shadow

«До 1990 года у нас не было слова «ветеран»


shadow

В мае 2015 года в израильской Латруне откроется Музей еврейского воина Второй мировой войны. В конце октября директор будущего музея — бригадный генерал израильской армии Цви Кан-Тор вместе с генералом Хаимом Эрезом, директором бронетанкового музея «Яд ле-Ширьон», приехали в Москву, чтобы заключить соглашения о сотрудничестве с российскими музеями. «Газета.Ru» расспросила их о строящемся комплексе.


— Чем закончился ваш визит в Россию, какие соглашения были подписаны?

— Мы подписали договоры о сотрудничестве с двумя крупнейшими российскими музеями — Центральным музеем Великой Отечественной войны и Центральным музеем Вооруженных сил. Но, помимо подписания договоров, мы хотели бы, чтобы люди узнали о том, какой музей вскоре будет достроен и открыт в Израиле. В СССР и сейчас в России более или менее все люди знают историю Второй мировой — это знание было частью воспитания. В Израиле (во многом из-за того, что страна постоянно воюет и борется за свое существование) общественное внимание всегда было сконцентрировано на страданиях и потерях еврейского народа. Для среднего израильтянина любой разговор о Второй мировой всегда начинался с Холокоста, с катастрофы — именно это в первую очередь рассказывали детям, на этом их растили.

— Когда этот взгляд начал меняться?

— В 1990-х из стран бывшего СССР в Израиль приехало около миллиона человек. Они привезли с собой новый язык, новую культуру и даже новые выражения, которые были неизвестны израильтянам. Это может показаться смешным, но до 1990 года у нас, например, не было слова «ветеран». Вы с этим выросли, а в Израиле никто не знал, что такое 9 мая — не было такого праздника. День Победы и медали — всё это казалось нам чуждым. В израильской армии даже нет медалей! Когда приезжающие в Израиль люди начали рассказывать о той войне, мы поняли, что не знаем важнейшую часть истории нашего народа. Например, стало известно, что 500 тысяч евреев воевало во время Второй мировой в Советской Армии, и 200 тысяч из них погибли в боях. В Советской Армии было больше трехсот еврейских генералов и адмиралов, а 148 евреев получили звание Героя Советского Союза. Да, фашисты уничтожили треть евреев Европы — 6 миллионов из 18, но полтора миллиона в то же самое время воевали во всех странах антигитлеровской коалиции. Мы начали изучать эту тему и приняли решение создать музей, чтобы рассказать именно эту историю героизма.

— Сотрудничество предполагает какие-то обменные программы между Россией и Израилем? Музей будет международным проектом?

— Музей будет израильским, но там будут рассказывать историю воинов-евреев из всех стран антигитлеровской коалиции. Этот частный проект, который поддерживает правительство Израиля — президент, например, сам заложил краеугольный камень музея. Роль Советской Армии, битва на Восточном фронте, естественно, будут освещены особым образом — просто потому, что такова историческая правда.

— Уже заключены контракты, например, с Еврейским музеем во Франкфурте или другими институциями?

— Создатели музея принципиально решили подписать первые договоры именно с российскими музеями, поскольку Советская Армия сыграла важную роль в разгроме нацизма. И уже сейчас создается международная лига музеев, посвященных Второй мировой войне, с центром в Латруне.

— В Израиле очень развита инфраструктура, связанная с музеефикацией памяти о Второй мировой войне (и внимание в первую очередь сконцентрировано на Холокосте). Вы собираетесь встраиваться в существующий мемориальный комплекс?

— То, что мы создаем в Латруне, будет центром еврейского героизма. Такой музей должен дополнить общую картину. Те, кто посетят, например, музей истории Катастрофы «Яд Вашем», а потом поедут в музей героизма, получат полное представление о том, что происходило с еврейским народом в годы Второй мировой войны. Ведь евреи были не только жертвами, но и воинами.

— Опыт российских музейщиков оказался полезным для музея в Латруне?

— Конечно, ведь многие уникальные артефакты есть только в российских архивах. Скажем, воевавший еврей мог привезти с собой в Израиль гимнастерку, но не каску и не автомат.

— То есть сотрудничество с российскими музеями будет происходить на уровне содержания, а не технологий?

— Мы были в Еврейском музее и Центре толерантности в Москве и видели одни из самых продвинутых технологий. В нашем музее тоже будут широко использованы интерактивные технологии. Мы хотим, чтобы музей обращался к молодому поколению. Каждый зал музея будет представлять собой отдельное мультимедийное переживание, основанное на личных историях воинов. Вы, например, сможете увидеть солдатку, она проникнет вам в сердце, и, может быть, вы запомните ее историю.
Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: