shadow

Кто лучше разбирается во внешней политике — Обама или Путин? («The Week», США)

Питер Вебер (Peter Weber)


shadow

Еще недавно президент России Владимир Путин казался хозяином мира.

Несмотря на преждевременные сообщения об уменьшении влияния российского президента, Зимние Олимпийские игры в Сочи — специальный проект Путина — прошли без каких-либо запоминающихся помех. Несколькими месяцами ранее при невольной поддержке госсекретаря США Джона Керри (John Kerry) Путин сорвал план президента Обамы по нанесению бомбового удара по Сирии и при этом, вполне возможно, спас сирийской диктатора Башара аль-Асада.

Все это было увенчано мастерски написанной статьей Путина, опубликованной в The New York Times, в которой он учит Обаму основам мирной дипломатии и пытается развенчать миф об американской исключительности.


Спустя пять лет после того, как Обама попытался начать политику перезагрузки отношений с Россией, Путин с легкостью устранил своего конкурента. Если бы история прервалась в сентябре 2013 года или даже в январе 2014 года Путин остался бы в памяти как гроссмейстер внешней политики, подтолкнувший Обаму к шаху и мату.

Однако история, разумеется, на этом не закончила. Так чья внешняя политика эффективнее — Обамы или Путина?

Путин

Спустя два десятилетия отсутствия влияния России на мировой арене Путину удалось сделать так, чтобы с его страной снова начали считаться. Однако сегодня репутация Путина сильно изменилась по сравнению с тем, что было еще год назад. В конце Зимних Олимпийских игр в Сочи промосковский президент Украины Виктор Янукович бежал в Россию на фоне проевропейских выступлений в Киеве. Когда игры закончились, Путин отправил бойцов специального назначения для захвата Крымского полуострова, который Россия аннексировала в результате референдума 16 мая — его результаты другие государства так и не признали. Неделю спустя семь ведущих экономик мира исключили Россию из Большой восьмерки после 16 лет членства в этом престижном клубе.

Затем, 17 июля 2014 года Путин пережил то, что Оуэн Мэтьюз (Owen Matthews) из Newsweek назвал его «моментом Локерби: за неделю отношение мировой общественности к российскому лидеру сменилось с осторожного недоверия на откровенную враждебность». Именно в тот день поддерживаемые Москвой сепаратисты на востоке Украины сбили при помощи российского оружия гражданский самолет Малазийских авиалиний, в результате чего погибли 283 пассажира и 15 членов экипажа.

Западные санкции против России, введенные в связи с кризисом на Украине, в сочетании с падением цен на нефть, самую прибыльную статью российского экспорта, нанесли сокрушительный удар по российской экономике. Сейчас Москва сокращает расходы практически по всем статьям, кроме армии, бюджет которой был увеличен на 33%.

Запад до сих пор не определился, как ему нужно относиться к российскому лидеру. Либералы, как правило, оценивают его как коррумпированного, автократического олигарха, который вступил в сговор с Русской православной церковью, чтобы узаконить наступление на недовольных, демократию и права сексуальных меньшинств. Консерваторы также воспринимают его как диктатора, стремящегося уничтожить свободу, который представляет собой нарастающую угрозу для США и их европейских союзников, однако некоторые выдающиеся американские и европейские консерваторы испытывают к нему уважение и высоко оценивают его достижения.

В прошлый четверг, к примеру, авторы статьи в Wall Street Journal приправили свою критику незаконных действий Путина на Украине тем, что можно назвать восхищением, заключив, что после подписания нового Минского соглашения «Путин консолидирует свои достижения, исследует европейский ландшафт на предмет слабых мест и сделает очередной шаг еще до того, как Америка изберет нового президента, способного противостоять его завоеваниям».

Что приводит нас к…

Обама

Суммировать внешнюю политику Обамы можно следующим образом: Америка становится сильней, когда она сотрудничает со своими союзниками с целью решить глобальные проблемы, но США предпочитает действовать в одиночку и с применением летального оружия, чтобы уничтожить террористов, которые представляют собой угрозу для США.

Другими словами, Обама слишком агрессивен, с точки зрения либералов, и слишком мягок, с точки зрения большинства консерваторов. Если Путин является мастером реальной политики, то Обама занимает среднее положение между реализмом и интернационалистическим идеализмом.

Прошлым летом один эксперт по делам России, который работал при администрациях двух американских президентов, сказал в интервью с Дэвидом Ремником (David Remnick) из The New Yorker: «Я думаю, что в целом Обама — реалист, но ему это не нравится». Майкл Макфол (Michael McFaul), бывший посол в России, с этим согласен. В беседе с Ремником он отметил, что у Обамы возникают «идеалистические импульсы, которые реальны, а потом возникают импульсы, связанные с волнением по поводу непредвиденных последствий идеализма».

Чтобы понять, каким образом это проявлялось в его политике в реальном мире, нужно постепенно рассматривать случай за случаем. Формально Обама положил конец двум войнам, которые он унаследовал — войнам в Ираке и Афганистане — однако на территории этих стран до сих пор находятся американские военные. Он выделил средства — но не людей — на борьбу с Исламским государством в Сирии и Ираке. Кроме того, есть еще Ливия — по мнению некоторых экспертов, это единственная настоящая война Обамы — которая сейчас погрузилась в хаос. Более того, он бесцеремонно нарушил суверенитет Пакистана, чтобы убить Усаму бен Ладена.

Обама активизировал американскую войну беспилотников — кампанию, которая, несомненно, нанесла тяжелый удар по «Аль-Каиде», но при этом она также уничтожила репутацию Америки. В период арабской весны США в основном позволяли событиям в Тунисе, Египте и Бахрейне достичь своего логического завершения.

В действительности большая часть самых высоких ставок Обамы во внешней политике носили дипломатический, а не военный характер: завершившаяся неудачей «перезагрузка» отношений с Россией, неожиданно многообещающие ядерные переговоры с Ираном, оттепель в отношениях с Кубой и палестино-израильская инициатива. Поворот Обамы к Азии и пассивно-агрессивное сдерживание Китая, по всей видимости, проходят довольно благополучно. А отношения США и Индии достигли своей наивысшей точки.

Очная ставка

Если вы сделаете несколько шагов назад и попытаетесь оценить более масштабную картину, чья внешняя политика покажется вам более успешной — Обамы или Путина?

Здесь, несомненно, стоит отметить одно из главных свойств Путина: он очень хорошо знает своих противников и их слабые места, и его не смущает применение грубой силы. С другой стороны, хотя шумная дипломатия и мягкая агрессия Обамы, возможно, не слишком нравятся тем людям, которые предпочитают, чтобы их лидеры действовали резко, держа в руке большую палку, США добились гораздо больших успехов в сфере отношений с друзьями и союзниками.

Россия добилась серьезного влияния на международной арене. А решение Путина использовать прокси-армии и методы тайного вторжения позволили России получить контроль над Крымом, Абхазией в Грузии и Приднестровьем в Молдове.

В довольно мрачной статье, опубликованной в The Wall Street Journal и посвященной оценке нового мирного соглашения по Украине, говорится, что Путин получил в свои руки рычаги давления на Киев и «все преимущества установления фактической сатрапии, не беря на себя никакой политической ответственности и никаких расходов по ее содержанию». Шаг за шагом Путин, очевидно, восстанавливает прежний советский блок или Российскую империю.

Если говорить конкретно, то при Обаме США практически ничего не приобрели. Военное присутствие Америки в Ираке и Афганистане сократилось, а ограниченные операции Обамы в Африке не несут в себе никаких претензий на создание постоянных аванпостов. За последние шесть лет зона присутствия США сократилась, а не увеличилась.

С другой стороны, Америка практически ничего не потеряла. Лишь немногие американцы расценивают вывод американских войск из Ирака и Афганистана как потерю.

Между тем, путинская Россия многое потеряла. Несмотря на территориальные приобретения, которые она получила в результате украинского кризиса, она потеряла Киев и западную часть страны по крайней мере на ближайшие 10 лет. Территории можно вернуть, но верность и вражда сохраняются десятилетиями. Украинский кризис практически неизбежно приведет к тому, что Западная Европа найдет иных поставщиков природного газа, лишив Россию одного из ключевых рычагов влияния.

Более того, путинская Россия потеряла лицо. По мнению Мэтьюза из Newsweek, это очень серьезный удар:

«Крушение МН 17 — или скорее поведение Кремля после него — одним махом уничтожило много лет кропотливых попыток наладить политику мягкой силы. Для такого зацикленного на статусе человека, как Путин, это серьезный удар».

Тем не менее, в 2014 году издание Time сделало Путина человеком года, отметив, что его «решение в марте вторгнуться и затем аннексировать Крым стало первым случаем увеличения территорий России с момента распада Советского Союза».

«Стоят ли имперские амбиции Путина того, чтобы жертвовать ради них благосостоянием россиян? — спросил Саймон Шустер (Simon Shuster) из Time. — С точки зрения тех, кто недоволен историей России, стоит». Далее он продолжил:

«Теперь Россия стремится представить себя как альтернативу западной модели либеральной демократии — и в этом смысле она добилась некоторых успехов. Политики правого крыла во Франции и Соединенном Королевстве, не говоря уже о Центральной и Восточной Европе, не стесняются выражать свое восхищение Путиным… Его популярность высока, и она продолжает расти среди тех, кто чувствует себя лишними в 21 веке».

Владимир Путин стал тем лидером, который изменил место России в мире. Барак Обама унаследовал дипломатически ослабленную Америку, однако незначительные ремонтные работы это не то же самое, что восстановление мировой державы из пепла.

В этом отношении внешняя политика Путина является гораздо более эффективной.

Однако, как и большинство людей, лично я предпочел бы жить в Америке Обамы.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

Добавить комментарий

Войти без регистрации: