shadow

Кровь и доллары: Кто наживается на войнах в Украине и на Среднем Востоке?


shadow

В Украине и на Среднем Востоке льётся кровь. Согласно закону о сообщающихся сосудах, где-то должны литься и доллары. И они льются, вернее, текут мощным потоком. Главным образом в сейфы американского военно-промышленного комплекса (ВПК).

Не успели орды Исламского государства (ИГ) перейти в наступление в июне, захватив огромные территории в Сирии и Ираке, как акции ВПК взметнулись вверх. Среди них акции «Локхид Мартин», «Рейтеон», «Дженерал дайнемикс», «Нортроп Грамман» и других столпов американского ВПК. Нажился и гигант британского военного сектора «BAE системс».



В самом этом тренде нет ничего удивительного. Так было и во время Войны в Заливе 1991 года, и после теракта 9/11 2001 года. Инвесторы, зная что к чему, стали вкладываться в ВПК. И сейчас Украина и Средний Восток потянули инвесторов на давно протоптанную стезю. Но есть здесь и некоторая специфика. Тильман Брук из Центра международной безопасности и развития обращает внимание на то, что война в Украине более прибыльна для ВПК. Почему? А потому, что она, в отличие от войны с ИГ, подстёгивает и «холодную войну».

Ну и? А «ну и» в том, что в современной войне главную роль играют не амуниция, бомбы и ракеты, и не они приносят основные прибыли. Этих «игрушек» в закромах ВПК хоть пруд пруди, и они легко восполняемы. Сейчас войны ведутся «на дистанции» и носят куда более «утончённый» характер. Европа, по мнению Брука, уже вряд ли может устоять против «традиционного» нашествия. Недаром за последние два десятилетия стреляют в основном на Среднем Востоке и в Африке. И вот инвесторы исходят из того, что Европа (Западная) вкладывается в дорогие высокотехнологические военные структуры, и чем глубже ее расхождения с Россией, тем больше. «Акции этих структур растут потому, что Запад не готов к войне с Россией и ее союзниками», — считает Брук.

На недавнем саммите НАТО в Уэльсе его участники решили увеличить свои военные расходы в связи с украинским конфликтом. Генсек НАТО Расмуссен назвал Украину «звонком на подъем». Он прямо признал, что именно этот «звонок» заставил членов НАТО «пересмотреть свои военные инвестиции в сторону их повышения». Расмуссен сказал: «Сейчас вполне очевидно, что мы не можем быть довольны нашей безопасностью. Нам нужно вкладывать как можно больше в наши оборону и безопасность».

Устав НАТО требует, чтобы каждый ее член тратил на военные цели 2% своего GDP. Но мало кто так поступает. Этому способствовала относительная стабильность Запада в последние десятилетия. Экономические приоритеты не состыковывались с интересами ВПК. За последние пять лет Россия повысила свои военные расходы на 50%, а НАТО сократила свои на 20%. (Данные Расмуссена.) Только Эстония, Греция и США выполнили в 2013 году норму в 2%.

Затем раздался «звонок на подъем» уже у дверей НАТО. (Как своевременно!) И члены этой организации начали раскошеливаться. Цены на военные акции поползли вверх. Украина стала для ВПК даром, ниспосланным, скажем так, с неба. 2% GDP — это сотни миллиардов для ВПК.

На войне наживается не только ВПК. Восстановление инфраструктуры в Ираке после месячной войны 2003 года стоило 220,21 миллиарда долларов, согласно докладу Баудена, специального гендиректора по Иракской реконструкции. Американские налогоплательщики заплатили 60 миллиардов долларов за послевоенное восстановление Ирака, то есть 15 миллионов долларов в день. Деньги шли на безопасность, инфраструктуру, основные услуги. На этом нажились многие американские компании. Так компания «Келлогг Браун Рут» получила контракт на 7 миллиардов долларов за восстановление нефтяной инфраструктуры Ирака. Это был крупнейший контракт, доставшийся «Келлогг» без аукциона. Нажилась на этом и КBR — отросток «Хэллибартон», которой покровительствовал тогдашний вице-президента США Дик Чейни.

Нажились и нефтяные компании. Война и их бизнес. После второй иракской войны (2003 год) цены на баррель нефти поднялись с 25 долларов в 2003 году до 140 долларов — в 2008 году.

Таким образом сначала ВПК наживается на разрушении, а затем строительные и нефтяные компании — на восстановлении. Потом снова приходит очередь ВПК. Эстафета крови и долларов продолжается.

Война против ИГ пока не отразилась на ценах на нефть. И хотя исламисты используют несколько нефтяных приисков в Сирии и Ираке, цены на нефть скользят вниз. Террористы пока не овладели главными — южными нефтерождениями Ирака. Вмешательство в нефтяной рынок еще не слишком существенно, чтобы спровоцировать рост цен на нефть. К тому же спрос на это горючее уменьшается в Китае и Европе, а его производство в США возрастает.

Наряду с традиционными войнами идут и кибервойны, которые хакеры превращают в пропагандистские войны. Даже исламисты адаптировались в природе социальных медиа. Вспомним хотя бы обезглавливания на видео. Особенно отличается так называемая Сирийская электронная армия. Эта проасадовская группировка занимается успешным хакерством, в частности, против телеканала ВВС и газеты «Файненшл Таймс». Не сидят, сложа руки, и российские хакеры. Они атаковали американские банки и попали в поле зрения ФБР. Южнокорейские хакеры тревожат китайского гиганта.

Хакерство тоже льёт воду на мельницу ВПК, ибо администрация президента Обамы тратит огромные суммы на кибербезопасность. Так в этом году на нее были затрачены Вашингтоном 788 миллионов долларов.

Помимо профессиональных кровопийц, имеются и «нелегалы». Так ИГ зарабатывает на нефтяной контрабанде один миллион долларов ежедневно. Именно поэтому американская авиация бомбит нефтяные скважины исламистов. Это, так сказать, бомбовые санкции. Но Вашингтону приходится брать на мушку и покупателей нефти ИГ. Другой источник создателей «Халифата» — торговля заложниками. Но всё это, конечно, карманная мелочь по сравнению с «пирогом» ВПК, общая стоимость которого выражается в умопомрачительной цифре в три триллиона долларов!

На днях я завтракал с моим внуком в кафе «Доменикос» в Миннеаполисе. За столиками сидели пожилые супружеские пары и родители с малолетней детворой. Атмосфера кафе напоминала безмятежную аркадскую идиллию. Поддавшись нахлынувшим на меня сентиментальным чувствам, я задал внуку риторический вопрос:

— Неужели эти люди хотят войны?

На это мой внук с максимализмом юности ответил:

— Конечно, они не хотят, чтобы на их головы сыпались российские водородные бомбы и чтобы их дома взрывали исламские террористы. Но они покупают те акции, которые приносят больше дивидендов. Поэтому они финансируют концерны смерти. Тут дело не в ВПК, а в обществе.

Атмосфера безмятежной аркадской идиллии рассеялась.

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: