shadow

Правительство вспоминает рецепты «девяностых»

Для борьбы с экономическим кризисом кабинет министров решил урезать бюджетные расходы


shadow

Российское правительство в среду обнародовало свой антикризисный план. Основной упор сделан на сокращении бюджетных расходов. В текущем году траты должны быть урезаны на 10%, а в последующие три года – еще на 5% ежегодно. Как считают министры, таким образом к 2017 году удастся достичь сбалансированного бюджета.

Секвестр коснулся практически всех сфер. Отложено выполнение новых инвестиционных проектов. Исключение составили расходы на оборону, сельское хозяйство и обеспечение международных обязательств.

В пояснительной записке к антикризисному плану сказано, что его цель – поддержка импортозамещения, высокотехнологичных проектов, развитие малого бизнеса, создание условий для привлечения инвестиций и снижение напряженности на рынке труда. Только неясно, каким образом можно решить эти задачи при сокращении трат. Об уходе от сырьевой зависимости экономики, модернизации и инновациях, создании миллионов новых рабочих мест руководство государства говорит, по крайней мере, с 2008 года, но видимых результатов пока нет. Сейчас сделать это будет еще труднее. По словам министра финансов Антона Силуанова, урон нашей экономике только от внешних факторов уже оценивается в 200 млрд. долларов.


Кстати, обнародованный антикризисный план правительства исходит из того, что средняя цена на нефть до 2017 года будет около 70 долларов за баррель. Но уже сегодня стоимость «черного золота» ниже 50 долларов. И особых причин для роста не видно. Значит, не исключено, что и нынешний бюджетный секвестр будет пересматриваться.

– План правительства я бы назвал «разумной достаточностью». При среднегодовой цене на нефть 50 долларов за баррель потери государственного бюджета составят порядка 3 трлн. рублей. Чтобы не попасть в долговую или инфляционную ловушки, надо значительно сокращать расходы, — считает ведущий эксперт Института современного развития Никита Масленников — Об этом говорилось давно, существует даже программа повышения эффективности госрасходов, но пока не начался масштабный кризис, в этом направлении мало что делалось. То, что записано в нынешнем антикризисном плане, по сути дела, узаконивает ту практику, которую уже с начала года осуществляет Минфин. Он уже сократил расходные обязательства министерств и ведомств на 10%. Думаю, что сделан первый шаг для стабилизации бюджета и обеспечения минимальной макроэкономической устойчивости в условиях глубокой рецессии.

Следующим шагом должен стать анализ всех государственных программ. Часто они принимались без взвешенной тщательно выверенной экспертизы, специалисты оценивают избыточные расходы в некоторых из них в 15-20%. Возможно, требуется пересмотреть программы гособоронзаказа. Их не надо отменять, но можно перенести финансирование на более длительные сроки. Правда, с начала года мы видим только увеличение геополитических рисков.

Естественно, такого рода сокращения бюджетных расходов, должны быть первым шагом к структурной перестройке экономики. Надо проанализировать секторы, которые больше всего поглощают средств. Прежде всего, это касается социальных трат. Видимо, надо сделать помощь адресной, чтобы она доходила до наиболее остро нуждающихся граждан. Здесь же я вижу реформу образования и реформу здравоохранения.

– Можно ли изменить структуру экономики, развить высокие технологии, перейти к импортозамещению в условиях сокращения бюджетных расходов?

– Действия правительства не исчерпываются опубликованным сейчас антикризисным планом. Да, он носит характер реакции на случившееся и во многом повторяет антикризисную программу 2008-09 годов, с ее недостатками и достоинствами. Но у правительства на повестке дня и структурные реформы. Так что к самой антикризисный программе не надо придираться. Вопрос в том, насколько убедительными будут для граждан и бизнеса политические и экономические меры, которые скоро должно предложить правительство.

Председатель экспертного совета объединения предпринимателей «Опора России» профессор Никита Кричевский полагает, что меры правительства не способны изменить отечественную экономику в лучшую сторону:

– Сокращение расходов – это лишь одна из мер, записанных в антикризисном плане. 10% бюджетных расходов — это примерно 2% ВВП. Сократив траты на такую сумму, ситуацию в экономике не стабилизируешь. Скажем, от сокращения на 10% курс рубля или размер инфляции не зависят. Но у меня есть ощущение, что 10% — это стартовая величина, которая к концу года может превратиться в 15% и даже в 20%.

– Сокращение расходов на социальную сферу может привести к снижению внутреннего спроса.

– Социальные расходы это, в том числе, и закупки оборудования для непроизводственных сфер, к примеру, для медицины. Поэтому нельзя говорить о снижении социальных обязательств. Они будут выполнены в полном объеме. Другой вопрос, будут эти обязательства выполнены при курсе 65-67 рублей за доллар, или при курсе 80-90.

– Правительство говорит об импортозамещении и развитии малого бизнеса.

– Надо понимать, что импортозамещение и структурные изменения в экономике не связаны с сокращением расходов. Собственно, правительство и не смешивает эти понятия. Но у меня большие сомнения, что с помощью правительственного плана можно будет наладить импортозамещение. Оно если и случится, то естественным путем, не благодаря, а вопреки действиям или бездействию правительства.

– С моей точки зрения в условиях кризиса государство должно не сокращать, а увеличивать расходы, – говорит заведующий кафедрой экономической теории МГУ Андрей Колганов. – Другой вопрос, за счет каких источников это делать. Если мы обратимся к опыту развитых стран, то они часто прибегают к наращиванию государственного долга для наполнения бюджета. У нас, к сожалению, этот источник ограничен, так как емкость внутреннего финансового рынка для этого невелика. Поэтому идти по пути значительного наращивания госрасходов мы не можем.

В то же время сокращение государственных трат — стратегически ошибочный путь. Уменьшение расходов на образование, здравоохранение, науку ведет к деградации национального хозяйства, и это очевидный факт, на который невозможно закрывать глаза. Правительство пытается решать тактические проблемы за счет ухудшения стратегических перспектив.
Кроме того, мне не слишком верится в проекты правительства по поддержке импортозамещения и высокотехнологичного производства. Чтобы декларации превратились в реальность, надо сильно изменить сложившуюся практику отношения государства к предпринимателям в этих секторах экономики. Пока у нас эти сектора низкорентабельны, так как поставлены в некомфортные условия. В нашей экономике в привилегированном положении либо монополисты, либо те, кто эксплуатирует природные недра, либо сферы, где быстрый оборот капитала.

А вот любой капиталоемкий бизнес с длительными сроками окупаемости у нас бесперспективен. Просто в силу высоких издержек.

– Тем не менее, расходы бюджета решили сократить.

– Сокращать расходы всегда проще, чем наращивать доходы. В 1990-е годы шли по тому же самому пути: резали безжалостно бюджетные расходы, но при этом практически не уделяли внимания обеспечению доходной части. Собираемость налогов у нас тогда была преступно низкой, для частного бизнеса фактически действовал режим налоговой амнистии, который частично восполнялся нелегальными поборами со стороны чиновников и криминала. Потом эта ситуация понемногу начала выправляться, особенно после прихода коалиционного правительства Примакова, которое много сделало для усиления налогового администрирования.

Но до сих пор реакция на бюджетные проблемы какая-то примитивная. Если не хватает доходов, то сокращают расходы. Увеличение доходов не рассматривают под предлогом, что это увеличит налоговую нагрузку. Но налоговая нагрузка сама по себе может быть регулирующим инструментом для экономики. Весь вопрос, сколько и у кого забирать. Скажем, увеличение налога на доходы физических лиц не так угнетает экономику, как увеличение налога на прибыль бизнеса. Рост сборов с личных доходов, наоборот, заставляет предпринимателей большую долю прибыли отправлять не на обогащение, а на инвестиции.

– К чему, на ваш взгляд, стоит готовиться сейчас российским гражданам?

– Катастрофического сценария для нашей экономики я не вижу. Да, ситуация сейчас не из приятных, но для глубокого кризиса нет оснований. Но нет оснований и для серьезного оздоровления экономики. Думаю, что ближайшие два-три года российская экономика будет пребывать в состоянии, близком к стагнации.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: