shadow

Путь Болгарии к независимости. Этапы и цена вопроса.


shadow

Из истории дипломатии и политики.

Боснийский кризис 1908-1909 гг. вызвал необходимость решения еще одной старой проблемы, также доставшейся по наследию из 70-х гг. XIX в.

3 марта 1878 г., по окончанию русско-турецкой войны, в местечке Сан-Стефано — тогда дачном пригороде Константинополя был подписан мирный договор. По его условиям договора Турция обязывалась выплатить 1,41 млрд. рублей контрибуции, из которых 1,1 млрд. погашались территориальными уступками — Ардагана, Карса, Батума, Баязета в Азии; Добруджи, островов дельты Дуная и Змеиного острова в Европе. В качестве вознаграждения за возвращаемую России южную часть Бессарабии, территории, уступаемые турками в Европе, за исключением Змеиного острова, переходили к Румынии. Образовывалось автономное княжество Болгария от Дуная до Эгейского моря, и от Черного Моря до Охридского озера.


При открытии военных действий император Александр II обратился к болгарскому народу с воззванием, обещая освободить их от турецкого гнета. 9 марта 1878 г. султан ратифицировал договор. 28 марта 1878 года состоялся обмен ратификационными грамотами, и договор вступил в силу. 2 апреля к болгарскому народу обратился Великий Князь Главнокомандующий: «Болгаре! Державные слова Августейшего Государя и Брата моего, обращенные к вам в июне прошлого года с берегов Дуная, сбылись».

Границы «сан-стефанской» Болгарии в целом соответствовали этнографическим знаниям того времени. Зависимость княжества от Турции сводилась к номинальной выплате дани, в течение двух лет княжество управлялось русским комиссаром, в распоряжении которого должен был находиться 50-тысячный корпус. Демаркация границ поручалась русско-турецкой комиссии. Князь избирался населением из представителей династий, не правящих в Великих Державах.

Отто фон Бисмарк, говоря о русской политике на Балканах, заметил, что «освобожденные народы не благодарны, а требовательны…», и реакция в Сербии, Румынии, Греции и даже в самой Болгарии на Сан-Стефано была явным тому доказательством. Восторженно его встретила лишь огромная масса болгарского крестьянства. Национальная интеллигенция весьма негативно отнеслась к потере Добруджи, считая Дунай единственно справедливой болгаро-румынской границей. Серьезные претензии выдвигались болгарской общественностью и в отношении Адрианополя, и Салоник, оставшихся в Турции.

Впрочем, судьба Балкан решалась не на полуострове. Оказавшись в изоляции, Россия вынуждена была объявить договор прелиминарным и согласиться на его пересмотр на Берлинском конгрессе. 13 июля 1878 г. был подписан новый трактат. Положения Сан-Стефано были существенно переработаны. Наибольшие изменения имели место в статьях по болгарскому вопросу. Он находился в центре внимания Конгресса, из 64 статей трактата 22 относились именно к нему.

Сан-Стефанская Болгария была разделена на три части: 1) вассальное княжество от Дуная до Балкан с центром в Софии с избираемым населением князем, кандидатура которого утверждалась позже султаном; 2) болгарские земли к югу от Балкан образовывали автономную провинцию Турецкой империи — Восточную Румелию с центром в Филиппополе, под управлением генерал-губернатора христианина, назначаемого султаном на 5 лет с согласия Держав (им стал фанариот, родившийся в Болгарии и служивший в турецком МИДе — Алеко Богориди). Провинция получала свое представительство и жандармерию, основанную по принципу религиозно-пропорционального представительства; 3) Македония — земли до Адриатики и Эгейского моря возвращались в Турцию без каких-либо изменений в статусе.

Территория «сан-стефанской» Болгарии — 172.000 кв. км. — была урезана почти втрое. Площадь «берлинской» Болгарии составила 64.500 кв. км. Из четырех с лишним миллионов болгар, живущих на балканском полуострове, в пределах княжества оказалось только 1 200.000 чел. Срок пребывания 50-тыс. русского оккупационного корпуса в Болгарии и Восточной Румелии был также сокращен с 2 лет до 9 месяцев. После вывода русских войск порядок в автономной провинции должна была поддерживать местная полиция, а внешняя оборона обеспечивалась турецкой армией, при этом турецкие войска не должны были размещаться по домам местных жителей, а из состава пограничных войск должны быть исключены иррегулярные части — башибузуки и черкесы.

29 апреля 1879 г. Великое Народное собрание в Тырново приняло весьма либеральную конституцию, проект которой был подготовлен русскими властями. Болгария стала конституционной монархией, власть князя ограничивалась народным представительством, на содержание его двора выдавался цивильный лист в 600.000 франков в год, он не мог быть увеличен или уменьшен без санкции Народного собрания. Избирательное право распространялось на всех мужчин старше 21 года, без имущественного и образовательного ценза. Вводилась свобода личности, собраний, запрещалась цензура, все жители страны, не зависимо от вероисповедания, признавались равными перед законом. На следующий день болгарским наследственным князем был избран «русский кандидат» — принц Александр Баттенбергский, племянник жены Александра II. Многим вскоре пришлось пожалеть об этом избрании.

Вслед за завершением работы Собрания в Константинополь был отправлен генерал Н.Н. Обручев, перед ним была поставлена задача убедить султана Абдул-Гамида II отказаться от ввода войск в Восточную Румелию, при этом само право Турции на военное присутствие в автономной провинции не оспаривалось. В Петербурге опасались, что ввод турецких войск вызовет новые волнения, внешнеполитические последствия которых будут трудно предсказуемы. Вслед за этим генерал должен был убедить население Румелии не нарушать установленного порядка и соблюдать спокойствие. 21 апреля 1879 г. Обручев был принят султаном, генералу удалось добиться поставленных задач. Турция оказалась после войны и обязательств выплачивать контрибуцию в 800 млн. франков полным финансовым банкротом. Константинополь не мог рисковать миром. 25 апреля он был в Филиппополе. В центральном соборе города Николай Николаевич прочел обращение Царя-Освободителя к населению на русском языке, после чего оно было повторено Экзархом по-болгарски. После этого Обручев произнес речь, призывая к спокойствию.

Угроза волнений и нового конфликта была снята. Болгарские революционеры не осмелились пойти на вооруженное выступление, а турки так и не ввели в Румелию свои войска. С достижением этих целей кризис, начавшийся в 1875 г., был окончательно преодолен. Положение в Восточной Румелии значительно улучшилось после утверждения султаном в мае 1879 г. Органического устава автономной провинции, стараниями русской дипломатии максимально приближенного к положениям болгарской конституции.

Спокойствие, впрочем, было недолгим. 18 сентября 1885 г. в административном центре Восточной Румелии — Филиппополе началось восстание. К нему давно готовились, большинство населения провинции(70%) было представлено болгарами. На выборах 1879 г. они добились абсолютного контроля над представительным органом Румелии — Собранием(31 из 36 депутатов). Назначенный в 1884 г. генерал-губернатор Гаврил-паша (Крестович) был арестован и изгнан. Особого сопротивления он не оказывал и не обратился в Константинополь с просьбой о присылке войск. Между тем, согласно статье 16 Берлинского трактата, именно генерал-губернатору предоставлялось такое право, после чего султан, до введения войск, обязан был поставить в известность представителей Великих Держав о причинах принятого им решения. Восставшие провозгласили объединение Румелии с Болгарией. Русское правительство не было поставлено князем Александром Баттенбергом в известность о планах переворота и в известной степени было захвачено событиями врасплох. Управляющий русским генеральным консульством в Филиппополе пытался остановить восставших. «Что вы делаете, — кричал он солдатам и офицерам, — Русский Царь ничего не знает о перевороте, болгары не могут в этом деле рассчитывать на поддержку России; ворвутся турки и всех перережут.» Естественно, что представителя России никто не слушал.

Между тем он говорил правду. Первой реакцией Абдул-Гамида на новости из Восточной Румелией был созыв совета министров, который почти единодушно высказался за отправку войск в автономную провинцию. Поскольку в районе Адрианополя находилось не более 7 тыс. солдат, которых можно было отправить немедленно, было принято решение подтянуть подкрепления из провинции. Так как незадолго до восстания в Филиппополе Баттенберг совершил в Англию, в Константинополе связали переворот с английской интригой и решили использовать время, необходимое для сбора войск для того, чтобы разобраться в реакции Великих Держав. Начавшийся кризис привел к неожиданной войне. На Болгарию напала Сербия. Князь Милан надеялся на маленькую победоносную войну и территориальные компенсации за усиление соседа. Война продлилась 3,5 месяца, но период активных боев был кратковременным. 14 ноября сербские войска 4 колоннами перешли границу, а уже 15 ноября вторгшиеся в они были остановлены у Сливницы в 25 км. от Софии. Тем временем Баттенберг ускоренным маршем вел свои войска от турецкой границы назад. За 6 дней около 50.000 болгарских солдат и ополченцев были переброшены по железной дороге на 240 км. — в распоряжении болгар было всего 5 эшелонов со старыми паровозами, но они сумели эффективно их использовать. Сконцентрировав свои силы в 12 км. от Сливницы, Баттенберг двинул их вперед. 17-19 ноября сербская армия была разбита под Сливницей и начала отступать. 27 ноября болгарская армия заняла гор. Пирот, открыв себе дорогу на Ниш и Белград. Война закончилась после вмешательства Великих Держав — Австро-Венгрии и России.

19 февраля 1886 г. в Бухаресте между Сербией и Болгарией был подписан мир на условиях status quo ante bellum. После этого султан приступил к переговорам с Болгарией, и в результате 5 апреля 1886 года в Константинополе был подписан Топханейский акт, по которому султан фактически признавал объединение Восточной Румелии и Болгарии, князь которой (в договоре не было упомянуто имя Баттенберга) становился губернатором означенной турецкой провинции при условии возобновления этих полномочий Константинополем каждое 5-летие. За владение Румелией Болгария обязана была ежегодно выплачивать Турции дань в 200 тыс. турецких лир. В случае войны болгарская армия должна была выступить на стороне Турции и перейти под командование султана, особо важным для Константинополя условием была передача Турции одного приграничного округа на границе с Румелией, в основном населенного мусульманами. Это было объединение значительной части болгарских земель de facto.

Огромное значение в окончательном мирном решении вопроса сыграл русский посол в Турции А.И. Нелидов, чье влияние на султана в болгарском вопросе было чрезвычайно велико. Россия и Турция опять предпочли не идти на конфликт из-за Болгарии. Гораздо хуже складывалась обстановка в Софии. Завершение кризиса с Восточной Румелией значительно подняло авторитет Баттенберга, который для укрепления своего положения при поддержке Лондона и Вены начал борьбу с русским влиянием. В Болгарии была развязана кампания русофобской пропаганды, под шум которой князь практически полностью подчинил себе управление страной. В ответ 21 августа 1886 г. группа прорусски настроенных офицеров во главе с начальником Софийского военного училища майором П. Груевым арестовала Баттенберга. Под угрозой оружия он вынужден был подписать отречение, после чего под конвоем его отправили на Дунай, откуда он пароходом был отправлен в Россию. Из Одессы князя отправили в Австрию.

Во главе Временного правительства Болгарии встал митрополит Климент, твердый сторонник России. Однако это был временный успех. В перевороте участвовала примерно половина высшего командования армии, многие армейские части не поддержали изгнания Баттенберга. Значительная часть болгарского общества была возмущена переворотом, а правительство митрополита Климента не справилось с кризисом. 24 августа противники переворота во главе с С. Муткуровым овладели Софией, власть перешла к правительству П. Каравелова. В болгарской армии начались аресты участников заговора. На самом деле организатором контрпереворота стал С. Стамболов. Под его давлением 26 августа было принято решение о возвращении Баттенберга. 29 августа бывший князь вернулся в Болгарию, после чего через управляющего русским консульством в Рущуке он отправил Александру III телеграмму: «Россия даровала мне мою корону, и эту корону я готов вернуть ее монарху».

Бывший князь Болгарский понимал, что без поддержки России он не сможет удержаться в Болгарии, и надеялся, что император одобрит его возвращение. В этом случае он мог бы продолжить старую линию поведения, укрепляя свою личную власть, прикрываясь одобрением и авторитетом императора Всероссийского. Ответная телеграмма Александра III от 1 сентября была предельно ясной: «Не могу одобрить возвращения Вашего, предвидя злополучные последствия для страны, уже подвергшейся стольким испытаниям.» После этих слов у Баттенберга не могло остаться сомнений в том, как относится к нему император.

Немецкому принцу пришлось отречься от престола, передав страну образованному 1 сентября регентству во главе со Стамболовом(в состав регентства первоначально входили еще С. Муткуров и П. Каравелов, но с 15 октября 1886 г. последний подал в отставку и был заменен Г. Живковым). В начале сентября с целью стабилизации положения в Болгарию был отправлен генерал-майор барон Н.В. Каульбарс. Он был убежденным сторонником диктата и действовал, явно не разбираясь в обстановке. Результатом кризиса стал разрыв отношений русско-болгарских отношений 18 ноября 1886 г. Каульбарс покинул страну, вслед за ним последовали и русские дипломатические представители(сотрудники консульств эвакуировались на кораблях, стоявших в Варне и Бургасе). Вслед за этим в стране начались масштабные репрессии и охота за сторонниками русской ориентации.

Летом 1887 г. Стамболов предпринял поездку в Австро-Венгрию, рассчитывая на поддержку Вены — там болгарской делегации и была предложена кандидатура 26 летнего австрийского офицера Фердинанда Кобурга, сына принца Августа Саксен-Кобургского (родственника мужа королевы Виктории). 7 июля Народное собрание, собранное Стамболовом в Тырново, единогласно избрало принца Кобургского князем Болгарии. Получив известие о своем избрании, Фердинанд немедленно направил в Тырново телеграмму, в которой заявил о своей готовности принять приглашение и «прибыть в Болгарию, чтобы посвятить свою жизнь счастью и процветанию болгарского народа, как только избрание его на болгарский престол будет одобрено Портой и признано Великими Державами».

Принц прибыл в Болгарию сразу же. Что до признания, то оно стало возможно только после восстановления отношений с Россией. В июле 1895 г. для возложения венков на могилу Александра III прибыла болгарская делегация во главе с митрополитом Тырновским Климентом. Визит носил частный характер, но Владыка Климент был принят императором, и «от лица духовенства и народа» просил Николая II о прощении «заблуждений болгар и возвращения княжеству благоволения и могущественного покровительства России». В ответ были даны «некоторые надежды на восстановление прежних добрых отношений с Болгарией».

Россия известила Порту о том, что более не видит препятствий к признанию Фердинанда Кобургского болгарским князем, и 30 января 1896 г. султан признал его князем Болгарии. 2(14) февраля 1896 г. княжич Борис был крещен по православному обряду, крестным отцом ребенка стал Николай II. Одновременно с крещением Бориса в Софию прибыл русский дипломатический агент и представитель Турции. Их приезд в Софию означал выход Болгарии из изоляции. Дипломатические отношения с Россией были восстановлены. В марте 1896 г. Кобург впервые совершил поездку в Константинополь и был принят султаном, пожаловавшим ему звание маршала турецкой армии. Вслед за официальным признанием со стороны сюзерена вассального от Турции княжества, в мае того же года последовало и официальное признание России, а вслед за ней — Германии, Англии, Австро-Венгрии, Италии, Греции, Бельгии, представители всех стран вручители в середине этого месяца свои верительные документы князю Фердинанду.

Кобург оставался главой вассального княжества Болгария и генерал-губернатором Восточной Румелии до 1908 года. Боснийский кризис дал ему возможность 18 октября 1908 г. провозгласить независимость Болгарии. 19 октября, через 18 лет и 1 месяц после объединения с Восточной Румелией, был издан манифест, в котором говорилось следующее: «По воле незабвенного Царя-Освободителя, великий братский русский народ, с помощью добрых наших соседей, подданных Его Величества короля Румынии и героических болгар, 19 февраля 1878 г. сломил рабские вериги, которые веками сковывали Болгарию, некогда великую и славную… Я и народ мой искренно радуемся политическому возрождению Турции; она и Болгария, будучи свободны и независимы друг от друга еще будут иметь все условия для создания и улучшения дружеских взаимоотношений и обеспечат им в будущем мирное развитие.» Независимость Болгарии была признана Турцией и Россией в апреле 1909 г. Россия была первой из европейских держав, официально признавшая свершившийся факт — 21 апреля, через два дня ее примеру последовали Англия и Франция, а 27 апреля — Австро-Венгрия, Германия и Италия. Османская империя первоначально требовала от Болгарии за это признание Восточно-Румелийскую железную дорогу, проходящую по ее территории, и до 650 млн. франков. В марте 1909 в Петербурге было подписано соглашение, по которому российское правительство отказывалось от части контрибуции, еще не выплаченной ему Османской империей по договору 1879 года(125 млн. франков), что соответствовало последним требованиям Константинополя. Взамен Турция безвозмездно признавала независимость Болгарии. Из этой суммы София была готова выплатить Турции только около 82 млн. франков, которые были зачислены в долг России, остальные 43 млн. франков Россия брала на свой счет.

Для выплаты долга России, который болгарское правительство обязалось выплатить за 75 лет, Болгарии предоставлялся льготный кредит. Единственным нерешенным финансовым вопросом между Софией и Петербургом оставался долг за издержки по оккупации Восточной Румелии, формально лежавший на Турции, как на юридическом владельце этой территории, которая теперь окончательно стала болгарской. Этот вопрос был решен только 6(19) февраля 1912 г., когда заключена русско-болгарская конвенция, по которой Болгария признавала долг в 10.618.250 руб. 3,5 коп. (ст.1), который она обязалась начать выплачивать с 14 февраля 1912 г. ежегодными взносами по 250 тыс. руб. (ст.2). Россия, со своей стороны, отказывалась от начисления процентов на эту сумму.

Впрочем, назад она ее так и не получила.
Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: