пользу этого говорит и тот факт, что недавно Евросоюз включил меня в санкционный список, — подчеркивает командир. — Кроме того, могу похвастаться попаданием в топ-десятку самых опасных террористов, по мнению украинских силовиков. То есть угроза существует со всех сторон: и в России, и в ДНР, и за рубежом.

Как сообщал LifeNews ранее, разведгруппа «Русич» известна тем, что воевала на стороне ополченцев Донецкой Народной Республики против украинских силовиков и участвовала в разгроме двух групп батальона «Айдар» 5 сентября прошлого года у поселка Счастье.

Командир Алексей Мильчаков с позывным Серб в феврале 2015 года попал в санкционный список, опубликованный властями Канады. Кроме Мильчакова в него вошли еще 13 ополченцев, среди которых командиры батальона «Сомали» Гиви и батальона «Спарта» Моторола, а также заместитель командующего корпусом Минобороны ДНР Эдуард Басурин.

Loading...

04.03.15. Сообщение от военкора с позывным «Самур».

«В Запорожье формируется ударная бронегруппа для атаки Донбасса, а танки прячут в сараях. По сообщениям жителей Донецка, которые ездили по разным делам в Запорожскую область, там командование украинских войск продолжает накапливать бронетехнику. Бронетехника концентрируется в районах Запорожской области, граничащих с западными и юго-западными районами бывшей Донецкой области, другим словами, территориями ДНР, временно оккупированными ВСУ. Перебрасываемые на восток Запорожской области бронетанковые силы трудно обнаружить простым взглядом или даже со спутника. Все танки, САУ, БТР и остальное рассредоточены по заброшенным предприятиям, пустующим фермам, различным ангарам и сараям, находящимся далеко от человеческого жилья. Замечено, что образцов новой техники среди бронированных машин, направляемых к границам Донбасса, практически нет. Вся техника производства 70-х-80-х годов прошлого века, по всей видимости, долго простоявшая складах. Концентрация бронетехники на расстоянии одного марш-броска от зоны боевых действий, указывает на то, что руководство Украины на мир не настроено.»

04.03.15. Заметка от военного обозревателя Шурыгина

…Фронт надвигается быстро. Всего десять минут назад за спиной остался посёлок Перевальск это глубокий тыл. Сюда тянутся с передовой мирные жители из, оказавшихся под огнём городков и посёлков. Здесь есть свет, здесь принимают беженцев. А мы уже едем по дороге, справа и слева от которой видны свежие воронки разрывов и осторожно объезжаем кляксы разбитого асфальта попаданий в дорожное полотно. Здесь уже стреляют. Сюда прилетают снаряды. И чем дальше вперёд, тем прицельнее и чаще. Собственно, радиус стрельбы украинской артиллерии и определяет сегодня понятие фронта. Попадаешь под него и ты на фронте!

Въезжаем в Зоринск.

Ещё год назад это был небольшой шахтёрский городок при шахте «Никанор – Новой» — первой шахте открытой при «самостийной» Украине, сонный зелёный ухоженный городок, восемь тысяч жителей. Но это было год назад. С августа это прифронтовой город. Весь август и сентябрь по его окраинам то и дело отрабатывала украинская артиллерия, пытаясь «нащупать» военные объекты ополчения. Били миномёты, били «грады», изредка прилетали снаряды гаубиц. Но после перемирия обстрелы утихли. Тем более, что ни никаких военных объектов в городе не было и в помине. И вот теперь, с началом зимней компании, по городу вновь ударила украинская артиллерия. А вчера по нему полным боекомплектом отработал украинский «смерч».

Специально сворачиваем в город. Разрушения ужасные! Город буквально растерзан чудовищными взрывами. Посреди школьного футбольного поля воронка размером с треть стадиона, на дне которой человек кажется гномом.

Вторая ракета ударила в школу, превратив в руины целое крыло и разрушив ещё половину другого. Ни одного целого окна, все стены в трещинах. Под ногами ковёр битого стекла, переломанной мебели. На стенах чудом сохранившиеся плакаты – «Гордость нашей школы» — симпатичные улыбающиеся детские лица, и прямо напротив огромного провала в стене плакат «Наша Украина!» — золотое пшеничное поле, синее небо, красивая девушка в «вышиванке» с красивым цветочным венком на голове. Сейчас плакат смотрится садистской насмешкой…

Несколько женщин сносят в уцелевшее крыло сохранившуюся мебель, пособия, учебники, аппаратуру, компьютеры. Чувствуется, что школу создавали с большой любовью, и она была гордостью посёлка. Была…

Директор школы осторожно укладывает на стол пособия из класса биологии.

— За что они так нас? – спрашивает она нас, словно бы мы знаем ответ на это вопрос…

…Пятиэтажке повезло. «Смерч» попал рядом с ней в частный дом. Теперь на его месте пустырь из битого кирпича и шифера. Ни единого куска целой стены и только чудом сохранившаяся печка с трубой возвышается над руиной, как надгробие. По руине потерянно бродят две женщины. Одна лет пятидесяти, другая молодая, лет двадцати пяти. Они ищут то, что осталось от хозяина дома Сергея Бондарева – пенсионера восьмидесяти лет. Женщина постарше – его дочь, вторая внучка. Плакать они уже не могут. Вместо слёз – какой-то птичий клёкот.

— За что?..

— Идите сюда,- окликает их сосед. Среди битого кирпича странный ком, похожий на обугленную подушку. – Вблизи становится понятно – это всё, что осталось от деда Бондарева. Чудовищный обугленный «бюст» без рук, без черепа с пригоревшим к шее мозгом…

— Пакет какой-нибудь есть?

Внучка достаёт из кармана тонкий синий мусорный пакет, в которую пытаются осторожно уложить останки, но они сразу прорывают его и шлепаются под ноги.

— Чего, не могли нормальный пакет найти? – ругается сосед и снова поднимает с землю обугленный бюст.

Дочь хватается за торчащую из земли трубу. Ей плохо. Внучка наклоняется и пытается накрыть останки деда разорванным пакетом. Рядом валяется обгорелое, потерявшее цвет эмалированное ведро. Вдвоём они кое-как заталкивают в него останки, но большая часть их возвышается над ведром и внучка прижимая ведро к груди, почти обнимая то, что осталось от деда, осторожно пробирается по развалу к дороге. За ней сосед медленно ведёт полуобморочную мать.

Над одинокой трубой неспешно курится едкий угольный дымок, видимо в последнюю минуту своей жизни старик затопил печь.

Если бы ракета пролетела ещё пару десятком метров, то пятиэтажка превратилась бы в братскую могилу.

За что?..

* * *

…Ход боевых действий в январе-феврале 2015 года выявил, как сильны стороны, так и слабости военной организации ополчения. Ценой огромных усилий, всего за три месяца, из неорганизованных слабообученных отрядов народного ополчения, удалось сформировать боеспособные соединения корпусного уровня, которые, вступив в бой в двадцатых числах января, смогли за последующие три недели серьёзно потеснить украинские войска, с подготовленных заранее, и хорошо оборудованных в инженерном плане рубежей обороны, и к четырнадцатому февраля, окружить в районе Дебальцево крупную группировку украинских войск.

Но три месяца, потраченные на формирование, это очевидно недостаточный срок, для формирования полноценного боеспособного соединения, и, в ходе боевых действий, выявились слабости и недостатки ополчения ДНР и народной милиции– так называются ВС ЛНР.

Одной из главных проблем стала индивидуальная подготовка солдат, чей уровень обученности, особенно в пехотных подразделениях, не в полной мере соответствует современным требованиям общевойскового боя. Главная причина этого острый дефицит подготовленного младшего офицерского и сержантского состава взводного – ротного уровня. В среднем на батальон, в лучшем случае, имелось два три командира взвода с военным образованием. Этот дефицит приходилось покрывать за счёт назначения на эти должности выпускников вузов и бойцов, получивших боевой опыт в боях июня-сентября, с последующим их ускоренным обучением уже в подразделениях. Но полностью эта проблема так и не была решена. Как следствие, в ходе боёв пехоту пришлось постоянно «укреплять» хорошо обученным группами «спецназа» и разведывательных подразделений, которые в итоге, по большей части, использовались как «штурмовые группы.

Аналогичные проблемы вскрылись и в механизированных частях. Танковые экипажи, получив начальный опыт вождения и стрельбы, не в полной мере овладели вверенной техникой и практически не имели опыта её ремонта, что в боевой остановке часто приводило к неоправданному оставлению техники при минимальных поломках и повреждениях. Кроме того, экипажи не имели надлежащего опыта действий в составе подразделений, что существенно снижало эффективность применения этих подразделений и приводило к большим неоправданным потерям в технике и людях.

* * *

…За Зоринском по шоссе мы скоро добираемся до расположения ополченцев.

Это уже совсем фронт. Отсюда до передовой километра три. Сейчас передовая проходит по центру села Чернухино, которое штурмует Луганский корпус. Село – стратегический пункт – через него ополчение прорывается в Дебальцево. Потеря его и села Логвиново это затянутое наполовину «горло» мешка, в котором окажется «укроповская» группировка.

Другую половину со стороны Углегорска «затягивает» Донецкий корпус, штурмуя Калиновку. Возьмут их и всё – «укроповская» группировка окажется в окружении. Ближайшие двое суток решат исход этого сражения.

Бои за Логвиново

Бывшая «стекляшка» столовой у проходной автобазы теперь расположение одной из наступающих на Дебальцево бригад. Сама автобаза – и лагерь и штаб.

…Ловлю себя на ощущении стука крови в ушах, словно бы я пробежал кросс и, вдруг, понимаю, что это не кровь, а уханье далёкой артиллерии. Страшный конвейер войны работает без остановок и перерывов. За спиной наши гаубицы и «грады» вышвыривают в мутное, сочащееся снегом и дождём небо сотни и тысячи килограммов взрывчатки, заключённой в остроголовые стальные цилиндры всех калибров, а впереди, из-за линии фронта, украинская артиллерия так же безостановочно и методично отправляет нам такие же посылки смерти. И где-то над нами, в ледяной пустоте накладываются, пересекаются их траектории. Взлетают в апогей и тут же ухают вниз капли мин, тянутся к далёким целям длинные параболы гаубичных снарядов, густыми параллелями чертят небо колья «градов». И оттуда, с небес, обрушиваются на землю, вонзая в неё чувствительные жала взрывателей, расплескивающих во все стороны чудовищные огненные шары, превращая в руины дома, выгрызая в мёрзлой земле язвы воронок, заклёпывая окопы, размётывая блиндажи, выискивая и разрывая человеческие тела как гнилую ветошь.

Мы тоже в зоне огня. Но украинская разведка не вскрыла это расположение, и потому тут относительно тихо. Снаряды и «грады» рвутся где-то впереди, километрах в двух — трёх. Так, что тут почти «тыл», в понимании фронта…

…В «стекляшке» слева от входа во всю стену кирпичный камин-мангал. В мирные годы здесь, наверное, шкворчал на шампурах шашлык, роняя душистые капли на угли, и тревожа ноздри ароматом жаренного мяса. Теперь в нём жарко дышат огнём доски от снарядных ящиков. Перед огнём в разломанных креслах солдаты жадно ловят тепло, протягивая к нему заскорузлые от грязи и ссадин ладони. От мокрых ватников, разгрузок и штанов поднимается пар. На лицах блаженство. На этой войне тепло — роскошь, доступная не часто и наслаждаются им как гурман изысканным блюдом…

Справа тёмный провал двери в зал без окон. Под потолком мутная лампочка. Полумрак. Длинный узкий стол, грубо сколоченный из досок, чёрный от копоти и грязи. Такие же длинные – без спинок скамьи перед ним. Здесь едят.

В зал ввалилась толпа солдат. Разведка. Они только с передовой. В глазах ещё чумовой морок боя. Зрачки как дыры стволов. Зал сразу заполняет тяжелое дыхание, сипенье, кашель. Здоровых нет. Пятые сутки на ногах, на морозе, под дождём и снегом. Грязные, мокрые, одинаково одетые в когда-то белые, а теперь в грязи, дырах и пропалинах маскхалаты, увешанные амуницией, источающие запах гари, земли, кислой овчины. Рассаживаются, поставив оружие между ног. Десяток рук тянется к мискам с хлебом, и они сразу пустеют.

Две немолодые женщины с кухни проворно и молча разносят глубокие миски с борщом, зал наполняет вкусный свеколько-мясной запах. Гремят ложки. Бойцы едят молча и жадно как псы. Не разбирая вкуса, не разговаривая, а лишь насыщаясь, глуша чувство голода и пережитого ужаса близости смерти. Отрывают крепкими зубами крупные куски хлеба и, почти не разжёвывая проглатывают его, буквально пропихивая сквозь глотки в желудки. Они сейчас действительно похожи на стаю каких-то диких животных. И стук ложек, чавканье, сдавленное дыхание, кашель только подчёркивают это сходство…

— А ложка? Где ложка? – с какой-то детской обидой вдруг взрывается немолодой худой, стриженный «ежиком» разведчик, сидящий перед полной миской. Из ворота явно домашнего крупной вязки, когда-то серого, а теперь почти чёрного свитера выглядывает серый острый кадык.

— Нету! – отзывается одна из женщин, разносящая еду. – Ваши же и растащили…

Боец зло пыхтит и пытается пить суп прямо из миски, взяв её двумя руками, но кто-то из соседей достаёт из «разгрузки» ложку и, молча, протягивает ему. Он благодарно кивает и, поставив миску на стол, начинает торопливо есть, но доесть не успевает.

В столовую стремительно заходит молодой крепкий парень – командир разведчиков. По виду сразу понятно – из кадровых – всё на нём подогнано, всё к месту, всё качественное. Он бросает с порога:

— В Чернухино «Мачете» зажали. Пропустили в «мешок» и накрыли. Два «двухсотых», минимум четыре «трёхсотых». Двоих не могут вытащить. Надо деблокировать. По коням!

Разведчики тут же начинают вставать из-за стола…

— Хлопцы, да вы хоть доиште! – Взрывается одна из женщин, седая в малиновой длинной кофте – Ничёго за пять минут не зробится…

Но уже последний боец, на ходу запихивая в рот горбушку хлеба, скрывается в проёме выхода.

Женщины молча начинают собирать миски со стола. У того, который был без ложки, больше половины борща осталось не съеденным…

* * *

В ходе боевых действий проявились проблемы в организации взаимодействия различных родов войск. Имелись случаи атак механизированных подразделений без поддержки пехоты, выход подразделений на рубежи атак без запланированной артиллерийской поддержки, неумелая корректировка огня и целый ряд других проблем.

Неприятным сюрпризом для командования стали факты дезертирства среди личного состава бригад с началом фазы активных боевых действий. Часть личного состава, принятая на службу в сентябре – октябре, фактически не имела никаких других мотиваций к службе, кроме материального стимулирования, в условиях острого дефицита оплачиваемой работы в области, и, с началом новой фазы войны, некоторые из вновь пришедших на службу контрактников дезертировали. Это говорит о том, что в условиях дефицита времени не был налажен качественный отбор добровольцев, а так же то, что воспитательные органы всех уровней недостаточно занимались воспитанием и работой с личным составом.

В этих условиях наиболее стойкими в морально-психологическом отношении подразделениями стали подразделения укомплектованные добровольцами, пришедшими в период мая – сентября 2014 года, а так же укомплектованные добровольцами из России или смешанные с ними.

Отдельно необходимо отметить, что при формировании луганского корпуса было потрачено неоправданно много время на борьбу с махновщиной, нежеланием части полевых командиров встраиваться в вертикальную корпусную структуру со строгой иерархией подчинения и утратой влияния на местах, которое часто граничило с бандитским «крышеванием». Несмотря на предпринятые усилия, определённая часть вооружённых отрядов ЛНР (казачество, «бригада Мозгового» и др.) частично или полностью сохранила свой добровольческий статус, что самым негативным образом сказалось на ходе ведения боевых действий. Задачи, поставленные перед этими формированиями в ходе активной фазы, были не выполнены, или выполнены лишь частично. Имелись случаи и прямого отхода, как например в боях под Логвиново, где казачий отряд с началом контратаки ВСУ отошёл, бросив в бою подразделение штатной бригады ВСН, что привело к тяжёлым потерям в составе отряда — 2 убитых и 20 раненых.

Прямым следствием этого стал так же острый дефицит организованного резерва пехоты, для замыкания окружения украинских частей в районе дебальцевского выступа. Командованию пришлось принимать нестандартные решения пополнения резервами воюющей под Дебальцево группировки. Так из военнослужащих штабных и тыловых структур были сформированы роты, которыми усилили наступающую группировку и смогли переломить ход боёв за Дебельцево.

* * *

…Прямо за хлипкой фанерной стенкой столовой – медпункт. В столовую ведёт левая дверь, а в медпункт вправо открытый проход. Там под окнами вдоль стены сидят и лежат бойцы. Кто-то курит, кто-то спит. У всех яркие белые пятна бинтов. Это «лёгкие», ждут эвакуации. Перед ними на полу санитар меланхолично и старательно отмывает перекисью водорода с брезентовых армейских носилок кровь. Короста крови под струёй перекиси тут же начинает густо ржаво пениться, пузыриться, шипеть и санитар скребком и тряпкой сгоняет её на пол, потом снова льёт перекись и процедура повторяется. У огромного — в полстены мутного окна стоят уже трое отмытых носилок, рядом на полу ещё трое в грязи и крови…

На уровне глаз через середину зала натянута верёвка, на ней одноразовые медицинские простыни – это «стена» отделяющая операционную. За ней три хирургических стола, рядом столики. На них под стерильными марлевыми полотенцами инструменты, лекарства, уже «заряженные» лекарствами шприцы . Переносные осветители на металлических штангах. Тут пока пусто. Доктор в армейском — грачёвских времён — камуфляже «морковнике»,в зелёной спортивной шапке с залихватской косынкой «арафаткой» на шее. В глазах за дымчатыми стёклами очков многодневная запредельная усталость. Он выходит на улицу покурить. Прямо над головой вдруг оглушительно ахает разрыв, за ним другой, третий… Все инстинктивно приседают. Разрывы гремят как из пулемёта. Всё буквально дрожит от грохота, но ни одного осколка, ни ударной волны. Чудо! Чудо имеет своё объяснение. Это над головами снаряды «града» проходили сверхзвуковой барьер…

Доктор закуривает.

— Потери тяжёлые – Отвечает он на вопрос. – Каждый шаг даётся кровью. За вчерашние сутки больше шестидесяти человек раненных.

— А «двухсотых»?

— Не знаю. Их к нам не привозят. – отвечает он. Докуривает сигарету и гасит. – Пойдёмте, приглашает он. — Надо хоть чаю попить, пока снова поток не пошёл…

IPXl4hNG4sA[1] phIHaGjDeiQ[1] g7En7FxAeuU[1] _vOG7PKflVw[1] HeRTYrb3qTs[1] bgl37u0D0sY[1] q7v_yZcw2HI[1] j2rlXUAIAh8[1] x5DiHOoPW_4[1]

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Uriy    

    05.03.15. Материал о положении на оккупированной части территории ЛНР.
    эта публикация проходила здесь 1-2 месяца назад

    0

Добавить комментарий

Войти без регистрации: