shadow

Экономика «мусорной корзины»


shadow

Почему Алексей Кудрин предсказывает снижение доходов населения и обвал суверенного рейтинга

Несколько утихшая рублевая лихорадка на российском валютном рынке подстегнула общественную и политическую дискуссию о путях выхода из уже анонсированной правительством Медведева рецессии.

Декан экономического факультета МГУ, президент Института национального проекта «Общественный договор» Александр Аузан убежден, что «мотор» российской экономики можно оживить только за счет казенного «топлива» – госинвестиций. Они должны быть закачаны в российскую экономику. Эффект от вложений аналитик ожидает в среднесрочной перспективе – к 2017–2018 годам.

Представителю самого известного вуза страны трудно отказать в логике – в условиях инвестиционного «похолодания», установившегося в результате санкционной войны Запада против России, рассчитывать имеет смысли лишь на собственные силы.


Однако, в российской либеральной тусовке по-прежнему находятся парадоксально мыслящие люди, которые, похоже, не в состоянии отказаться от стереотипов, приведших страну к ее нынешнему малопривлекательному положению.

Что, собственно, признал лидер Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин в выступлении на очередной из своих многочисленных пресс-конференций. «Увы, мы не использовали позитивный период до начала кризисных моментов и экономика подошла к новому кризису неподготовленной – она ослаблена», заметил глава Комитета. Впрочем, он объяснил это не устроенным им перекрытием финансового «кислорода», когда нефтедоллары вместо того, чтобы быть инвестированы в высокотехнологические сектора промышленности «стерилизовывались» в заокеанских «кубышках». Как и полагается убежденному либералу, Кудрину показалось, что всему виной государства, присутствие которого оказывается слишком велико в целом ряде отраслей промышленности.

Тем не менее, сегодня в условиях ограничения на мировых рынках Россия вынуждена предпринимать шаги, которые опираются на государственный и административный секторы. Таким образом, мы находимся на пути возможности создания мобилизационной модели экономики»- заявил Кудрин. Однако, бывший глава Минфина не считает это позитивным процессом. Судя по всему, его помыслы, как и в «тучные годы» направлены поддержание инвестиционного климата и заботу о том, как РФ сегодня выглядит в глазах международных спекулянтов. Особую озабоченность г-на Кудрин проявил в отношении предполагаемых ограничений на обмен валюты.

Пугают некогда «лучшего министра финансов» по версии жюри из стран, сегодня вводящих антироссийские санкции, возможность валютных ограничений и уменьшения использования доллара в обращении. Судя по выступлению, Кудрин по-прежнему с оптимизмом смотрит на возможность сохранения места России в международной кооперации.

Учитывая прежний сырьевой статус РФ в глобальном «кооперативе», что во многом, есть заслуга наших либералов, этого пророчества хотелось бы избежать.

Под занавес выступления Алексей Кудрин нарисовал вполне общепринятую алармистскую картину неутешительного состояния дел и перспектив российской экономики. Так, и не признавшись в хотя бы в соавторстве. По его словам Россия переходит в полноценный и настоящий экономический кризис, первые последствия которого мы прочувствуем в будущем году.

«Если нефть будет стоить около 60 долларов за баррель, снижение роста может превысить 4-5%», констатирует Кудрин. А, на закуску, главное – по данным главы Комитета в следующем году произойдет снижение доходов населения (от 2 до 5%). Причем впервые с 2000 годов. А «инфляция в следующем году будет 12-15%. Мы переходим к двузначной инфляции. Но, в принципе, она может снижаться. Уровень девальвации в России снижает ее долю в мировом ВВП по отношению к доллару. Россия получит снижение рейтинга до уровня «мусорного».

Россию будет спасена, если такие господа как Кудрин («публичные тени» «лихих девяностых) и другие сектанты гайдаровского толка не окажутся у руля российской экономики, считает инвестиционный консультант, старший аналитик ИК «Риком-Траст» Владислав Жуковский.

– Потому что сегодня советы о якобы вредности мобилизационной экономики сегодня раздают те люди, которые в 1990е гг. опустили страну в нищету и разруху. Их последователи и преемники и сегодня определяют экономический курс страны. Особенное умиление вызывает фраза, что они не до конца дореформировали Россию. То есть не успели ее полностью либерализовать. Причем, в худшем смысле этого слова – в виде снятия ответственности государства за все базовые и социальные функции. Под сурдинку экономических проблем эти люди опять рвутся к власти, надеясь на реванш.

 – Чем это может быть чревато?

– Проведением дальнейшего компрадорского и разрушительного курса на экономическую дезинтеграцию, деиндустриализацию, долларизацию, окончательным включением российской экономики в мировую на правах сырьевой колонии. Либералы, который с упорством шли к поставленной цели, теперь объясняют неудачу тем, что государства в экономике было, якобы, слишком много. Причем, они говорят только часть правды – государства, правда, было слишком много в экономике, если под этим иметь в виду никем не ограничиваемый произвол монополий, госкорпораций и госбанков.

Однако, лекарство предлагается очень странное – вместо лечения названной болезни, просто раздать последние лакомые куски госсобственности в руки приближенных к государственным и либеральным кругам олигархам. Причем, желательно за счет средств налогоплательщиков. А лучше внебюджетных фондов (Резервного и ФНБ). А на что не хватит денег отечественным олигархам, отдать в руки глобального бизнеса.

– Так в чем же спасение России?

– В том, чтобы артель либеральных старателей Дубининых, Кузьминовых, Чубайсов, Мау и прочих не пришли к власти. Одновременно нужно очистить правительство от всей этой либеральной тусовки. Нужно прекращать псевдорыночную демагогию, которая развилась в кабинете министров. Что воплощает полную халатность, безответственность и непрофессионализм. Минфин, ЦБ и Минэкономики умудрились загнать нашу страну загнать в состояние глубочайшего кризиса и рецессии. Это состояние можно охарактеризовать как «инвестиционную кому», промышленную деградацию, ухода бизнеса в тень, кримининализацию экономических отношений.

В результате в ситуации, когда мировая экономика возрастает на 3-4% в год (ВВП США увеличивается на 3%, Китай и вовсе под 7%), мы превратись в огромный рецессионный угол на планете. Если, конечно, не принимать во внимание экономически «убитые» страны Африки и Латинской Америки.

 – Озвучивание «мобилизационных страшилок» это элемент манипуляции сознанием россиян?

– Это попытка дезориентировать общество. Развешиваются наиболее «ходовые» ярлыки и клише про мобилизацию. Ставится чуть ли не знак равенства между политикой мобилизации ресурсов в экономике и репрессиями. Чуть ли что это не синоним «сталинизма», террора 1937 года.

В свою очередь, любая созидательная деятельность государства, направленная на стимулирование конкуренции, повышение протекционизма и защиты отечественных товаропроизводителей, ограничение произвола монополий, международных спекулянтов и глобального бизнеса автоматически подается как экономический тоталитаризм.

С другой стороны, важен баланс – ни абсолютная мобилизация, ни абсолютная либерализация не могут считаться панацеей. Обе крайности могут привести страну в состояние глубочайшего кризиса, вплоть до распада.

Чтобы избежать этого нам предстоит совершить беспрецедентную либерализацию с точки зрения поощрения частной творческой инициативы, выявления предпринимательской жилки у людей и их талантов. Чтобы работать не на чужого дядю, а иметь возможность реализовать свои способности на поприще индивидуальной предпринимательской инициативы.

Также необходимо либерализация с точки зрения создания равных условий для всех и каждого внутри страны. Плюс следует провести внятную и осмысленную антимонопольную политику. Бороться с тарифным произволом разного рода энергетиков, жилищно-коммунальной «мафии». В тех сектора экономики, которые не выступают в качестве системообразующими и стратегическими значимыми приватизация и повышение конкуренции не просто возможно, а необходимо. Грубо говоря, минерально-сырьевая база должна оставаться полностью под контролем государства, также естественные монополии (вроде РЖД).

Еще один бич, с помощью которого можно задушить любые ростки экономического роста — это ссудный процент. Отсюда государство должно сохранять свои позиции и в финансовом секторе. А в текстильной и легкой промышленности, туристическом, гостиничном бизнесе полная свобода, налоговая стабильность и прозрачность. Это китайская модель.

Весь имеющийся человеческий и производственный потенциал следует бросить на достижение целей новой индустриализации в виде вертикальной интеграции производительного труда, капитала и собственности. Глобальная экономика работает по очень простому принципу – выигрывает тот субъект, который контролирует все цепочки добавленной стоимости. С целью минимизации издержек и прибылей на промежуточных звеньях межотраслевого потребления. При максимизации прибыли на стадии выпуска готового товара. Воспользовавшись этим рецептом, с нашим потенциалом, мы могли бы минимум в два раза превышать по объему добавленной стоимости, индикаторам развития человеческого капитала, ту же самую Америку, Германию и Японию.

– А как быть с элитой. Наша «унтер-офицерская вдова» едва ли согласится себя высечь, а власти неукоснительно соблюдают принцип «элитного консенсуса»?

– Либеральная компания, поставив страну на грань пропасти, пытаются все списать на «проклятых государственников», которые просто так, повышения самооценки ради, решили поругаться с Западом. Кстати говоря, нынешние сторонники «сильной руки» — на самом такие же либералы. Они хотели бы не просто зарабатывать деньги, но и иметь статус на Западе. Так что они будут и дальше проводить политику секвестра бюджета, урезания социальных гарантий, заниматься «гайдаровщиной», приватизируя объекты здравоохранения и образования. Если так будет продолжаться и дальше, годика через три мы получим «Великий Октябрь» и с большим размахом отметим это событие в обновленной стране.

Кудрин теперь будет теперь везде всплывать и светиться в публичном пространстве. Некие силы уже сегодня преподносят его в качестве потенциального премьера (чуть ли не президента).

Либералы пытаются использовать кризис как повод для того, чтобы окончательно демонтировать «неэффективный» государственный сектор и «допилить» неразворованное за последние два десятилетия, убежден директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий.

– Хотя это противоречит опыту столь любимой или Западной Европы и, прежде всего, США. Где кризис 2008 года привел к радикальному усилению государственного урегулирования и увеличению социальных программ. Хотя, после некоторых колебаний, значительная часть европейских стран пошла по противоположному пути. Я имею в виду резкое сокращение социальных расходов и новую приватизацию.

Это привело к тому что Западная Европа вот уже почти шесть лет не может выйти из кризиса. И с точки зрения западного обывателя это ужасающий факт. Но с точки зрения правящих элит, я думаю, это вполне допустимый вариант. Потому что они решили проблему перераспределения ресурсов в пользу правящего класса, «подрезав» государство всеобщего благосостояния. Тем самым, они увеличили социальное неравенство, но кроме отдельных социальных всплесков в виде ритуальных забастовок, вроде, ничего страшного пока не случилось. Другое дело, чем это обернется через пять-шесть лет. Но в Европе кабинеты быстро меняются.

 – Это заманчивая перспектива и для наших власть предержащих – заработать на кризисе, сохранив правящий статус. Насколько реален такой маневр?

– Либеральные силы в Западной Европе гораздо лучше организованы и поэтому смогли навязать обществу такой «антикризисный» сценарий. Что касается России, то переход к мобилизационному типу развития предполагает изменение структуры и природы российской власти. Сама по себе она не будет меняться.

– Напрашивается «чистка элит». Начать можно с Сердюкова, это будет отличный сигнал власти как обществу, так и всем любителям «пирога с казенной начинкой».

– На самом деле мобилизационные меры — это стандартный алгоритм поведения властей в кризисной ситуации. Приведу пример – необходимость внедрения продразверстки и ряда элементов военного коммунизма обсуждались и даже частично приняты царскими администраторами еще в 1916 году.

– Сейчас много говорят о «продразверстке» для экспортеров, что заставить их сдавать свою валютную выручуку…

– Что это произошло на практике, потребуются очень серьезные политические перемены, вплоть до смены правящей элиты.

 – Либералы утверждают, что российские антисанкции контрпродуктивны, поскольку они больше вредят самой отечественной экономике.

– Не согласен – контрсанкции (давайте назовем их так) представляют большой шанс для российской промышленности. Прежде всего, для легкой и пищевой. Проблема в том, что эти контрсанкции не работают. И понятно почему – вы приняли в принципе верное решение, а в остальном все оставляете как есть. То есть контрсанкции мы принимаем, но никак не корректируем экономическую политику. В результате власти обрекают свои решения на неэффективность.

– О чем конкретно идет речь, какого обеспечения им не хватает?

– Нужно в той или иной форме вводить валютный контроль. Но самое главное сейчас это продвижение целой серии мер по расширению внутреннего рынка и по стимулированию промышленности. Импортозамещение должно подкрепляться мощными решениями в области экономической политики.

 – С учетом недавнего повышения ключевой ставки ЦБ до 17% решение этой задачи становится утопией.

– Все правильно – это совершенно несовместимые вещи. Путину нужно очень внимательно следить за действиями ЦБ и правительства, и каждый раз поручать ровно противоположное тому, что они предлагают. В условиях, когда экономика входит в рецессию, нужно стремиться к тому, чтобы снижать процентные ставки. Вместо этого их последовательно повышают. Другое дело, что сейчас уже поздно пытаться что-либо изменить этим финансовым инструментом. Нужно в официальном порядке выходить из ВТО, национализировать … госкомпании.

 – Это звучит, как парадокс.

– На самом деле они лишь условно выступают в качестве госсобственности. Это скорее закрытые корпорации, в которых «похоронены» государственные средства. Их следует национализировать и превратить в госведомства (прежде всего, РЖД). Из бывшего Стабфонда деньги должны быть изъяты в максимальном количестве. И направлены на инвестиционные программы. Прежде всего, на развитие новых производств и внедрение новых технологий, которые в России все-таки есть.

Опять же не нужны никакие «Сколково»- его нужно немедленно закрыть, распахать это место и посыпать солью. Вместо этого следует провести полную инвентаризацию наших технологических возможностей и потенциала. Хотя последний уже далеко не велик (максимум 10% от того, что было в конце советского времени), но еще имеется.

Наконец, нужно перенимать опыт Рузвельта, которые организовал массовое дорожное строительство. Но нам не нужны пафосные проекты типа скоростного экспресса «Москва-Казань», а построить по всей стране 50 тысяч районных дорог. Между районными областными центрами. Уже давно муссируется идея построить кольцевую областную автодорогу, чтобы разгрузить московский транспортный узел.

– Если уж возвращаться к теме импортозамещения, как наладить путь отечественного производителя до конечного потребителя?

– С импортными торговыми сетями ничего делать не нужно. Никто ведь не мешает создавать на муниципальном, областном и федеральном уровне собственные сети. Для этого нужно отменить законодательное ограничение по созданию унитарных государственных компаний. Фактически сегодня государство лишено возможно инициировать какую-либо хозяйственную деятельность. Иначе как через форму госзаказа или госкорпораций. Унитарные же компании фактически находятся под запретом.

Источник


Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *