shadow

Владивосток никогда не будет Лас-Вегасом – он станет драйвером всей Северо-Восточной Азии


shadow

Новый день в России начинается с Дальнего Востока, так сложилось географически. Когда в Москве глубокая ночь, во Владивостоке встречают рассвет и пьют утренний кофе. Однако, удачное «передовое» положение этого региона не принесло ему должного развития. На территории составляющей 40% от всей площади России проживает чуть более шести миллионов человек. Достоин ли наш восточный форпост такого положения дел? Почему, обладая колоссальным потенциалом и богатейшими ресурсами, он вынужден искать драйверы экономического роста? И если солнце в России восходит с Востока, то почему ни саммит АТЭС, ни свободные экономические зоны не принесли результата и развития региону?


Об этом, а также о возможности Владивостока стать драйвером всей Северо-Восточной Азии корреспондент Накануне.RU поговорил с председателем Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрием Крупновым на урбанистической конференции в столице Приморского края.

Вопрос: Дальневосточный регион провозглашен главным регионом страны. По словам президента РФ Владимира Путина, развитие Дальнего Востока — это приоритетная задача России на весь XXI век. Юрий Васильевич, как Вы считаете, каковы основные векторы развития для Дальнего Востока? На что надо делать ставку?

Юрий Васильевич Крупнов|Фото: pravda.ruЮрий Крупнов: Я очень рад, что Новая дальневосточная политика, выдвинутая мною в 2002 году, по сути, превратилась в поручение президента РФ и в его слова о том, что развитие Сибири и Дальнего Востока является приоритетной задачей на весь 21 век. Одно из основных направлений, на которое нужно сделать ставку – это кардинальное повышение качества жизни на Дальнем Востоке. Этот регион должен стать более привлекательным для российского гражданина, чем любая другая территория. Только так можно остановить миграцию с Дальнего Востока, и прежде всего самой активной и талантливой ее части – молодежи, и привлечь на Восток дополнительные ресурсы – молодых, талантливых, амбициозных людей из европейской части Российской Федерации.
Второе направление – это создание инфраструктурных плацдармов. Прежде всего, восточного коридора развития – Сахалин, мост на материк, выход на БАМ и Трансиб. Также это превращение Владивостока в главный геокультурный фактор развития всей Северно-Восточной Азии. Это организация вокруг Владивостока мульти инфраструктур, перетягивающих на город финансовые и иные ресурсные потоки между «большой тройкой»: Японией, Кореей и Китаем.

Третье направление – создание сети высокотехнологических кластеров промышленного развития, по типу дальневосточного космического кластера вокруг космодрома Восточный и нового города при космодроме Циолковский.

Четвёртое направление — выход на биоэкономику, которая базируется на уникальных природных ресурсах этого региона: океана и леса.

Пятое — градостроительное развитие, вплоть до проектирования и строительства новых городов в системе малоэтажной урбанизации. Мы сейчас вырабатываем градостроительную доктрину Дальнего Востока России, о которой я расскажу 14-15 ноября 2014 года на первом Владивостокском урбанистическом форуме. Отлично, что дальневосточники начинают вырабатывать свой собственный урбанизм.

Вот те базовые направления, которые позволят превратить Дальний Восток в локомотив российского, и возможно, мирового развития.

Вопрос: В чем особенность биоэкономики, в частности экономики океана? Сегодня рыба, перевезенная через всю страну, например в Москву, становится «золотой».

Юрий Крупнов: Альтернатива в переработке рыбы. Не надо всю рыбу вести в Москву, не надо отдавать Китаю и другим странам перерабатывать нашу рыбу, выступая сырьевым придатком.

Рыба становиться «золотой рыбкой» из-за отсутствия двух вещей. Во-первых, из-за отсутствия комплексной программы по обеспечению высококачественным белковым питанием российских граждан, прежде всего детей. Рыба должна потребляться нами в полтора раза больше, чем потребляется сегодня. Поэтому она должна быть дешевле, а значит доступнее. Во-вторых, должна быть особая система логистики, которая укрощает аппетиты монополии железнодорожного транспорта и других естественных монополий. Для реализации этих направлений не хватает политической воли.

Вопрос: Дальний Восток обладает колоссальным потенциалом, и при этом характеризуется недостаточной степенью освоенности, особенно это бросается в глаза при сравнении с Китаем. На территории богатейшего края, составляющего 40% от площади всей России, проживает чуть более шести миллионов человек. Какие геополитические угрозы существуют для этого региона и со стороны кого они могут проявиться?

Юрий Крупнов: Главной геополитической угрозой являемся мы сами. Наша неспособность перейти к проектной экономике развития приведет к тому, что не только плохо заселенный Дальний Восток, но и хорошо заселенные другие российские регионы сделаем сырьевым придатком Европы и Китая. Проблема в том, что мы не ставим долгосрочных, стратегических, амбициозных целей и не меняем принципиально модель экономики.

Понятно, что мы никогда не станем Китаем по плотности населения. Но посмотрите, большое количество районов в Китае развивается только благодаря колоссальным государственным вложениям. Когда мы «пилили» Дальний Восток, Китай модернизировал промышленность. Например, старопромышленные базы в Северо-Восточном Китае, которые помогал строить ещё СССР. Сегодня половина экспорта Китая в Россию – это оборудование и машины. В то же время Россия экспортирует в Китай всего 0,5% той же продукции. Поэтому угроза не в Китае, а в нас, не способных остановить деградацию и задать мощный стимул к развитию. Пора браться за ум и делать Дальний Восток приоритетом, создавая в этом регионе проектную экономику развития.
Сегодня во всем мире конкурентная обстановка очень жесткая, по сути предвоенная. Надо действовать не как кто может, а как нужно. Это ключевой момент.

Вопрос: Прошло уже два года после саммита АТЭС, после колоссальных вложений в строительство новых объектов. К сожалению, не было продумано пост-использование этих зданий. Какими могут быть подходы к развитию острова Русский, Владивостока и Приморского края в целом после саммита АТЭС?

Юрий Крупнов: При подготовке саммита АТЭС были допущены ошибки. Начиная с выбора острова Русский в качестве места проведения. Но сейчас мы уже имеем то, что имеем. Саммит дал прогресс всей инфраструктурной обеспеченности Владивостока и это отличный задел для того, чтобы идти дальше. Нужно перепроективовать эту ситуацию. 28 октября во Владивостоке пройдет урбанистическая конференция, а 14-15 ноября там же состоится первый урбанистический форум. Это показывает, что Владивосток начинает серьезно заниматься урбанистикой, градостроительным развитием и стратегическим планированием. И это правильно. Для такого города как Владивосток, вынужденного быть в эпицентре диалога великих цивилизаций Китая, Японии и Кореи, да и англо-саксов, основным ресурсом является не экономика, а геокультурная политика.

После АТЭС у Владивостока есть все шансы стать образцовым городом развития. Перед Владивостоком сейчас стоит вызов: либо превратиться в изолированный мегаполис, эксплуатирующий и далее Приморский край, либо превратиться в драйвер всей Северо-Восточной Азии, прежде всего, самого Приморского края. Это вызов и для руководства Владивостока, и для руководства Приморского края, и для руководства страны. У Владивостока колоссальный потенциал и прежде всего это люди – уникальные специалисты, научные кадры фундаментальной и прикладной науки, технической и гуманитарной сфер. Пора начинать использовать этот колоссальный человеческий потенциал, это даст отличный результат.

Вопрос: Юрий Васильевич, Вы также примите участие в круглом столе по теме «Зоны с особым статусом (ТОР, ОЭЗ, ЗТР) как инструменты регионального развития на Дальнем Востоке». На Дальнем Востоке планируется открыть порядка сорока Территорий опережающего развития, из них пять в Приморье. В них за счет налогового стимулирования и регулирования деятельности планируется создать уникальные возможности для развития бизнеса. В крае работают также другие особые зоны — в частности, игорная. Почему Дальний Восток до сих пор не получил развития, не стал вторым Гонконгом? И что надо делать для реализации ТОР? Есть ли у Вас опасение, что реальным инвестором станет Китай?

Юрий Крупнов: Для начала надо понять, почему за прошедшие годы образцово-показательно провалились все свободные экономические зоны. По официальным отчетам только одна территория приводится в качестве успеха — в Елабуге, все остальные 27 зон находятся в прозябающем состоянии. Проблема в том, что идет абсолютно неправильная ставка на условия. Считают, что создание благоприятных условий позволяет автоматически создать мощную экономику. Это не так. Главное – это наличие конкретных стратегических проектов развития, которые будут направлять это развитие. И уже под проекты необходимо создавать определенные условия. У нас же телегу ставят впереди лошади.

ТОР и другие зоны с особым статусом могут повторить судьбу свободных экономических зон. Иной печальный вариант, когда в ТОРах будут создаваться иностранные колониальные анклавы, которые станут вытягивать последние остатки квалифицированной рабочей силы, максимально эксплуатировать эту силу, вывозить капитал в метрополию и превращать Дальний Восток в колонию не только США или Японии, а даже Китая и других стран.

Вопрос: Как Вы оцениваете перспективу игорной зоны?

Юрий Крупнов: Нам нужен свой самобытный способ организации жизни на территории. Мы никогда не будем вторым Лас-Вегасом или Макао, нам это и не нужно. Игорные зоны — это пример прожектерских экономик, в которые уже вложено масса административных и финансовых ресурсов. Без внимательного анализа провалов всех свободных экономических зон, как и существующей экономической модели в целом, мы вперед не двинемся.
Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: