shadow

Россия надула Запад. Запад надулся на Россию


shadow

Когда Барак Обама разворачивал программу наказания России за самостоятельную внешнеполитическую позицию и возвращение Крыма, он был готов даже заискивать перед Ираном.

«А давайте мы вам снимем режим санкций, а вы за это будете продавать нефть дешевле, чем русские», — примерно так выглядела позиция Обамы, который прежде, как и его предшественники на посту президента США, призывал мир объединиться и уничтожить Иран, который, по мнению США стремится создать атомную бомбу и уничтожить европейскую цивилизацию. Правда, напасть на Иран так же, как США и коалиция напали на Ирак, американский лидер не рискнул – кусок этот явно не пролез бы в горло главному поставщику демократии в мире и окончательно взорвал бы регион.

Россия же продолжала выполнять договорные обязательства по строительству атомной электростанции и игнорировала истерические требования Запада прекратить сотрудничество с Ираном. Иранские же лидеры практически вынудили международных экспертов приехать, удостовериться в том, что речь идет действительно об электричестве, а не об оружии и настояли на том, чтобы эксперты заявили на весь мир, что Иран – не потенциальный агрессор. Однако это была не первая и не последняя часть марлезонского балета.


Очередная часть ужимок и хитроумных домыслов иллюстрирует развитие ситуации.

США и Европа весьма недовольны намерением России построить в Иране восемь новых ядерных реакторов, поскольку это ставит под угрозу международные переговоры с целью ограничения ядерной программы Тегерана. В Москве настаивают на том, что участие российских специалистов сделает иранскую программу более прозрачной и поспособствует успеху предстоящей встречи «шестерки» в Вене. Мировые СМИ уже оценили сделку как крупнейшую в мировой атомной энергетике.

Во вторник, 22 ноября, Россия и Иран в Москве подписали ряд документов, расширяющих сотрудничество сторон в области использования атомной энергии в мирных целях. Соглашения, в частности, открывают возможность строительства в Иране восьми блоков АЭС. Свои подписи на бумагах поставили глава «Росатома» Сергей Кириенко и вице-президент Ирана, руководитель Организации по атомной энергии Ирана Али Акбар Салехи.

Предполагается, что топливо для АЭС на протяжении всего жизненного цикла восьми новых энергоблоков будет изготавливаться российской стороной, отработанное топливо будет возвращаться в Россию для переработки и хранения. Также Россия и Иран подтвердили намерения сотрудничать в области топливного цикла и экологии, в частности, партнеры планируют проработать экономическую целесообразность и возможность фабрикации элементов ядерного топлива, которое будет использоваться в новых энергоблоках.

Контракт по строительству двух новых энергоблоков АЭС «Бушер» подписали российская компания АО «НИАЭП» — ЗАО «Атомстройэкспорт» и иранская Nuclear Power Production and Development Company of Iran. Контракт предусматривает возможность расширения станции до четырех энергоблоков. Весь проект, включая поставку оборудования и ядерного топлива, будет находиться под гарантиями МАГАТЭ, так же, как это было во время строительства первого блока АЭС «Бушер».

«Это поворотный момент в отношениях между нашими странами», — отметил Салехи. По его словам, помогая строить «Бушер», Россия способствовала выходу Ирана на технологическую арену. «Эти дружественные меры, которые предпринимала Россия, останутся в нашей памяти», — заверил он, отметив, что Россия и Иран «еще больше приблизились друг к другу».
Глава Минатома Сергей Кириенко напомнил, что АЭС «Бушер» — это уникальный проект, не имеющий аналогов в истории мировой атомной энергетики, поскольку еще никто не брался за достройку станции, возведение которой начинала другая страна.

АЭС «Бушер» получит два усовершенствованных энергоблока с реакторами типа ВВЭР и мощностью 1000 МВт поколения «3 плюс», обладающими всеми необходимыми системами безопасности. Финансирование будет идти за счет Ирана.

Это крупнейшая сделка на мировом атомном рынке за последние годы. Речь может идти о 10 ГВт атомных мощностей в то время, когда в России на сегодняшний день вырабатывается 25 ГВт.
Мировые СМИ обратили внимание на слова Салехи по поводу «политической рациональности», проявленной Ираном и Россией за последние годы по поводу международных и региональных событий. «Страны, создавая стратегическую политическую коалицию, могли бы сыграть серьезную роль и на международной арене», — уверен он.

Стоимость контракта и сроки не раскрываются, но госкредиты РФ для аналогичных проектов в Венгрии и Белоруссии поставят по 10 млрд долларов. Эксперты считают, что иранское соглашение является большим достижением для «Росатома». Таких финансовых условий у госкорпорации нет больше ни с кем, многие контракты по строительству АЭС за рубежом предусматривают льготные кредиты либо господдержку.

Неделю назад New York Times, ссылаясь на осведомленные источники, сообщала, что часть ядерного топлива для иранских АЭС может производиться из иранского обогащенного урана, а Россия согласилась взять на себя переработку. Как отмечает издание, когда уран превращается в топливные стержни, его практически невозможно использовать для создания ядерного оружия. Это может способствовать успеху переговоров «шестерки» о мирном характере иранской ядерной программе и снятии санкций с Тегерана.

СПРАВКА

Очередной раунд переговоров с участием Ирана, США и пяти других стран должен пройти уже 24 ноября, а стороны по-прежнему далеки от взаимопонимания по целому ряду других вопросов, в том числе о количестве центрифуг для обогащения урана, судьбе реактора на тяжелой воде, который производит плутоний, и полномочий международных инспекторов.

Главный американский переговорщик Венди Шерман недавно говорила о «впечатляющем прогрессе по вопросам, которые первоначально казались неразрешимыми». Однако госпожа Шерман в прошлый понедельник, 3 ноября, была назначена исполняющим обязанности заместителя госсекретаря и отказалась раскрывать какие-либо подробности. Теперь чиновники и дипломаты соглашаются говорить об иранской проблеме только на условиях анонимности.

Так, один из источников издания, отмечая возникшие между США и Россией осложнения, признал, что «русские сыграли очень важную роль в этих переговорах». Чиновник отметил, что Москва сотрудничает с другими странами и выдвигает креативные и разумные идеи, которые могут позволить снизить озабоченность «шестерки» по поводу возможного появления у Тегерана ядерного оружия. «Несмотря на разногласия по другим вопросам внешней политики, Россия полностью поддерживает другие страны на этих переговорах», — сказал он.

Но после официального подписания соглашения между Россией и Ираном тональность комментариев ситуации изменилась. Неназванный западный дипломат в разговоре с The Financial Times заявил: «Если Россия согласится на производство топлива в Иране, это не повысит шансы на договоренность, а уничтожит их».

«Иран хочет производить топливо для «Бушера-1», — пояснил американский эксперт Марк Фитцпатрик. Если Россия разрешит это, «будет подорван аргумент «шестерки», что у Ирана нет практической необходимости в программе промышленного обогащения урана. Если Россия это допустит, то впервые «отколется» от «шестерки». Возможно, это отвечает интересам России и Ирана, но со стороны Путина это будет крупное надувательство», — огорчается он. Дипломаты, учитывая испорченные вследствие украинского кризиса отношения России и Запада, опасаются «эффекта домино» и провала трудных переговоров с Ираном.

В то же время МИД России отмечает отсутствие компромисса по ключевым вопросам предстоящих переговоров, прежде всего касательно снятия санкций. «У делегаций разные взгляды на проблему санкций. Именно здесь мы видим существенные расхождения в позициях. Последовательность, тем и формат принятия решений, касающихся облегчения санкционного режима и бремени, остаются среди главных ключевых вопросов содержания этих переговоров, которые не решены, по которым сейчас, по состоянию на сегодня, нет компромиссов. Это не единственный вопрос, где нет договоренности», — сказал «Интерфаксу» замглавы МИДа РФ Сергей Рябков, принимавший участие в очередном раунде переговоров на уровне политдиректоров в Маскате (Оман).

«То, что касается признания права Ирана на урановое обогащение, то, что касается реконфигурации тяжеловодного реактора в Араке, то, что касается вопроса транспарентности, — эти вопросы пока тоже нельзя отнести к разряду урегулированных», — признал дипломат.

В МАГАТЭ пока не комментируют подписанные в Москве документы о российско-иранском ядерном сотрудничестве. «МАГАТЭ не выражает мнений ни по коммерческим соглашениям, ни по отношениям между отдельными государствами-членами», — заявила РИА «Новости» пресс-секретарь организации Джил Тюдор.
Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: