shadow

Конец эры «дешевых узбеков»


shadow

konets-ery-deshevykh-932-488277

Последние лет десять российскую власть часто и весьма обосновано критиковали за бестолковую миграционную политику. Действительно, казалось, что в крупных городах мигранты заполонили полностью заняв целые сектора экономики. Правда, стоит заметить, что в этой ситуации были виноваты не столько государственные власти вместе с Федеральной миграционной службой, сколько наш малый и средний бизнес.

Дело в том, что принимать мигрантов на работу оказывалось достаточно прибыльным делом. Они были весьма непритязательны к условиям работы и охране собственного труда, не требовали оплачивамых отпусков и больничных, им были не нужны социальные гарантии и отчисления с зарплаты в пенсионный и страховые фонды. И наконец самое главное — мигранты были готовы получать за одинаковую работу в два, а то и в три раза меньше, чем живущие в регионе россияне. Одним словом, для нашего капитализма, как известно выросшего из «лихих 90-х», мигранты были просто «идеальными работниками» готовыми работать за копейки и не задающими «лишних вопросов».


Несомненно, что это обстоятельство создавало серьезные очаги межнациональной напряженности с социальной основой. В самом деле, кому прийдется по душе ситуация, когда за воротами твоего работодателя топчутся переминаясь с ноги на ногу десяток-другой приезжих «конкурентов», готовых выполнять твою работу за гораздо меньшую заработную плату. И ситуация в самом деле дошла до своеобразной монополизации целых отраслей на рынке труда приезжими мигрантами. Устроиться в Москве работать по рабочим специальностям в систему ЖКХ — было практически невозможно, поскольку эти рабочие места оказались практически монополизированы выходцами из Средней Азии, тоже самое относилось к сфере строительства, торговли и общепита. Причем, мигранты проводили экспанисию в направлении все новых и новых рынков труда — последние годы они были уже нередкостью на административных и управленческих должностях в небольших коммерческих структурах. Такая ситуация вызывала вполне обоснованное раздражние у коренных россиян, которые однако, были склонны возлагать основную вину за происходящее на рынке труда не на руководство коммерческих структур, принимающее на работу приезжих мигрантов, а на органы государственной власти, которые по мнению националистически настроенных политиков, проводили целенаправленную политику по замещению «коренных жителей России» — «понаехавшими мигрантами из Средней Азии».

Дело дошло до того, что тема борьбы с незаконной миграцией стала модным оппозиционным трендом, а сама оппозиция вдруг стала говорить о «защите интересов россиян» и необходимости ужесточения миграционного законодательства.

И вот жирная точка в вопросах взаимоотношения мигрантов и отечественного рынка труда и занятости наконец поставлена. Нововведения, вступившие в силу на законодательном уровне с первого января 2015 года.

Пожалуй, самое «простое» из нововведений — это требование от потенциального работника-иностранца сдачи экзамена по русскому языку. Причем, оплата государственной пошлины за этот экзамен возложена не на самого приезжего работника, а на его работодателя. Кроме того, водители транспортных средств, приехавшие из-за границы и желащие работать по найму в России, теперь не смогут работать по иностранным водительским удостоверениям — «права» они должны будут получать в российском ГИБДД, сдав на общих основаниях предусмотренный экзамен.

Въехать на территорию России теперь и потенциальные работники, и приехавшие погостить из государств СНГ, смогут только по загранпаспортам, куда будут проставляться въездные визы с датой пересечения государственной границы. Теперь иностранец может находится на территории России не более трех месяцев подряд, при этом неважно с какой целью он въехал на территорию страны — туристической и гостевой или в качестве потенциального трудового мигранта. Причем, выехать на один день за пределы России, а потом снова вернуться на три месяца у мигрантов теперь не получится — между периодами непрерывного пребывания в России должен следовать такой же по продолжительности срок пребывания за ее пределами. Если, например, иностранец провел в России 90 дней, то он должен по их истечении — на 90 дней выехать за ее пределы.

Ответственность за нарушение миграционного законодательства теперь также дифференцируется и возлагается в основном на самого трудового мигранта. Если раньше нелегала как правило депортировали за государственный счет, а если удавалось найти его работодателя — то на него накладывался штраф, то теперь за превышение сроков пребывания в стране наказывают «невъездом» самого мигранта. Минимальный срок запрета въезда — за превышение 90 дней пребывания в стране — равен трем годам. Максимальный — за нелегальное нахождение в России течении года и более — обойдется мигранту в десятилетний срок запрета на въезд в пределы Российской Федерации. Для большинства трудовых мигрантов такой запрет поистине трагичен, поэтому можно надеяться, что периоды пребывания в России будут ими соблюдаться.

Ограничение периодов непрерывного пребывания в России для мигрантов — в значительной степени снижает их «конкурентноспособность» на рынке труда в сранении с гражданами России. Теперь работодатель будет поставлен перед выбором — принимать работника сроком на три месяца, который по сути будет являться «временщиком» или «вахтовиком» из числа иностранцев, или отдать предпочтение «местному жителю» с российским паспортом и гражданством, который хотя и потребует отчислений в пенсионные и страховые фонды, оплачиваемых отпусков и больничных, тем не менее будет иметь возможность работать без перерывов, что в случае квалифицированного труда — весьма важное условие.

Не удастся теперь и скрыть доходы трудовых мигрантов от налогообложения, поскольку разрешения на трудовую деятельность старого образца для иностранных работников также отменяются. Вместо них вводятся два вида патентов на трудовую деятельность — для тех мигрантов, которые будут осуществлять трудовую деятельность у индивидуальных предпринимателей и для тех — кто будет находится в трудовых отношениях с юридическими лицами. В обоих случаях — патент на вид трудовой деятельности фактически будет являться своеобразной формой налогообложения трудового мигранта поскольку стоимость патента на фиксированный временной период максимально приближена к ставке подоходного налога с физических лиц в 13 процентов — и базирутся на средней заработной плате за тот вид деятельности на который выдается этот патент.

Одним словом, нововведения в миграционное законодательство в значительной степени усложнили жизнь как тем, кто стремился на заработки в Россию, так и отечественным бизнесменам, привыкшим экономить на своих работниках по максимуму. Впрочем, изменения в миграционное законодательство отечественные предприниматели встретили достаточно сдержанно — критиковать их, учитывая настроения в обществе, они так и не рискнули, а после ряда «круглых столов» по этой теме — пришли к выводу, что похоже найти в миграционных новшествах «лазейки» все равно не получится. Поэтому, морально и материально отечественный бизнес приготовился жить в новых условиях, когда в выборе между «дешевым узбеком» и гражданином России в качестве потенциального работника — предпочтение придется отдавать последнему.

Если говорить об отечественных либералах и прочих критиках миграционной политики властей в лице околонационалистических кругов и организаций — то их реакция на изменения в условия трудовой деятельности мигрантов оказалась еще более сдержанной. Все они вообще предпочли эти изменения «не замечать». Такая реакция отчасти вполне объяснима — с одной стороны то, чего в течении длительного времени добивалась оппозиция, наконец свершилось, причем без всякого участия оппозиционных политиков. С другой стороны — подвергать критике изменения правил привлечения иностранной рабочей силы — автоматически означает противоречить самим себе, плюс по сути вводимых новшеств- придраться к ним очень сложно. Лазеек для обхода новое миграционное законодательство практичеки не оставляет и теперь реально имеется возможность снять социальную и межнациональную напряженность в ряде регионов. Соответственно и возможности для «раскачки» коренного населения на волнения на почве конфликтов с «приезжими» теперь резко сузились, что вряд ли радует внесистемную оппозицию.

Таким образом, время «дешевой рабочей силы» можно считать завершенным. Остается только надеятся, что изменения в порядок привлечения труда иностранных работников не отразятся в худшую для потребителей товаров и услуг сторону.
Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: