shadow

Почему Россия не Конго


shadow

Если посмотреть на истории экономического успеха или неудачи разных государств, возникает впечатление, что в одних странах законы экономического роста работают, а в других – нет. Есть страны, многие годы находящиеся в состоянии гражданской войны – те же Сомали, Судан или Конго. А есть государства, успешно развивающиеся от десятилетия к десятилетию – США и страны Европы, Сингапур, Япония, Южная Корея, например. И это правильная картина мира: существуют страны, которые могут развиваться экономически, и есть страны, которые к этому не способны. По-простому – законы экономики не всеобщие, из них существуют исключения.


Алексей Зубец, д.э.н., руководитель Департамента социологии Финансового университета, руководитель ЦСИ Росгосстраха

Первое препятствие на пути экономического роста – быстрое увеличение численности жителей страны. Экономический рост и устойчивое социальное развитие возможны только там, где население стабильно или растет умеренными темпами. Стремительный рост числа соискателей рабочих мест разрывает государство как капля никотина – того хомяка. Так что с точки зрения поддержания экономического роста есть «нормальные» страны с медленным или умеренным ростом численности рабочей силы, где законы экономики работают. И есть страны, где быстрое увеличение населения не дает этим законам проявить себя. Именно из-за неуправляемого увеличения населения «взорвалась» Россия в 1917 году и на наших глазах произошла «Арабская весна». Важно помнить, что в революциях участвуют не все жители страны – как правило, их устраивает озлобленная жизнью молодежь. И чем больше неустроенной молодежи в стране, тем хуже ее дела.

Многодетная семья на протяжении тысячелетий была традиционным источником бесплатной рабочей силы (еще сто лет назад в России дети начинали помогать родителям по хозяйству и в поле с четырех – пяти лет), кроме того многочисленное потомство служило социальной защитой родителей в старости. Только каждый второй ребенок доживал до взрослого возраста (средняя продолжительность жизни в России с учетом детской смертности уже в середине XIX века составляла примерно 22 года), поэтому поддержание численности народа требовало большого количества рождений детей в семьях.

Ситуация изменилась, когда в стране была введена более или менее эффективная система здравоохранения – это произошло в России в 80-е годы XIX века с развитием земской медицины, а в странах Ближнего Востока и Северной Африки это произошло в 60-е – 70-е годы XX века. В то же самое время большая семья теряет экономический смысл, потому что на фабрике помощь детей не требуется. Однако стандарты репродуктивного поведения меняются медленно – общество должно убедиться, что многодетность уже не нужна для нормальной жизни. Малодетные семьи всегда подвергались общественному осуждению. Семь – восемь рожденных детей – это же традиция! Что скажут соседи?2

Отставание социальных стандартов от реальной жизни приводит к взрывному росту населения страны. Из-за этого перед Первой мировой войной прирост населения в России был наибольшим в Европе – 15,7 чел. на 1000 жителей в год. Население Российской империи в 1913 году достигло 156 млн. чел. против 74 млн. в 1850 году – рост более чем в 2 раза за 63 года, огромное увеличение численности жителей страны. Тот же механизм привел к росту численности стран Ближнего Востока и Северной Африки в 3,6 раза за 40 лет – с 1960 по 2010 год.

Чем быстрее растет население, тем большее число соискателей рабочих мест выходит на рынок труда. Тем больше необходимо стране инвестиций, чтобы дать всем желающим работу и возможность повысить качество жизни до уровня, требуемого общественным стандартом потребления. Привлечение масштабных вложений в экономику и вообще управление процессом стремительного развития страны – все это требует большого мастерства и умения, которым не все правители владеют.

Правительство царской России не смогло создать нужное количество рабочих мест, чтобы поглотить с рынка труда всех безработных. Колониальная интеллигенция и племенные африканские вожди, получившие власть в своих странах после ухода европейцев, также не обладали ни знаниями для эффективного государственного строительства, ни самой государственной традицией. Все это привело к сходным последствиям: Россию разорвало в 1917 году (демографическое напряжение усугубило неудачное течение I мировой войны). Ближний Восток и Северная Африка погрузились в хаос почти на столетие позже – в 2010 году.

А Китай, Сингапур, Южная Корея, Таиланд – устояли на ногах, хотя там в 60-е годы, как и в Северной Африке, на среднюю семью приходилось пять-шесть детей. Этим странам удалось привлечь большой объем инвестиций, чтобы дать работу всем желающим и удержаться от социальных потрясений. Дело в том, что в этих странах существует государственная традиция длиной в несколько тысячелетий. Люди давно знают, что государственное строительство – специальное сложное ремесло, далеко превосходящее возможности бытового здравого смысла. И, соответственно, имеется готовность подчиняться властям ради общего блага.

Каста профессиональных управленцев существует во всех даже самых демократических государствах. В тех же США реальная, полноценная демократия существует только на уровне местного самоуправления, и чем выше уровень власти, тем меньше люди на него могут влиять. Да, они выбирают политиков, но выбирают из числа той же профессиональной управленческой касты, посторонним в которую путь закрыт. Собственно, эта каста и служит каркасом американского общества.

В России, к счастью, такой каркас тоже имеется. С XIV века Москва – столица государства, которому пришлось выживать в тяжелых условиях постоянной борьбы за существование. Соответственно, у высокопоставленных управленцев есть понимание того, что государственное строительство – нелинейный процесс, который не сводится к непосредственному удовлетворению потребностей населения. С XVII века Россия тесно вовлечена в европейскую торговлю – отсюда вывозили «корабельные товары», необходимые для строительства колониальных флотилий, кожи, меха и прочее сырье. Собственно, на доходы от этой торговли и построена вся необъятная империя от Балтики до Тихого океана. Опять же с XVII века массово проникают европейские знания. Так что интеллектуальная традиция в России тоже не вчера возникла.

Вообще надо помнить, что уху варить и удочку мастерить – это два разных занятия, не имеющие между собой ничего общего. Некоторым постсоветским странам эту простую истину объяснили «советники» из ЕС и США, чьи советы были обязательны к исполнению. Некоторые – Россия и Белоруссия, например, догадались об этом сами. А некоторым и не объяснили, они и не догадались. Мощный двигатель нельзя построить, поставив его проект на голосование клапанов и шестеренок. Если мы пойдем по этому пути, вместо эффективного государства получим в результате Конго или Украину.

В России риск социального коллапса сегодня крайне невелик. Один из наиболее дефицитных ресурсов в стране – грамотная и дисциплинированная рабочая сила. Поэтому в стране практически нет безработной неустроенной молодежи – основных исполнителей революции. Тот, у кого есть руки и голова на плечах, всегда может найти более или менее приличную работу. Есть и люди, которые понимают разницу между изготовлением удочки и варкой ухи. Так что не будет революции, кто ждет ее – не ждите.
Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: