shadow

Двойная неприятность для России — обрушение цен на нефть и жесткие санкции («The National Interest», США)


shadow

Президент Владимир Путин обещает, что российская экономика в течение двух лет восстановится после потерь, нанесенных ей санкциями и сокращающимися ценами на нефть. Руководители российского энергетического сектора ожидают, что нынешний спад будет преодолен к середине 2015 года за счет повышения спроса, и тогда чрезмерное предложение на рынке исчезнет. Но что произойдет в том случае, если подобные ожидания окажутся безосновательными?

Вероятно, поиск ответов на подобные неприятные вопросы, а также подготовка чрезвычайных планов являются одними из главных задач для министерств и ведомств российского правительства, отвечающих за экономику. Их руководителей попросили отказаться от традиционных новогодних каникул и сконцентрировать свое внимание на экономической политике.

Но если значительно более низкие глобальные цены на нефть представляют собой «новое нормальное состояние», которое будет сохраняться в течение ближайших лет, то что произойдет в таком случае?

Некоторые западные аналитики полагают, что не только личная политическая популярность Владимира Путина, но и весь экономический и политический порядок, созданный в постсоветской России, могут обрушиться, и все это, возможно, произойдет при минимальном использовании дополнительного экономического давления, и поэтому Запад имеет возможность либо заставить российское руководство существенным образом изменить внутреннюю и внешнюю политику, не одобряемую ни в Вашингтоне, ни в Брюсселе (начиная от отказа от Крыма и согласия на полное вхождение Украины в Североатлантический блок до перестройки внутренних политических институтов в соответствии с западными либеральными установками), либо вообще добиться его смещения. Вместе с тем другие эксперты предупреждают о том, что народные массы в России согласятся с призывом Путина взвалить на себя бремя политики более жесткой экономии для того, чтобы защитить независимость России, а также ее суверенитет, и при этом они указывают на исторические примеры потрясающей народной стойкости перед лицом невероятных испытаний.

Однако Путин не демонстрирует особого стремления выбросить полотенце на ринг и изменить свой курс, особенно при условии отсутствия каких-либо гарантий того, что значительные уступки со стороны России, на самом деле, заставят Запад смягчить свое экономическое давление. Почувствовав слабость Кремля, влиятельные политические деятели в западных столицах, вероятнее всего, будут выступать против протягивания администрации Путина спасательного троса даже в том случае, если он пойдет на уступки по большинству требований Запада. В то же самое время, если оставить в стороне патриотические заклинания относительно героической борьбы в ходе Великой отечественной войны, то Путин прекрасно отдает себе отчет в том, что обращение к национализму может лишь предшествовать попытке справиться с экономическим кризисом. Отказ от датского масла — это одно дело, тогда как значительное понижение жизненного уровня и степени социальной защищенности представляет собой серьезную угрозу для легитимности существующего режима. Достаточно посмотреть на стремительное ослабление позиций правительства Венесуэлы по главе с выбранным самим Уго Чавесом преемником Николасом Мадурой, особенно среди верных сторонников покойного команданте, для того, чтобы увидеть тревожные параллели с возможным развитием событий в России в ближайшие годы.

Однако наиболее злободневная задача состоит в защите множества товаров и услуг от негативного воздействия обвала рубля и снижения доходов от экспорта энергоносителей. Главное испытание в 2015 году будет состоять в том, смогут ли альтернативные поставки продовольствия, потребительских товаров и технологических продуктов, традиционно импортируемых из Европы, — либо в результате стимулирования внутреннего производства, либо получения их от партнеров России по группе БРИКС и из других стран, — существенным образом оградить российских потребителей от двойного шока, вызванного девальвацией национальной валюты и сокращением доходов.

Кроме того, очевидно, что появится необходимость основательного пересмотра политических «сделок» с представителями элиты. В течение многих лет известный кремлевский «серый кардинал» Владислав Сурков говорил о том, что особое положение российской бизнес-элиты, определяемое практикой «офшоризации» (управление своими холдингами через расположенные за пределами России компании) не является устойчивой. Офшоризация представляла собой защитную стратегию — она позволяла представителям российского бизнеса выступать в качестве местных игроков, но при этом держать свои капиталы вне пределов досягаемости Кремля, и подобная практика была возможной в ответ на политическую лояльность и поддержку просьб Путина по поводу его инициатив.

Однако в новых условиях, когда российское правительство нуждается в большем количестве доходов и требует большей определенности относительно лояльности бизнеса, старых договоренностей уже недостаточно. Возможно, в 2015 году мы станем свидетелями нового раскола в российском бизнес-сообществе. Те предприниматели, у которых деловые интересы и основные активы не находятся в России, могут принять решение относительно их продажи своих российских компаний или отказа от них. Но те, которые намазывают свой хлеб маслом в России, вынуждены будут в определенной мере подчиниться диктату Кремля относительно «деофшоризации» и принять новые правила игры.

В то же время руководители государственных компаний и бюрократия в целом также будут испытывать новое давление. В добрые экономические времена общеизвестную «лицензию на воровство» уже, практически, нельзя было терпеть, поскольку она служила основным тормозом экономического развития и способствовала невыразительным достижениям России в области экономики еще за два года до введения санкций и обвала цен на энергоносители. (Можно также отметить, что в этом состоит основная проблема, которую новое правительство на Украине обязано решить, если оно рассчитывает избежать грозящего экономического коллапса). В настоящее время в условиях давления со стороны бюджетных ограничений отвлечение государственных средств в интересах частной выгоды становится уже серьезной проблемой. Крупные государственные проекты — особенно в области наращивания вооружений — не могут быть реализованы с сохранением докризисного уровня расходов. Либо нужно будет уменьшить коррупционную нагрузку, способствующую раздуванию расходов, либо Путину придется смириться с сокращенным результатом. Кроме того, если российский бизнес попросят пойти на новые жертвы в рамках усилий по «деофшоризации» — особенно если это будет связано с большим риском для собственников, — то традиционная прожорливость российской бюрократии нужно будет ограничить, поскольку в противном случае экономический рост и доходы от налогов пострадают. В первую очередь это может оказать негативное воздействие на усилия, направленные на поддержку новых местных производителей, призванных заменить ставший дорогим экспорт. Но если коррупция задушит сектор малых и средних предприятий российской экономики, то обвал цен на энергоносители будет означать, что традиционное решение этого богатого производителя энергоносителей – просто покупать товары за границей — больше не является возможным вариантом.

В результате все сектора российского общества – от олигархов до пенсионеров — должны будут на неопределенное время смириться с падением жизненного уровня. Это будет также тестом, способным определить, выходит ли путинский призыв к патриотизму за рамки символики и затрагивает ли он представителей бизнеса, а также чиновников, которые, собственно, и производят изменения в образе действий (modi operandi). Власть Путина в определенной степени покоится на представлении о том, что россияне сегодня живут значительно лучше, чем это было в 1998 году, хотя и не так хорошо, как в 2008 году. Наиболее критичный вопрос для будущего России, однако, будет состоять в том, поверит ли достаточное количество россиян в то, что их жизнь может быть еще лучше в России без Путина. Ответ на этот вопрос — как представителей политической и деловой элиты, так и простых россиян, — вполне возможно, окажется решающим фактором.

Николас Гвоздев — постоянный автор журнала National Interest, он является также специалистом в области национальной безопасности и преподавателем этой дисциплины в Военно-морском колледже США. Он также является одним из авторов книги «Российская внешняя политика: интересы, векторы и сектора» (Russian Foreign Policy: Interests, Vectors and Sectors). В данной статье он высказывает свою собственную точку зрения.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: