shadow

Единство глазами Порошенко

Дискуссий по вопросам языка, евроинтеграции и федерализации на Украине не будет


shadow

22 января президент Украины Петр Порошенко выступил с обращением к соотечественникам по случаю «Дня соборности» и «Дня свободы» страны. По словам Порошенко, за прошедший год Украина сплотилась, как никогда, и стала поистине единой.

«В прошлом году соборность всех наших земель, унаследованных от разных империй, превратилась в настоящую национальную идею. Она, наконец, овладела умами практически всех без исключения граждан Украины и стала самой главной ценностью во всех ее областях», — заявил украинский президент. Даже русскоязычные соотечественники продемонстрировали, что «Украину на русском языке они любят не меньше, чем украиноязычные».

Отсюда Порошенко вывел следующую мысль – раз общество так едино, то в некоторых вопросах не может быть компромиссов. «Первое — Украина не будет федеративной, а останется унитарным государством. Второе — европейский выбор не подлежит дискуссии. Третье — единственным государственным языком есть и будет украинский», — демократично отрезал Порошенко, правда, потом милостиво добавил, что дома или на улице никто не будет запрещать говорить на русском языке. Такую политику, по словам президента, поддерживает «почти сто процентов граждан». Но он все равно готов великодушно «учитывать чувства меньшинства», и потому будет проводить «очень взвешенную гуманитарную политику» и, может быть, даже децентрализацию.


Не совсем понятно, как демократия и свобода слова, которые после майдана по уверениям новых властей установили на Украине, сочетаются с тем, что самые острые вопросы, расколовшие общество, дискуссии как раз не подлежат. Видимо, о некоем противоречии догадывается и сам Порошенко. Потому что всего днем ранее, 21 января на экономическом форуме в Давосе он говорил совсем другое. «Сегодня Украина едина и мы готовы провести референдум по любому вопросу, включая вопрос языка, вопрос устройства государства», — пообещал Порошенко и спрогнозировал, что за федерализацию проголосует не больше 10% населения.

Можно ли говорить о единстве общества и мирном урегулировании конфликта в Донбассе, если президент страны прямо заявляет, что другое мнение для него неприемлемо? И когда Порошенко кривит душой: когда обещает референдум в Европе или не допускает даже возможности его проведения дома?

— Все зависит от того, к какой целевой аудитории адресованы заявления Порошенко, — говорит историк и публицист Александр Васильев. — Европейцы не понимают, что значит принципиальный отказ от референдума. В той же Швейцарии, где выступал Порошенко, референдумы в отдельных коммунах проводят, чуть ли не каждую неделю, причем в них могут участвовать даже люди без гражданства, только с видом на жительство.

Поэтому в Швейцарии Порошенко говорит о том, что без проблем проведет референдум по любому вопросу. Но потом возвращается к своей пастве и рассказывает то, что они хотят услышать. Что он не отдаст ни пяди украинской земли, что никакого русского языка не будет. То есть не будет никакого компромисса по всем вопросам, которые и стали причиной политического кризиса на Украине.

Язык, административно-территориальное устройство и вектор интеграции – это ведь перманентные болевые точки Украины. Именно они привели к конфликту, за них воюют люди. Но Порошенко продолжает твердить, что не отступится от своих принципов, потому что киевская аудитория не способна к компромиссу в этих вопросах. Что на самом деле думает Порошенко по этому поводу, не знает, наверное, даже он сам.

 — Но, может, Порошенко все же проведет референдум?

— Порошенко может провести референдум, но где-нибудь в Швейцарии. Как только он попытается реализовать европейские принципы на территории африканского государства, в которое превратили Украину, он потеряет власть.

 — Прав ли Порошенко, когда говорит, что почти сто процентов украинцев поддерживают его идеи?

— Это пример зомбирования. Недалекий обыватель, не умеющий критически мыслить и пользоваться разными источниками информации, озлобленный и придавленный экономическим кризисом, слышит слова Порошенко и думает, что так и есть. Не потому, что он лично против референдума или русского языка, может, он и сам украинского не знает, просто он хочет быть, как все. Если президент говорит, что все против, человеку психологически комфортно тоже быть против.

Порошенко говорит о ста процентах, основываясь на результатах парламентских выборов, по которым в Раду прошли в разной степени националистические силы и ручная оппозиция из недобитых «регионалов», которые тоже всегда стояли на позициях унитарности и одного языка (как ни странно, СБУ при Януковиче в феврале, в разгар майдана возбуждала уголовные дела по статье «Сепаратизм» против наиболее радикальных сторонников антимайдана).

Все эти расчеты опровергаются таким показателем, как явка, которая на Юго-Востоке составила менее 50%. В некоторых районах Одесской области на выборы пришло около 20%, столько же, сколько в регионах Донбасса, которые контролирует украинская армия. Любому вменяемому человеку понятно, что в нынешней модели унитарной Украины есть большие структурные проблемы. Но забитый киевский обыватель не оперирует такими категориями, для него это слишком сложно. Эта принципиальная глухота загоняет украинцев в мясорубку, где они теряют руки и ноги, а потом прилетают американцы и дарят им значки на память.

 — Говорят, что нельзя долго обманывать все общество, какие перспективы у Киева?

— Либо Украина опровергнет эту поговорку и докажет, что все время обманывать всех можно, либо все это просуществует недолго. Проблема в том, что жизнь этого странного и психически нездорового существа подпитывается извне. Причем не только Западом, но и Россией, которая согласна бесплатно поставлять электроэнергию, уголь. Если бы кто-то поставил себе такую цель, несчастная Украина отмучилась бы уже этой зимой. Но такой цели не ставят.

 — Почему вообще Порошенко так противится федерализации?

— Чтобы страна была федеративной, нужны основания. Например, признание того, что она не монолитна по своему этническому составу или, что страна сформировалась, как союз исторических регионов и земель, по типу, например, Германии. Ни того, ни другого украинская государственная идея не подразумевает. Украину они рассматривают, как национальное государство украинцев, которые составляют подавляющее большинство населения.

Во-вторых, они опасаются, что если оформят реально существующие регионы институционально, как это было в случае с Крымом, то Украина их рано или поздно потеряет. Они понимают, что их украинский проект в конкурентном плане проигрывает любому другому европейскому проекту – российскому, румынскому, польскому, белорусскому.

Если говорить не об идеологии, а о практике, то дело в экономике. Украинская олигархия похожа на российскую, только люди сидят не на нефтяной трубе, а на финансовых потоках, которые поступают в бюджет из регионов. Если провести федерализацию, эту трубу придется распилить, и весь киевский правящий класс, равно как и средний класс, который возле него кормится, останется без экономических основ. Даже дизайнер или менеджер, который с кастрюлей на голове выходил на майдан бороться с коррупцией, подспудно понимал, что если завтра регионы начнут оставлять большую часть доходов себе, он не сможет поехать кататься на сноуборде в Австрию. За это люди готовы идти на фронт и умирать.

 — Но людям в регионах это наоборот выгодно, почему они тоже не поддерживают федерализацию?

— Люди в регионах, которые выступают против федерализации, не осознают свой экономический интерес. Они интеллектуально не доросли до того, чтобы просто посчитать деньги. Есть и другая проблема. Слово «федерализация» на Украине было табуировано, причем не только после майдана, но и при Януковиче, и при остальных президентах. Нормальной дискуссии и пропаганды этой идеи не было, поэтому большое количество людей плохо понимают, о чем идет речь.

Директора Института региональных проблем Дмитрий Журавлев считает, что слова Порошенко свидетельствуют об окончательном срыве Минского процесса.

— Думаю, сегодняшние заявления связаны с началом новой военной операции в Донбассе. В условиях обострения есть надежда на военную победу, а унитарность, европейский выбор и один язык – это флаг войны. Ведь они воюют против «колорадов», которые выступают за русский язык, союз с Россией и более мягкую структуру государства. Мы наблюдаем, что Минский процесс закончен, если не навсегда, то на какое-то время.

 — Но «нормандская четверка» договорилась об отводе тяжелой техники…

— Договориться договорились, но бои-то идут. Киев поступает очень просто – говорит, что это не они нарушают условия, а ополченцы. Украина пошла на Минские соглашения после жесточайшего поражения, это был вынужденный шаг. Его можно было превратить в мир, но из-за внутренней борьбы в элите этого не произошло. Если Порошенко в сегодняшних условиях скажет, что не поддерживает унитарную Украину, то пост премьера и президента просто объединятся, и Яценюк станет единственным руководителем страны.

 — И насколько жизнеспособен такой бескомпромиссный подход?

— Украина может существовать с такой политикой только при условии военной победы в Донбассе. Тогда это может длиться долго. Любая форма нацистского режима внутренне очень устойчива.

— Но ведь на Юго-Востоке есть много несогласных с такой политикой?

— Несогласные есть даже на Западе Украины. Гитлером тоже восторгались не все. Но противостоять организованной силе очень трудно. Это возможно, только если есть контрэлита. В противном случае, что могут сделать несогласные люди — выйти на улицы? Ну, в Одессе вышли, и все мы помним, чем это закончилось. Сопротивление в Харькове и Одессе было так легко подавлено потому, что когда встал вопрос: вооруженная борьба либо сдача, вооруженную борьбу не выбрали. А без этого с нацистским, по сути, государством ничего сделать нельзя. Думаю, масштабы поисков «врагов народа» там немалые. Если власть ослабнет и зашатается, все ее противники тут же проявят себя. Но пока есть иллюзия, что власть сильна, нет механизма выражения этого несогласия.

— То есть мирного решения конфликта нет – только победа одной из сторон?

— Мирное решение есть в теории. Но Украина, от выбора которой все зависело, выбрала вариант войны. И сегодняшнее заявление Порошенко тому подтверждение. Он фактически сказал, что не будет ни с кем договариваться. Понятно, что никто в Донбассе с этим не согласится. Значит, мирного механизма в ближайшее время не будет.

Порошенко надеется на победу, но не факт, что она будет. А вот когда придет очередное поражение, крики об унитарной, украиноязычной, европейской Украине тут же поутихнут. У Порошенко есть еще одна проблема – экономика. Но режимы, которые базируются на националистической идеологии, обычно считают, что кормить народ не обязательно. Если люди любят страну, они могут и не есть во имя Родины.

Директор Центра политического маркетинга (Украина) Василий Стоякин считает, что как только Порошенко начнет отходить от своей риторики, ему на смену придут еще более радикальные лидеры.

— По логике Порошенко, нация действительно едина, мы это видели на примере президентских и парламентских выборов. В условиях такой псевдодемократической диктатуры можно проводить референдумы по любым вопросам. Необходимые результаты будут нарисованы. Другое дело, что такая политика ведет к противоположному результату.

 — Но ведь есть немало несогласных?

— Речь идет об учете только тех граждан, которые согласны с генеральной линией. В советские времена на всенародных выборах 99,9% избирателей дружно поддерживали блок коммунистов и беспартийных. Вот Украина сегодня — это карликовый Советский Союз с блоком националистов и беспартийных, которые имеют 99,9% голосов избирателей, которым разрешено иметь право голоса.

 — И долго такая политика может просуществовать?

— Думаю, даже лично Порошенко долго проработать не удастся, потому что его положение, мягко говоря, хуже губернаторского. Признание потери донецкого аэропорта – это предпоследний звоночек, и я не знаю, как Порошенко будет выпутываться.

Есть признаки, что возможен новый государственный переворот. Но на смену Порошенко придут еще более радикальные лидеры. Не думаю, что это будут совсем оголтелые националисты. Хотя, можно вспомнить, что еще в прошлом году в американском посольстве начали позитивно высказываться в адрес командира «Азова» Белецкого, известного «белого вождя». Но, скорее, будет сделана ставка на тех же Яценюка и Турчинова, которые участвовали в перевороте и хорошо знакомы Западу.

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: