shadow

вразийский Союз: союз равных или старших и младших?


shadow

soyuz-na-ravnykh-738-454400

Сегодня со стремительной скоростью увеличивается число экономических, политических и военных союзов между странами. Новые интеграционные проекты, как правило, целью своей ставят снятие ограничений для торговли и ведения экономической деятельности между странами. США при этом пытаются объять необъятное, и до сих пор ведут переговоры о создании Транс-Тихоокеанского партнерства и Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства. Между тем, Россия уже через месяц запускает свой проект – Евразийский Экономический Союз, ядром которого стали три государства: Россия, Белоруссия и Казахстан, а затем подписала договор и Армения. С 2011 года уже действует Таможенный союз, но речь в этом случае идет только о торговле товарами и услугами.



Следующим логичным шагом интеграции становится Евразийский Экономический Союз, а затем и Валютный т.к. в 2025 году планируется введение единой валюты – алтына. Но даже если алтын не удастся ввести к этому времени, Евразийский экономический союз намерен в скором времени отказаться от доллара и евро. С геополитической и экономической точки зрения, России выгодна подобная интеграция, но уже сегодня в рядах Таможенного Союза наметился раскол, который если не подрывает намеренность участников к дальнейшему укреплению связей, то уж точно ставит вопрос о роли и месте каждого участника в новой евразийской архитектуре.

Речь идет о том, что в конце ноября Россельхознадзор объявил об ужесточении условий транзита растительной продукции из Белоруссии в связи с подозрениями в реэкспорте продукции из стран ЕС. Для белорусской стороны это стало своего рода пощечиной т.к. теперь после белорусских пограничников, идущие товары перепроверяют и российские. Позднее ведомством был введен запрет на ввоз в Россию продукции ряда белорусских мясокомбинатов и птицефабрик. Официальной причиной запрета названо обнаружение бактерий, микроорганизмов, антибиотиков и генома вируса африканской чумы свиней. Запрет, в частности, вводится на продукцию следующих предприятий: ОАО «Агрокомбинат Скидельский», ОАО «Витебская бройлерная птицефабрика», СЗАО «Серволюкс Агро», ОАО «Витебский мясокомбинат», ОАО «АФПК Жлобинский мясокомбинат», ОАО «Калинковичский мясокомбинат», ОАО «Рогаческий МКК» и ОАО «Птицефабрика «Рассвет». На эти компании приходится почти весь объем импорта белорусского мяса в Россию — около 400 тысяч тонн суммой не менее 300 миллионов долларов. А учитывая всем известный факт, что белорусская экономика полностью зависит от импорта в Россию, становится очевидно какой удар ей нанес российский запрет. При этом, у ряда экспертов и политиков с белорусской стороны остаются сомнения в правомерности этого запрета. Например, белорусские лаборатории не нашли нарушений в продукции мясокомбинатов, поставки из которых Россия запретила. И вообще, если вспомнить события прошлых лет, то мы обнаружим, что зачастую, когда с той или иной страной у нас складывались напряженные отношения, то в продукции ее предприятий находили что-то запрещенное. Ну, например, примерно год назад, под раздачу попало польское мясо, хотя оно спокойно продавалось в страны ЕС и европейские специалисты в нем ничего запрещенного не обнаружили. Но одно дело Польша, которая уже давно сделала выбор в пользу Европы, и совсем другое дело Белоруссия, потерять которую для нас непозволительная роскошь.

Естественно белорусская сторона не согласна с выводами российских специалистов. «Все лучшее, чтобы не было претензий, мы поставляем на внешние рынки, прежде всего в Российскую Федерацию. И в этом плане я отметаю всякие претензии к качеству белорусской продукции», – сказал Лукашенко.

Обида Лукашенко вылилась и в довольно жесткое заявление, в котором он провел параллель между нынешней ситуацией и газовой войной: «Складывается впечатление, что на нашем примере в очередной раз, то взявшись за газовую, то за нефтяную трубу, а сейчас и за продовольственный вопрос, хотят показать кому-то или всему миру, проучить кого-то. Но мы же вам не щенки, чтобы нас за шиворот водить. Не надо нас прессовать. Мы были вам надежными друзьями и будем. Но если вы нас начнете щемить, вы знаете, что я терпеть не буду».

А курирующий сельское хозяйство Игорь Брыло, комментируя «факт» обнаружения российскими ветеринарами генома африканской чумы свиней в продукции Миорского мясокомбината, заявил прессе, что упомянутое предприятие уже полтора года не работает на Россию.

А итог сей истории в том, что под угрозой оказалась перспектива евразийской интеграции. И не важно, было ли в мясе что-то запрещенное, или это показательная кара, или российские конкуренты пролоббировали, чтобы выдавить белорусские товары с рынка. Суть в том, что для белорусской стороны это стало пощечиной. На недавнем совещании с правительством Александр Лукашенко распорядился защищать отечественного товаропроизводителя, не обращая внимания на интеграционные обязательства. «Садитесь и думайте, как вы защитите собственного товаропроизводителя. Никаких ссылок быть не должно, что у нас обязательства в Таможенном союзе, Евразийском союзе и т.д. Свой товаропроизводитель должен быть защищен», – весьма красноречивая реакция Лукашенко. А вчера, разгневанный белорус напрямую обвинил Россию в несоблюдении основ ТС: «Россия повела себя неприлично, запретив многим предприятиям поставку продовольственных товаров на территорию РФ. Россия пошла на нарушение всех наших договоренностей, которых мы достигли в ТС».

Таким образом, за считанные дни до официального старта, Евразийский экономический союз оказался в зоне внутреннего конфликта. Очевидно, что за столь эмоциональной реакцией белорусского президента последуют конкретные действия по возведению дополнительных барьеров для защиты национального рынка в рамках ЕЭП, все дальнейшие интеграционные потуги на этом поприще могут оказаться ненужными. Любые запреты и ограничения на движение товаров – удар по идее единого экономического пространства, по существованию Таможенного союза и Евразийского экономического союза.

И все бы ничего, но настоящих друзей то у нас мало осталось, и раскидываться оставшимися мы не имеем права. Это же еще и чисто психологический вопрос т.к. Лукашенко чувствует себя уязвленным. И если бы претензии и ультиматум был направлен лично ему, а не в виде уже заработавших запретов, то вполне возможно, что он сам бы этот вопрос урегулировал. И не было бы никакого кризиса. Еще с советских времен осталась болезненная реакция на любые попытки влияния. Все и так понимают, что Россия сильнее, богаче и больше, но есть еще и личные амбиции и настроения общества, которые диктуют, что союз должен строиться как союз равных. Никто не хочет быть младшим братом, поэтому наша задача научиться воспринимать их как равных и учитывать и их интересы. Только в таком случае у евразийской интеграции есть реальное будущее.
Источник


Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *