shadow

Как учесть интересы России, Украины и Запада? («The Washington Post», США)


shadow

Недавние сообщения о передвижениях войск и военной техники в районы Украины, находящиеся под контролем сепаратистов, свидетельствуют о том, что Россия в очередной раз выступает в роли подстрекателя. Запад, конечно же, должен отреагировать твердо: теперь можно ужесточать санкции, поставлять плохо оснащенной и слабой украинской армии вооружения для оборонительных целей. Поскольку Россия продолжает использовать тактику запугивания, то эти ответные меры не просто естественны, но и неизбежны.

Тем не менее, подобная реакция Запада несет не только положительные, но и побочные результаты, которые увеличивают риск того, что наступающий 2015 год будет так же угрожать безопасности Украины и отношениям между Востоком и Западом, как и предыдущий 2014 год. Западные политики не виноваты в том, что президент России Владимир Путин применил бессовестную тактику в Крыму и на востоке Украины. Но в результате их действий возрастет риск эскалации ситуации, а значит положение самой главной на сегодняшний день жертвы этого конфликта — народа Украины — еще больше ухудшится.


И дело здесь не в нашей нравственной позиции. Поставки оружия суверенному государству, территория которого подверглась нападению со стороны гораздо более могущественного соседа, вполне оправданны. Но независимо от того, правильно это или нет, поставки оружия на Украину не смогут полностью защитить эту страны. Украинская армия сталкивается с российской, в пять раз более крупной и, скорее всего, в десять-двадцать раз более мощной. Понятно, что если президент Украины Петро Порошенко бросит вызов российским вооруженным силам, находящимся на его территории, то в результате, скорее всего, возникнет эскалация военного конфликта и резкое увеличение числа жертв и масштабов разрушений на Украине. Между тем, российская пропаганда будет неуклонно обливать Запад грязью и сеять семена потенциальных кризисов среди других стран-соседей России.

Прежде чем предпринимать описанные выше меры и размещать структуру НАТО в странах Балтии — это логически понятная, но потенциально контрпродуктивная реакция на украинский кризис — лидеры НАТО должны попытаться наладить работу с Москвой ради создания новой европейской системы безопасности, приемлемой для обеих сторон. Многие на Западе будут считать, что таким образом мы поощряем непростительные действия Путина и России в течение уходящего года. И все же, подобный подход используется не для поощрения Путина и России, а для защиты безопасности Украины — и нашей собственной безопасности.

Если бы российский народ стал испытывать все большее отвращение к Путину, то в этом случае имело бы смысл оказывать давление на Россию с помощью санкций, угрожая их усилением, если Путин пойдет на обострение ситуации. Но российский лидер пользуется поддержкой 85% граждан страны, причем многие россияне считают, что его действия — это разумное возмездие за триумфальное расширение НАТО, которое после окончания холодной войны подошло прямо к российским границам; эту мысль разносят в эфире российские СМИ, находящиеся под жестким контролем. При этом, в настоящий момент, Путина даже следует считать умеренной фигурой в российском политическом спектре.

В соответствии с некоторыми из идей, выдвинутых бывшим госсекретарем США Генри Киссинджером (Henry Kissinger), и опираясь на предложения бывшего советника по национальной безопасности Збигнева Бжезинского (Zbigniew Brzezinski), — двух великих американских стратегов, которых не заподозришь в склонности к умиротворению агрессоров или витании в облаках, — мы должны предложить России сделку, которая бы включала следующие пункты:

— Россия может заявить о своих исторических претензиях на Крым, но тогда ей придется провести при участии внешних наблюдателей референдум, который и определит будущее данного региона; при этом вопрос о независимости должен быть вынесен в качестве одного из вариантов ответов;

— Россия должна согласиться отозвать (под внешнем мониторингом) своих военных «добровольцев» из Восточной Украины;

— После урегулирования крымского вопроса, Россия должна будет на постоянной основе гарантировать безопасность всей территории Украины, как это было зафиксировано в Будапештском меморандуме 1994 года о безъядерном статусе Украины и других бывших советских республик;

— Украинская сторона и Соединенные Штаты соглашаются с тем, что Украина не будет претендовать на членство в НАТО ни сейчас, ни в будущем;

— Новая общеевропейская структура безопасности на базе, например, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), будет создана с целью отстаивания подлинной территориальной целостности европейских государств. Это объединение должно дать Москве некоторое ощущение равноправного партнерства и может включать в свои ряды членов НАТО и государства бывшего Советского Союза;

— Все нынешние члены НАТО остаются в составе этой организации. Но в виду нового соглашения по безопасности, Североатлантический альянс отказывается от своего дальнейшего расширения, и ему отводится лишь вспомогательная роль в обеспечении европейской безопасности; при этом НАТО переориентирует свои боевые задачи за пределы Европы;

— Европейский союз соглашается работать с Россией с тем, чтобы любые возможные отношения Украины с Европейским союзом, включая членство этой страны в ЕС, не противоречили участию Украины в российском проекте по строительству Евразийского экономического союза;

— Антироссийские санкции будут постепенно — и, в конце концов, полностью — отменены по мере того, как все перечисленные выше положения будут вступать в силу.

Путин, скорее всего, станет утверждать, что данное соглашение не расходится с его основными целями, и преподнесет его россиянам как большую победу. Возможно, его популярность затем вырастет до 88 или 90% — на некоторое время. Но затем, со временем, это достижение поблекнет, а российские избиратели, скорее всего, потребуют от Путина отчет за то, что он должен был делать на протяжении всего времени — повышать уровень их жизни.

Если в обозримой перспективе Россия проявляет слабость, то это означает, что Запад может позволить себе именно сейчас пойти на компромисс. Независимо от того, что сделает Запад, у России не будет сил в течение длительного времени доминировать над своими соседями. Тем не менее, если долгосрочное соглашение, упомянутое нами выше, не будет заключено, то Россия станет демонстрировать свою силу и волю и тем самым в течение долгих лет создавать проблемы.

Кроме того, как бы это сейчас кого-то ни раздражало, одновременное соблюдение интересов России, Украины и Запада — это намного более дальновидная политика, нежели подход, при котором кто-то выигрывает, а кто-то проигрывает. Над Центральной Европой нависла слишком большая угроза, в то же самое время есть широкий круг вопросов (начиная от Ирана и Ближнего Востока и кончая Афганистаном и Северной Кореей), который не решить без сотрудничества между Россией и Западом и который имеет большое значение для безопасности США. Не мы начали этот конфликт, но мы можем принять меры, которые значительно увеличат шансы его прекращения.

Майкл О’Хэнлон, Джереми Шапиро — научные сотрудники, работают по программе в области внешней политики при Брукингском институте.

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник


Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *