shadow

Терпеливый импорт


shadow

Обрушение национальной валюты и запрет на поставки импортных продуктов питания пока не успели сделать более успешными отечественного товаропроизводителя. Эксперты говорят, что на это нужно минимум три года и серьезная государственная поддержка.

Российские продукты питания не уступают импортным, однако для их производства нужны технологии, которых в России пока нет.

Импортных продуктов питания по-прежнему очень много, кроме того, реальнее доходы населения постоянно падают из-за ситуации на финансовом рынке. По самым скромным оценкам минимум 60% российских предпринимателей поднимут цены до конца года. А выиграют от этого зарубежные компании.


Импортозамещение сейчас осуждают по всей стране – от граждан, сталкивающимися с ценниками в магазинах до государственных чиновников высшего уровня. Вчера этот вопрос стал одним из ключевых на форуме Объединенного народного фронта, в работе которого принял участие Владимир Путин.

Власти не без оснований рассчитывали, что контрсанкции и девальвация рубля помогут отечественному производителю вытеснить значительную часть импортной продукции, в первую очередь, в сфере производства продуктов питания. «Безусловно, само по себе это создает более конкурентоспособные условия для наших, отечественных, товаропроизводителей», — комментировал Путин введение запрета на ввоз в РФ фруктов, мясной и молочной продукции из США, ЕС, Канады, Норвегии и Австралии 7 августа 2014 года.

Впрочем, расчеты российских властей вполне обоснованы. Снижение курса национальной валюты, при прочих равных условиях, должно повышать стоимость импортных товаров и увеличивать на этом фоне привлекательность местной продукции. Запрет на ввоз должен высвобождать ниши для отечественных продуктов. Однако пока этого не происходит. И одна из причин в том, что существенная часть сырья для российских товаропроизводителей , оборудование и технологии по-прежнему импортируются. За короткий срок заместить все параметры производства не получится

Например, производитель кондитерских изделий в России концерн «Бабаевский», может прекратить выпуск некоторых продуктов, пока не найдет альтернативных поставщиков импортного сырья. У концерна это орехи, которые запретили привозить из США и ЕС. Кроме того, контрсанкции привели к резкому росту цен на орехи. Фундук, например, подорожал на 28%. А то, что не попало под российское эмбарго, дорожает из-за падения рубля. Так, какао-бобы стали дороже на 18,6%, сахарный песок — на 17%, шоколадная масса — на 36,8%.

«Мясопроизводители используют такие импортные продукты, как соевые жиры, аминокислоты, концентрированные корма, а также генетические материалы. Поэтому рост цен на эти продукты ведет к росту цен себестоимости. Мясоперерабатывающая отрасль, как подсчитало Минэкономразвития, сильнее всего пострадала от прекращения импорта сырья из ЕС и Канады.

От импорта зависит не только производство продуктов питания, но и легкая промышленность. Основной объем импорта в отрасли приходится на сырье: натуральные и синтетические волокна, пряжу, ткани, как натуральные, так и синтетические. Повышение их стоимости повлечет повышение стоимости конечной продукции. И, конечно, потребительский спрос упадет из-за снижения покупательной способности населения.

Инфляция сегодня опережает реальный рост заработной платы. В августе-сентябре произошло знаковое для экономики событие — реальная зарплата стала снижаться не только в текущем, но и в годовом выражении. За последние 14 лет такое наблюдалось лишь во время острой фазы кризиса 2008–2009 годов. В августе и сентябре годовые темпы роста реальной зарплаты опустились до –1,2 и –1%, соответственно.
На потребительском спросе это пока не отразилось. Потребление населения в августе-сентябре, напротив, демонстрировало повышение годовых темпов роста (которые, впрочем, продолжали оставаться низкими): 1,2, 1,4 и 1,7% в июле — сентябре по розничному товарообороту; 0,8, 1,0 и 1,9% в платных услугах населению. За таким видимым позитивом можно увидеть и ажиотажный характер потребления на фоне очередного витка девальвации.

ЦИФРЫ

Минэкономразвития прогнозирует, что, например, потребление молочной продукции снизится уже по итогам 2014 года — до 243 кг на человека против 248,8 кг в 2013 году. Снижение спроса возможно в рамках общего снижения потребительского спроса и снижения уровня доходов. Во время кризиса традиционно на несколько процентных пунктов снижается потребление мяса, показали кризисы 1998 и 2008 годов. Прогнозируется снижение потребления мяса на 5%. Первоочередной выбор покупателей будет сделан в пользу предметов первой необходимости. Для сравнения: в структуре расходов населения одежда и белье составляют 5,55%, обувь — 2,3%, трикотажные изделия — 1,33%.

Санкции Запада, запретившие выдавать долгосрочные кредиты ряду российских заемщиков, создали дополнительные сложности, сузив доступ к кредитованию за рубежом. ЦБ, борясь с инфляцией и падением курса рубля, дополнительно осложняет жизнь производителям. Например, молочная отрасль находится в кризисном состоянии, и новых инвестпроектов на рынке появляется немного, а рост курса доллара и евро не будет способствовать росту инвестиционной привлекательности отрасли.

Начиная со второго полугодия 2014 года рост легкой промышленности начал замедляться. В Союзлегпроме это объясняют ухудшением условий кредитования. Стали почти недоступны не только инвестиционные деньги, но и короткие кредиты на пополнение оборотных средств. Многие предприятия отрасли, активно работающие с сетевым ритейлом, поставлены на грань выживания. В сентябре ситуация особенно ухудшилась. И вряд ли стоит ждать улучшения: 31 октября ЦБ поднял ключевую ставку на полтора процентных пункта — с 8 до 9,5%. В таких условиях многие производители вынуждены поднимать цены.

В планах 60% предпринимателей в конце года повысить отпускные цены. 65% предпринимателей уже подняли цены реализации. Опрос представителей промпроизводства показал, что только в октябре 12% предприятий уже подняли цены на свою продукцию и 28% ощутили рост цен на сырье и материалы.

В Молочном союзе комментируют — потребительские цены на цельное пастеризованное молоко с начала года уже выросли на 10,2%, на сливочное масло — на 11,2%, на сыры — 9,5%. Производители, даже если захотят, не всегда могут компенсировать повышение себестоимости повышением цен, поскольку конкуренция в отрасли очень высокая. Самый крупный производитель мясопродукции имеет долю на рынке не выше 3–5%, а на рынке птицы — не более 10–12%». Импортозамещение будет постепенно расти в ближайшие два года. На 50% это заслуга отечественных производителей курицы и свинины, которые будут наращивать производство. Но на 50% виной будет снижение потребления мяса в России. Не повышать конечные цены при росте себестоимости могут только сильные и крупные компании. Сложившаяся ситуация в конечном счете выгодна скорее крупным западным компаниям — пережить этот кризис в России им будет проще.

Эти компании все это проходили и понимают, что в таких тяжелых экономических условиях при высокой конкуренции очень трудно. Тем более что поведение потребителя становится ближе к европейскому, который становится все более прагматичным. Оказавшись стесненным в средствах, он более внимательно относится к своему бюджету, учитывает соотношение цены и качества и скидки.
Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: