shadow

США отхлестали Европу по имиджу


shadow

Вашингтон признал, что заставил европейцев ввести санкции против России

Вице-президент США Джозеф Байден во время выступления в Гарвардском университете неожиданно разоткровенничался. По его словам, страны ЕС не были готовы к введению санкций против России, которые представляют угрозу экономическому благополучию Европы, и пошли на это только под мощным давлением со стороны США. «Это правда, что они (европейские страны прим. ред.) этого не хотели», признал г-н Байден. Однако, «Америка взяла лидерство на себя, и президент США настаивал на этом, иногда ему даже приходилось ставить в неловкое положение Европу, чтобы она с риском понести экономический ущерб начала действовать с целью заставить (Россию) расплатиться».




Как следует из откровений второго человека в политической иерархии США только нажим на «старушку Европу» позволил США «объединить основные экономически развитые государства, чтобы заставить Россию заплатить реальную цену». Затем Джозеф Байден отдал дань фарисейской риторике, которая характерна для американской элиты. «Мы не хотим коллапса России, мы хотим, чтобы она достигла успеха», — уверяет вице-президент США, однако российскому руководству «следует сделать выбор».

В имиджевом унижении Европы также принял участие инспектор майданного переворота на Украине в лице помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии г-жи Виктории Нуланд. Выступая в вашингтонском неправительственном Центре европейского политического анализа, она заявила, что США в курсе того, во сколько обходится европейцам участие в антироссийской санкционной кампании: «соблюдение санкций является нелегким делом, и многие страны платят высокую цену». Последние высказывания представителей заокеанского истеблишмента, по сути, стали лишним подтверждением жесткого определения, авторство которого принадлежит Владимиру Путину. Напомним, глава РФ назвал «полной дурью» действия правительств государств, вводящих санкции против России в ущерб собственным экономическим интересам.

Как и следовало ожидать, евробюрократия достаточно болезненно отреагировала на попытку американцев раскрыть «секрет Полишинеля» – перекрывая экспорт в Россию, европейцы руководствуются не борьбой за высокие «идеалы демократии», а всего лишь выполняют геополитическую разнарядку, полученную из Вашингтона. Представитель главы дипломатии ЕС Майя Косьянчич попыталась предотвратить назревающий скандал. Поспешив заверить европейскую общественность, что вопреки утверждениям вашингтонских политиков, Евросоюз якобы самостоятельно принимал решения о санкциях в отношении России.

Вице-президент США Джозеф Байден нередко позволяет себе неосторожные высказывания, отмечает главный редактор портала Terra America политолог Борис Межуев.

–При том, что в данном случае он всего лишь констатировал известный факт. Однако такие откровения от одного из первых лиц политической иерархии не делают чести. Я бы даже назвал это очередным ляпом.

 – Но ведь Нуланд почти дословно воспроизвела тезис Байдена. Два откровения подряд это уже система…

– Помощник госсекретаря США более искушенный дипломат. Видимо, она была вынуждена как-то отыграть ляп вице-президента, так чтобы он не воспринимался как откровенное оскорбление европейцев. Дескать, высказывание Байдена это не полупрезрительный наезд на европейских союзников, а признание той большой жертвы, которую те понесли в целях усмирения России. То есть непроизвольное хамство она решила трансформировать в изящный комплимент.

Так или иначе, речь идет о дипломатическом проколе. К сожалению, в американском истеблишменте никто не может осадить Байдена. Несмотря на то, что Обама это его начальник: Байден старше и политически опытнее.

– Как в свете сказанного можно оценить характер отношений между США и европейскими странами? Партнерскими их никак не назовешь.

– Это некая форма неоколониализма. Вашингтон разговаривает с европейцами как со своими сателлитами. Или, более точно, это напоминает разговор кредитора с должником. С Россией так разговаривали в 1990е гг., когда нам указывали, как себя вести.

 – Каким образом США контролируют европейскую элиту?

– Я не оговорился, когда употребил слово «кредитор». Только в данном случае речь идет не только о финансовых, но и о политических кредитах, которые США выдали некоторым европейским руководителям. Мы видим, как ведет себя по отношению к России Ангела Меркель. Это совершенно чудовищно. Ее риторика мало чем отличается от заявлений лидеров прибалтийских стран, которые стремятся всячески подыграть Вашингтону, настаивая на продолжении политики санкций.

– О каких политических кредитах идет речь?

– В качестве варианта спецслужбы США могут отказаться от практики прослушивания разговоров европейских политиков. Или Берлину пообещали учитывать его мнение при проведении тех или иных внешнеполитических акций, если они затрагивают интересы ЕС и Германии. Причем такого рода кредиты выдаются только сильным игрокам (Франции, Германии), от поддержки которых зависят США. Мнение остальных Вашингтон вообще не интересует. Вместе с тем, на ключевых союзников оказывается очень серьезное давление с тем, чтобы они не отклонялись от «генеральной линии». Если какие-то силы, которые пытаются оппонировать политике США, Вашингтон четко дает понять, что не будет иметь дело с этими политиками или компаниями.

К тому же следует учитывать, что европейская банковская система это, по сути, производная от американских банковских институтов, в которых рефинансируются европейцы. Американцы контролируют мир посредством доступа к дешевым деньгам.

– Какую роль играет аспект зависимости в военно-политической сфере?

– Понятно, что европейцы находятся под натовским «зонтиком», а в этом блоке верховодят США. То есть значительную часть своего суверенитета в деле национальной безопасности европейские страны отдали американцам. По официальным данным Пентагона на территории Германии находится 287 баз и прочих военных объектов США. Самая известная из них – авиабаза в городке Рамштайн. Это важный фактор, но он существует давно – еще со времен окончания Второй мировой войны. Тем не менее, Германия раньше могла довольно сильно оппонировать Вашингтону (достаточно вспомнить отказ поддержать вторжение в Ирак). В еще большей степени это касается Франции. Особенно в период президентства Ширака, когда отношения между Парижем и Вашингтоном были хуже некуда. Сегодня уже нельзя представить ничего подобного.

Та новая конфигурация Запада, которая возникает на наших глазах, это уже не альянс народов, а скорее альянс элит. В том смысле, что последние из соображений евроатлантической солидарности зачастую действуют в ущерб национальным интересам. Более того, в ущерб собственному среднему классу, который выступает социальной базой европейских режимов. Это называется «пилить сук, на котором сидишь». Собственно, Байден об этом и сообщил миру.

 – Политики в Вашингтоне обвиняют Россию во вторжении на Украину. Европейцы верят на слово и искренне возмущаются. Почему же их оставляет равнодушным факт американской оккупации Европы?

– Потому что Запад это наднациональная цивилизационная общность. Помимо объективных экономических противоречий эти страны все-таки многое объединяет на ценностном уровне. Это во многом иррациональная и даже загадочная вещь. Пожалуй, ее не стоит абсолютизировать, но считаться с этим приходится. Несмотря на это, в Европе достаточно много сил, которых не устраивает находиться под пятой Вашингтона. С другой стороны, мы видим, что ничего подобного «восстанию в Гонконге» там не происходит. Хотя по идее оснований для подобных протестов там более чем достаточно. Тем не менее, цивилизационная общность держится, а политическая машина работает вполне исправно. Если происходят сепаратистские выступления как в Каталонии, они быстро локализуются. В общем, система работает надежно по сравнению с Китаем, где все не так просто. Хотя не надо думать, что это на века. Все может очень быстро поменяться.

Действительный член Академии политической науки Сергей Черняховский считает, что отношения между США и Европой уже давно нельзя назвать партнерскими.

– Другое дело, что американские политики никогда еще не говорили об этом столь откровенно. Надо сказать, что им всегда была присуща, как бы это помягче выразиться, детская непосредственность. Это аналогично привычке американцев класть ноги на стол, в которой они не видят ничего дурного. То есть, это определенный тип политической культуры.

С другой стороны, если ты что-то делаешь под давлением, от тебя потом будут требовать еще больших уступок. В этом, в частности, заключалась ущербность политики Горбачева, которую позже воспроизводили российские элитные группы. Не стоит думать, что если ты делаешь шаг навстречу, то тебе в ответ тоже пойдут навстречу. Это логика не работает в пространстве реального политического противостояния. Особенно в отношении субъектов экспансионистского склада. Эта мало чем отличается от логики дворового хулигана или вора в законе на зоне. Когда такие люди видят, что им уступают, они «выходят из берегов». Они останавливаются только когда убедятся, что все нужное уже получили. Пойдя на ущемление собственных интересов, европейские лидеры дали повод относиться к себе пренебрежительно.

– Почему вместо того, чтобы договориться с Россией и дать отпор геополитической «шпане», европейцы предпочитают терпеть унижения?

– Общий интерес мирового сообщества (это касается не только европейцев) состоит в ограничении возможностей Соединенных Штатов. Военный и технологический потенциал этой страны контролируют люди, которым нельзя его доверять. Точно так же как ребенку нельзя разрешать держать в руках оружие. Налицо противоречие между той разрушительной мощью, которой обладают США и безответственностью американских политиков, которые не способны осознать последствия своих действий. В этом отношении требуется установить над ними некий международный надзор. Им нельзя доверять распоряжаться таким потенциалом.

Что касается Европы, то мы видим, что эти страны возглавляют группы и лидеры, неспособны отстаивать собственные национальные интересы.

 – Какие рычаги принуждения используют США?

– Дело здесь даже не в формальном нахождении военных подразделений США на территории тех или иных стран. Хотя следовало бы поставить на международном уровне вопрос о том, чтобы запретить США в мирное время иметь базы на территории других стран. Но ограниченный суверенитет это не сугубо формальная характеристика. Страна может заявлять о своем суверенитете, при этом реально действовать по чужой воле. Приведу такой пример. Когда распалась колониальная система, на смену ей пришли новые формы господства. Казалось бы, страна-метрополия предоставляла полную юридическую и международно-правовую независимость. Однако в силу совокупности факторов (прежде всего экономических) страна оставалась в зависимости. Европа на сегодня это такая же зависимая от США территория. Вашингтонские стратеги такую же участь уготовили России, Ирану, Сирии и многим другим государствам.

 – Обнадеживает ли в этом смысле возвращение на европейскую арену правых партий, которые выступают за ренационализацию внешней политики своих стран?

– Не следует к новым явлениям применять старую идентификацию. Национализм может быть не только в правой части политического спектра. Достаточно вспомнить Парижскую Коммуну. Ведь коммунары были левыми националистами, выступая с позиций защиты независимости Франции. Посмотрите основные программные положения Национального фронта, который сегодня возглавляет Марин Ле Пен. Это сейчас одна из самых левых организаций в Европе, гораздо левее правящих социалистов. Ленин в свое время писал о том, что надо различать национализм угнетенных народов, которые борются за свое освобождение, и национализм тех народов, которые стремятся к господству над другими.

США не всегда открыто и демонстративно оскорбляют национальное самолюбие европейцев. Но это, как мы видим, происходит все чаще. Не случайно в свое время Де Голль выдворил с территории страны американские военные базы и штаб-квартиру НАТО. Другое дело, что при Саркози состоялось возвращение Франции в военные структуры альянса. Это прикрывалось тезисом о том, что страна может стать одним из лидеров НАТО, чего, естественно, не произошло.

В гораздо большей степени ренессанс национальных движений стал реакцией на мир постмодерна как мир без ценностей. Когда происходит разрушение идеологических основ, а также кризис самоидентификации народов и стран. В результате возникает «культурный фарш», в котором уже неразличимы те самые европейские ценности, именем которых любят клясться лидеры стран Западной Европы. Сегодня уже ничего не осталось от той Европы, которая ассоциируется у нас с Просвещением, подлинными демократическими революциями XVIII-XIX веков, которые претворяли в жизнь высокие гуманистические идеалы.

В современной Европе человек рассматривается исключительно как «потребляющее животное». Указанные движения это форма протеста против крушения общества модерна и утверждения постмодернистских установок. Таким образом, общество умирающего модерна противостоит процессу разрушения. На одном полюсе противостояния находится исламский фундаментализм, на другом европейские «брейвики». В XX веке цивилизация была спасена благодаря СССР, в котором был реализован сверхмодерна, оказавшийся сильнее проекта контрмодерна (фашизма и национал-социализма). После исчезновения Советского Союза альтернативы контрмодерну нет. При этом все же продолжается поиск форм сопротивления той деградации, которая вызвана политико-экономическим и культурным влиянием США.

 – Получается, атлантический блок не настолько монолитен, как пытаются представить американские деятели. Может ли Россия попытаться воспользоваться этой ситуацией?

– Проблема в том, что европейские лидеры не уверены, что Россия готова последовательно, не уступая США, отстаивать свою позицию. Отказ от своих ценностных установок, который произошел четверть века назад, работает не в пользу нашей страны. Сюда же относится множество уступок, которые делают российские элиты Америке и ведомой ею Европе. Европейцы оказываются перед трудным выбором: допустим, мы поставим на Россию, а она сама начнет отступать. То есть первое, что мы должны сделать, это быть сильными и уверенными в себе. А, значит, никогда не идти на уступки под внешним давлением. Тогда европейцы осознают, что давить на Россию это себе дороже. Грубо говоря, нам сейчас нужен свой Сталинград. Когда СССР сломал хребет военной машине фашистской Германии, многие страны изменили свою позицию. И либо полностью перешли на сторону антигитлеровской коалиции, либо перестали поддерживать Германию, Италию и Японию.

Впрочем, мало быть сильными, нужно предложить миру альтернативный проект развития цивилизации (что было в СССР), иной образ жизни. Большинство европейцев осознает, что евроатлантическая цивилизация зашла в тупик. Но у них нет альтернативы. Пока с экономической точки зрения им выгодно следовать в фарватере политики США. Тем более, что Америка это главный генератор технологического прогресса в мире. Управляя мировой финансовой системой, она может оказывать давление на своих союзников.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: