shadow

Никто, ничто и звать никак распоряжались безопасностью


shadow

Страна не может смириться с тем, что бывший министр обороны Анатолий Сердюков отделался легким испугом. И, несмотря на то, что бывший главный военный от торговли мебелью давно амнистирован и снова помогает государству, следователи продолжают копаться в запутанном деле «Оборонсервиса».

У следствия остается надежда на то, что свидетели и обвиняемые все же дадут какие-нибудь показания, которые помогут докопаться до истинных виновников воровства планетарного масштаба из бюджета российской безопасности.


Так, уже осужденная по делу «Оборонсервиса» Динара Билялова дала показания в ходе процесса против Евгении Васильевой. Показания бывшей подчиненной могут усложнить положение не только главной фигурантки, но и другой обвиняемой – Ирины Егоровой, по версии следствия выполнявшей роль «казначея» Васильевой. Как утверждает Билялова, без участия Васильевой в структуре не проходило ни одной крупной сделки.

Все ключевые моменты в работе, даже вопросы собственного трудоустройства, Билялова согласовывала с Васильевой, которая потом давала поручения сотрудникам, не являющимся ее подчиненными. Все финансовые вопросы находились в ведении Егоровой. О существовании некоторых из них Билялова, являясь генеральным директором центра правовой помощи «Эксперт», даже не знала.

Динара Билялова рассказал во вермя следствия о том, как взаимодействовали компании Минобороны и действия их ключевых фигур. Сама Билялова, занимавшая пост руководителя ЦПП «Эксперт», ранее была приговорена Таганским судом к четырем годам лишения свободы за хищение бюджетных средств.

Билялова была доставлена в Пресненский суд в качестве свидетеля по делу Васильевой. Отвечая на вопросы гособвинения, Билялова рассказала, что познакомилась с Евгенией Васильевой в 2010 году, после ее назначения на пост начальника департамента имущественных отношений. И с этого момента все ключевые рабочие вопросы согласовывала с ней.

«Евгения Николаевна была довольно жестким руководителем, — рассказала свидетель. — Какой человек она в жизни, я сказать не могу. Мы встречались на совещаниях несколько раз в неделю, и отношения у нас сложились сугубо рабочие».

Как показал Билялова, она, как и некоторые другие сотрудники департамента, входила в состав советов директоров порядка 10 дочерних обществ Минобороны. Совет директоров, в частности, путем голосования решал вопросы назначения генеральных директоров обществ.

«Я голосовала по директивам министра обороны. Мне приносили на подпись протокол и директиву, очно мы никогда не собирались», — пояснила Билялова. «Не знаю, вносились ли Евгенией Николаевной правки в директивы, я получала их уже подписанными. Но допускаю, что она могла вносить изменения в пояснительные документы к директивам. Решение о том, как голосовать – за или против, — было указано в директиве. Воздерживалась я тоже только согласно директиве».

При этом Билялова пояснила, что из пяти членов совета директоров трое являлись сотрудниками Минобороны.

«Евгения Николаевна сказала, что будет заниматься коммерческой деятельностью; какой именно, не сказала. В феврале я была назначена генеральным директором ЦПП «Эксперт». Эту должность мне предложила Сметанова. Она сказала мне, что устала и хочет уехать в Петербург, и предложила место. Я посоветовалась с Васильевой. Думаю, она к тому моменту уже была в курсе. Она объяснила мне порядок реализации имущества, а Сметанова передала таблицу с перечнем имущества и его потенциальных покупателей. Там же были контакты потенциальных покупателей».

К моменту прихода Биляловой в ЦПП «Эксперт» штат организации состоял примерно из 10 человек, четверых из которых она привела с собой из аппарата министра. В состав работников входили юристы, бухгалтер, секретарь и прочие сотрудники. Примечательно, что во время ее деятельности этот состав сильно изменился.

«Эксперт» заключил договоры с обществами «Аргумент», «Приоритет», «Константа», учредителем которых являлась Васильева. Организации предоставляли «Эксперту» услуги юристов, бухгалтера и системного администратора. «Васильева имела отношение к деятельности общества. Юридически в организации она была никем, но фактически контролировала все сделки. Она даже могла дать задачу кому-либо из моих подчиненных, минуя меня. Такое было.

При этом, согласно уставу, управленческие функции были только у генерального директора. Все финансовые вопросы решала Ирина Егорова, которая не состояла у нас в штате. Думаю, так было заведено по решению Васильевой».

Припомнила Билялова и «брошенные вскользь» слова Егоровой о том, что та не раз снимала крупные суммы со счетов.

«Не могу сказать, с каких именно и что это были за деньги. Но совершенно ясно, что деньги снимались для Васильевой. Себе оставить их Егорова точно не могла».

При этом Билялова отметила, что о финансовых отношениях «Эксперта» с компаниями «Хорс» и «Роникс плюс», гендиректором которых являлась Егорова, она узнала уже во время следственных действий. Также Билялова сообщила, что ЦПП «Эксперт» был переименован в «Мира» после задержания Екатерины Сметановой.

Сметанова вчера также была доставлена в суд для допроса. Сразу после задержания она заключила сделку со следствием. Сметанова сообщила суду, что знакома с Васильевой с 1999 года и приехала работать в Москву по ее приглашению. Васильева, по словам Сметановой, обещала трудоустройство также ее супругу (ныне тоже фигуранту дела «Оборонсервиса») Максиму Закутайло. В марте 2011 года по предложению Васильевой она приобрела 100% ЦПП «Эксперт», став его учредителем.

Согласно показаниям, Сметанова, в отличие от Биляловой, сотрудников набирала сама, не согласовывая кандидатуры с Васильевой. Зато была представлена на тот момент министру обороны Анатолию Сердюкову. По словам Сметановой, Васильева сформировала рекомендацию для оценщиков перед реализацией здания 31 ГПИСС компании «Теорема».

«Между Васильевой и Сердюковым сложились доверительные отношения. Об этом я могу судить по тому, что Васильева была представлена к ордену, когда работала в Минобороны», — пояснила Сметанова.

Евгении Васильевой вменяется 12 эпизодов хищения бюджетных средств при продаже недвижимости «Оборонсервиса». По версии следствия, Васильева организовывала продажу имущества Минобороны по заниженной стоимости. Вместе с ней на скамье подсудимых оказались Ирина Егорова, Лариса Егорина, Максим Закутайло и Юрий Грехнев.
Источник


Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *