shadow

Выбора есть


shadow

Демократия — это такая система, при которой народ выбирает не тех, кого хочет, а тех, кого ему предлагают.


Все зависит от того, кто и как формирует этот выбор. Все зависит от того, кто составляет меню — один шеф-повар или разные. И еще есть разница в том, как оно затем подается.

Если положить на одну тарелку красивую сочную колбаску и добавить к ней зелень, а на другую тарелку (желательно на какую-нибудь потертую и с отбитым краем) положить совсем неаппетитный кусок и рядом с ним дохлую муху — угадайте, что выберет среднестатистический гражданин. А если перед данным выбором оказывается миллион граждан — понятно, что 90% из них выберут наиболее привлекательный вариант. И только 10% будет присматриваться и задаваться вопросом, таков ли продукт, каким он кажется на первый взгляд.

И выбравшие красивую колбаску даже никогда не узнают, что другая-то была из мяса, а они выбрали сою с ароматизатором. Зато красиво…

Хорошо, когда два шеф-повара соревнуются между собой в борьбе за желудок клиента. А вместе с этим, конечно, и за кошелек. Тогда каждый шеф-повар предлагает лучшее — моет тарелку, сервирует, следит, чтобы конкурент не подбросил муху. Еще лучше, когда два шеф-повара соревнуются не первый раз, а уже десятый или двадцатый. В этом случае они знают, что будут соревноваться и впредь. Тогда каждый из них старается не только красиво подать свое блюдо, но и сделать его вкусным. Чтобы клиент в следующий раз снова сделал выбор в его пользу и не отворачивался при виде знакомой торговой марки.

Совсем хорошо, когда соревнуются три шеф-повара. Тогда уже и выбор интереснее и меньше вероятность, что они договорятся между собой кормить клиента поочередно одной и той же соей. Двое договорятся легко, а вот трое — уже вряд ли. Потому что из трех договаривающихся каждый третий обязательно нарушит договор. И никто заранее не знает, кто из них. Вроде договорились, а один взял и сделал не так.

Подозрение, что конкурент возьмет и сделает лучше — самый верный стимул приложить хотя бы какие-то усилия чтобы порадовать потребителя и заставить его приходить еще.

А теперь перейдем к практике.

В США

В Штатах играют две команды. Демократы и республиканцы. Это американский подход. Американцы вообще любят командные игры — бейсбол, хоккей, баскетбол, американский футбол. Вот и политика у них такая же — поделили поляну и катают мяч.

Можно считать, что в американской политике всегда два шеф-повара.

Американская политическая кухня за последнее столетие обросла массой всевозможных правил. Обе команды (или оба повара, если хотите) играют, соблюдая кучу всякий условий. Нарушать правила нельзя. Нельзя реформировать ФРС или отказываться от системы ПРО. Нельзя рассекречивать документы, даже если в них есть компромат на другую команду. Нельзя. Договорились так. Нарушишь правила — дисквалифицируют. Соблюдай.

Однако в рамках правил все равно есть конкуренция. Один предлагает повысить налоги и направить средства на медицинские страховки, другой наоборот.

Таким образом, народу предлагают определенный выбор. Внутри рамок, разумеется, но все-таки выбор.

Тем, кто установил правила (банкирам и корпорациям) по большому счету все равно, кого выберет народ. Они от этого почти ничего не теряют. Их это вообще не очень касается. Медицинские страховки все равно будут оплачивать не они, поэтому пусть народ выберет между страховкой и сэндвичем. На том и на другом банкиры в итоге все равно заработают свой доллар. От них не убудет. А народу развлечение.

Таким образом, возможности выбора в США ограничены интересами банкиров. Все, что не нарушает интересы банкиров и корпораций — можно выбирать. Это и есть рамки американской свободы. Внутри этих рамок две политические команды — демократы и республиканцы — могут выступать с любыми инициативами чтобы понравиться народу, чтобы их выбрали. Пока рамки, заданные банкирами не нарушаются — можно делать все.

При этом никто не предлагает откровенно безумных вещей. Никто не предлагает полететь на Луну и добывать там сыр. Или вступить в Евросоюз чтобы все сразу было и ничего за это не было.

Откровенно безумных предложений не делается именно потому, что есть другая команда, которая может это безумие грамотно раскритиковать и показать всему народу глупость оппонента.

В результате, система из двух команд, хотя она и играет внутри заданных рамок, все равно получается лучше, чем одна безальтернативная. Хотя бы потому, что в такой системе исключаются откровенно бредовые инициативы и происходит поиск лучшего политического решения, которое возможно в рамках банковско-корпоративной системы.

Раздвинуть рамки (то есть нарушить интересы банкиров и корпораций) американская пара республиканцы-демократы не может, но внутри этих рамок производится поиск оптимального варианта.

Фактически, американская система выборов — это система оптимизации жизни народа внутри заданных банкирами рамок.

В Европе

Европа она разная. Есть парламентские республики, есть президентские. Но при этом в большинстве европейских стран играют сразу несколько команд.

Деление на две команды, как в США, в европейской политике не пользутся спросом. Там все больше похоже на Тур де Франс или Формулу-1.

Есть несколько команд. Каждая готовит своего спортсмена. Один из них выигрывает. Победа зависит как от подготовки, так и от личных качеств. Каждая команда годами и даже десятилетиями воспитывает своих спортсменов чтобы одного из них выставить на решающую гонку. Внутри команд происходит отбор чтобы выставить на гонку лучшего. Одни команды побеждают чаще, другие реже. У одних богатая история, хорошая программа подготовки, своя школа, мощный резерв, опытные тренеры. У других бедненько. Но при этом все более-менее стараются. Потому что очень хотят победить. Пропустил тренировку, не выложился — противники не дремлют. Почивать на лаврах нельзя, только прикорнул — пропустил аперкот и на четыре года свободен.

Команды, если кто не понял — это партии. В Европе действует развитая партийная система с большой историей.

Кто попало выйти на европейскую политическую гонку и тем более победить в ней — не может. Потому что нельзя без тренировочной базы и инвентаря соревноваться с профессионалами, которые занимаются этим много десятилетий. Кто сомневается — попробуйте сесть на велосипед и проехать Тур де Франс. Сравните свое время с кем-то из победителей последнего заезда и все вопросы пропадут. Если вообще доедете до конца.

У европейской системы есть свои недостатки. Если уж какая-то партия (команда) добилась решительных успехов — она получает долгосрочное преимущество и пользуется этим чтобы расширить свою базу, завербовать к себе новых перспективных политиков, занять позиции и так далее.

Грубо говоря, команда-победитель прошлого сезона набирает себе больше новых спортсменов и строит больше тренировочных баз. Естественно, что ее шансы на следующую победу растут и соревнование становится не совсем равным.

Но при этом европейцы договорились не ставить друг другу палки в колеса. И вообще у них там много правил. И допинг-контроль очень строгий — если замечено, что какая-то партия получила неположенный грант от корпораций — дисквалификация. Кто-то кому-то дал взятку, попросил о чем-то лишнем — дисквалификация.

Образно выражаясь, нельзя выставить на Тур де Франс мотоциклиста. Нельзя изменять конфигурацию болида Формула-1 вне заданного технического регламента. Все строго.

В Европе десятилетиями формировалась система правил, при которой политические партии (команды) будут соревноваться более-менее честно. Уловки и хитрости есть всегда. И в Формуле-1 спорят, можно ли было ставить гибкое антикрыло. И на Тур де Франс кто-то потом признается, что принимал допинг, который не проявился на тестах. Но это уже очень тонкие уловки, которые не лишают соревнования реальности. В том смысле, что соперники все равно стараются. Система не исключает конкуренции. А когда есть конкуренция, есть и прогресс.

Во-на Украине

На Украине никакой партийной системы с полувековой (хотя бы) историей, понятное дело, нет. КПУ — это наследница КПСС, которая после 1991 года стала «хромой уткой», растратившей влияние и доверие у большинства населения. Теперь, что бы КПУ ни делала — выше головы не прыгнет. Слишком многие настроены категорически против нее.

Все партии Украины, кроме КПУ — это по сути новоделы, состряпанные на скорую руку, без идей и концепций, без нормальных долгосрочных программ. Эти новоделы последние 23 года и соревнуются друг с другом в приемах политической борьбы, в креативе и выдумке, в уловках и чудесах.

Ни опыта, ни правил — ни писаных, ни моральных в украинской политической системе по большому счету нет.

Кандидаты в президенты на Украине выдвигались в основном не партиями, а олигархическими кланами. А партии создавались или реформировались под кандидатов. Под задачи. К выборам.

Это что-то вроде телеги впереди лошади. Сначала подобрали физиономию, а под нее уже придумали партию и лозунги позабористее, чтобы эту физиономию протолкнуть на высокий пост.

А должно-то быть наоборот. Партии с определенными целями и задачами должны выдвигать кандидатов. Потому что кандидат отработал свой срок, ушел, и уже ни за что не отвечает. А партия — в нормальной политической системе — остается, и этой партии должно быть небезразлично, что сделал кандидат — наломал ли дров или принес стране пользу.

Что-то похожее на конкуренцию имело место в 2004 и 2009 годах. Но ввиду отсутствия правил выборы превратились в одну сплошную борьбу в грязи. Причем непонятно было, то ли победил действительно сильнейший, то ли просто заранее договорились, кто должен был победить.

Если по аналогии с сосисками — конкурирующие повара подбрасывали друг другу в тарелки дохлых насекомых, никого не стесняясь. О качестве сосисок никто даже не думал. В результате, клиенту вынесли две тарелки, на которых из кучи насекомых торчали колбасные обрезки. Клиент в полном ужасе зажмурился и показал на одну из тарелок не глядя.

Последний раз с выборами президента поступили совсем просто. Вынесли дюжину тарелок с разноцветными сосисками, а чтобы клиент не ошибся в выборе, одна из них была выкрашена в цвета национального флага. Между зелеными, черными и серыми сосисками, щедро украшенными укропом, клиент неуверенно выбрал жовто-блакытную и для храбрости хлопнул стопарик.

Нынешние выборы в Раду превратились вообще в сплошной фарс. Ни в каких политических программах никто давно не разбирается. Смысла в этом уже нет. Просто раздаются агитки с лицами знаменитостей (в том числе сомнительных) и собственно все. Клиенту подают сосиски двух сортов — жовто-блакытные и красно-черные. Из чего они сделаны — лучше даже не думать. Скорее всего из насекомых. Если раньше мухи валялись рядом с сосисками, то сейчас все они перекочевали внутрь. Доля мяса в сосисках… какое мясо? О чем вы? Соя и насекомые. И конечно же укроп. Много укропа, пучками, для красоты.

В России

Политическая система России поначалу ничем от украинской не отличалась. Потому что вышла из той же самой советской шинели.

Настоящая партия в России только одна — это КПРФ. У нее есть программа, история, цели. Но подобно КПУ, после 1991 года КПРФ имеет некоторые «ограничения по доверию». Не такие жесткие, как на Украине, но все же. Предрассудки есть. При виде красных часть избирателей икает, крестится, натягивает трусы и хриплым голосом говорит гордое «нет».

В 90-е годы партии в России появлялись и исчезали примерно как на Украине. С большой скоростью, без особенных идей, под выборы, под очередную морду лица, которую нужно было куда-нибудь протолкнуть на выский пост. Или под несколько лиц. Сбились в кучку политики, желающие пройти в Думу — вот вам и партия. Проиграли — разбежались.

Первые кандидаты в президенты России выдвигались даже не от партий (Зюганов исключение), а сами по себе. Как было уже отмечено, чаще партии делались под них.

Более-менее реальный выбор имел место один раз — в 1996 году, когда клиенту вынесли две большие сосиски и десяток мелких. Одну сосиску клиент в тот момент уже ел, а вторая была похожа на ту, которую клиент ел в предыдущие 70 лет. Что выбрать — мнения разошлись. Одна половина клиента верила, что за предыдущие 5 лет он не все распробовал и с годами демократическая сосиска станет вкуснее. Другая половина клиента уже напробовалась и хотела красную, как прежде, под обещания, что она тоже станет лучше и другой. Правда ли то, что клиент в итоге выбрал демократическую сосиску или это шеф-повар с записками что-то нахимичил, сейчас уже не разберешь. Но определенный выбор все-таки был.

После этого кремлевские повара решили, что выбор клиента следует зафиксировать и кормить по строго заданному меню. Как в пионерском лагере. Или даже не в пионерском.

В современном российском политическом меню есть обязательная часть, которая подается по принципу «если не съешь, в штаны сложу» и опциональная. В опциональной части стабильным спросом пользуется красная сосиска, к которой обычно добавляется либерально-демократический перчик и справедливый горошек. С небольшими вариациями в пропорциях ингредиентов это блюдо подается последние 15 лет.

Как оно должно быть

В то, что кто-то когда-то позволит клиенту выбирать из всего набора продуктов, растущих на планете, лично я не верю. Это утопия. Через тысячу лет, конечно, всякое может быть, но в обозримом будущем выбор будет резко ограничен, это наверняка.

Но выбор все-таки должен быть.

Выбор на самом деле нужен не только клиенту, но и самим поварам.

Дело в том, что если долго кормить клиента одним и тем же, то качество падает, да и блюдо приедается. В результате, по прошествии двух десятков лет оказывается, что повар попросту разучился готовить что-то кроме одной-единственной сосиски, а клиенту она уже обрыдла, до такой степени, что хоть на сам на кухню становить.

Возникает конфликт, известный также как революционная ситуация. Повар не может готовить по-новому, а клиент не может жрать по-старому.

Чем это заканчивается, мы прекрасно знаем из истории. Клиент вскакивает, в сердцах бьет тарелку об пол и с вилкой наперевес врывается на кухню. И повара в такие моменты уже не спасает ни сковородка, ни ножи.

Поэтому выбор должен быть.

Понятно, что никто не даст выбирать из всего возможного набора. Но давайте хотя бы не подсовывать баклажан вместо колбасы и не класть в мясо насекомых.

Дайте хотя бы жителям отдельных регионов выбрать себе красную сосиску, если они так хотят. Или пусть отдельно взятое министерство будет представлять собой старую добрую колбасу.

Даже либеральный перчик можно кому-то подать, если им так хочется. Правда есть подозрение, что перчик этот бутафорский, но заодно и поглядим. Желающие попробуют и скажут — пластмассовый он или нет.

Я понимаю, что шеф-повару страшно. Повар боится, что красная сосиска окажется с большим содержанием мяса и клиенту она понравится больше, чем замаскированный под колбасу баклажан. Тогда придется каждый день такое подавать.

Но тут так: если давать клиенту выбор и оптимизировать его жизнь, пусть даже в определенных рамках, то такая система может вполне успешно работать сотню лет. А если выбора клиенту не давать — рано или поздно ворвется на кухню с вилкой наперевес и сделает выбор сам.
Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: