shadow

Сводки от Ополчения Новороссии (быв. от Стрелкова) на 29 сентября 2014


shadow

29.09.14. Заметка от Дмитрия Стешина.

«Бои в Донбассе переходят в позиционную стадию, а значит, нас ждет повторный просмотр и осмысление летних ужасов задремавшей войны.
Слухи о зверствах «евроинтеграторов» бродили по Новороссии еще с середины мая. Еще не начались масштабные обстрелы городов, и скопившийся людской страх, вечное ожидание смерти, выходило наружу в безумных рассказах «очевидцев третьей степени». Подобное явление заметил и проанализировал еще первый журналист Даниэль Дефо, сознательно оставшийся в зачумленном Лондоне.

Мы тоже пытались перепроверять дикие истории про трупы, затопленные в карьерах, массовые захоронения тел без почек и прочую ересь. Как правило, места предполагаемых злодеяний находились в простреливаемых зонах, до них можно было добраться только на броне.

«Очевидцы» путались и соскальзывали с темы. А потом в реальности, вокруг нас, началось такое, что стало не до проверки «страшилок» — они стали реальной обыденностью. Сложно придумать что-то ужаснее убитого пятилетнего мальчика, которого мать попыталась закрыть своим телом от снопа осколков. Но не смогла. Сталь оказалась сильнее материнской любви… Мальчик умер прямо на операционном столе городской больницы Славянска, и почему в этот момент рядом с нами не было представителей миссии ОБСЕ, я до сих пор понять не могу. И объяснить некому.

На вопросы журналистов эти европейские граждане в белых бронежилетах, как правило, не отвечают — сохраняют свою беспристрастность и объективность, парят, так сказать, «над схваткой». Хотелось верить, что миссия в этот момент была страшно занята в Донецке, фиксировала бесконечные обстрелы города, и на Славянск им просто не хватило времени.

Обстрел Семеновки фосфорными кассетными минами (его отсняли журналисты КП с 200 метров) европейцев тоже не заинтересовал, как и снаряды с «готовыми поражающими элементами» в виде 5-7 тысяч стальных стрел. Эти стрелы в Семеновке валялись под ногам сотнями, их применение по населенному пункту не укладывалось даже в двойные рамки европейской морали.


Когда средь белого дня в Донецке обстреляли из минометов бульвар Шевченко, ОБСЕшники на место не выезжали. Трупы по улицам, мины, прилетевшие старикам в квартиры сквозь крыши «хрущевок», горящий Дом Культуры и педагоги, спасающие имущество своих кружков и студий… Им это было неинтересно.

Единственный раз мы видели их в работе на месте, где погиб Андрей Стенин. В десятке метров от сожженного «Логана» стояла такая же обугленная «шестерка» с кучей человеческих костей на водительском сиденье. Крышка бензобака была снята и аккуратно лежала на багажнике — машину поджигали вместе с телом и грузом — мешками с картошкой и лотками с болгарскими перцами. Обратил внимание ОБСЕшников на этот автомобиль. Оператор миссии нехотя что-то поснимал. Предложил им дойти до ближайшей деревни, поговорить с людьми, выяснить — что здесь происходило, кто расстреливал машины? Но мне сказали, что место, где идут следственные действия, представители миссии покинуть не могут. И вообще — опасно. Не могут, и не надо. Мне вообще показалось, что в истории с Андреем Стениным гуманитариев волновал только один аспект — снять с украинской стороны обвинения в похищении и удержании журналиста.

Уже через пятнадцать минут я знал почти все об этой трагедии. Жители села Рассыпное рассказали, что с 5 по 7 августа в этом месте стояли части Кировоградской бригады спецназа ВДВ Украины и расстреливали все машины, передвигающиеся по шоссе. Из «шестерки», стоящей рядом с «Логаном», в котором погиб Стенин, в деревню приползла по огородам женщина с простреленной ногой и неделю пряталась в подвале у местных.

Украинские военные не выпускали жителей из подвалов, а когда им пожаловались на голод, посоветовали, дословно — «жрать траву». Раненную женщину звали Марией, с мужем везла на рынок в Снежное овощи — картофель, перцы, помидоры. Еще Мария рассказала, что из машины, ехавшей следом, во время обстрела на ходу вывалились двое мужчин, осталась женщина, которая кричала украинским солдатам, лупившим из всех стволов почти в упор — «Не стреляйте, здесь ребенок!».

История, как ни цинично это звучит — для летней Новороссии совершенно рядовая. Везде, где только можно, в приграничье и возле погранпереходов — Изварино, Мариновка, Успенка, на дорогах стоят не десятки, а сотни расстрелянных машин с останками беженцев! Свидетелей, видевших, что стреляла по беженцам именно украинская армия — тысячи! Спасшихся из этих машин — десятки! Но кто-нибудь услышал от Совета Европы хотя бы слово про эти самые явные и бесспорные воинские преступления Киева? Нет. На данном историческим отрезке гуманитарные задачи мониторинга ЕС немного расходятся с общечеловеческими нормами и действуют основные версии: «они сами себя», «мы не видели, значит этого не было». Призывать к совести рядовых участников мониторинговых миссий бессмысленно, совестить их начальство — тем более. Все нужно делать самим, а потом предъявлять слепому и глуховатому «мировому сообществу». Ждать его «заинтересованности» бессмысленно.»

29.09.14. Заметка о герое.

«22 сентября 2014 года героически ушел из жизни герой Новоросии! Моргунов Вадим Анатольевич, он служил в 3-й Бригаде Стрелковцев 1-й Славянский батальон 2-я рота Вооружённых Сил Новоросии.
Во время освобождения села Никишино, район г.Шахтерска (ДНР) наши подразделения попали в окружение в местной школе. И что бы вырваться из окружения, несколько пулеметчиков заняли перекрёстки и начали прикрытие отхода наших подразделений. Вызвавшись добровольцем для прикрытия, и заняв позицию на перекрестке он сдерживал превосходящие силы противника почти час!
Вечная ему память и Слава!»

QfeqrD8DGvc[1]

28.09.14. Сообщение от блогеров.

«Павел Губарев принял участие в записи песни Пётра Матрёничева и певицы Вики Цыгановой.»

29.09.14. Сообщение от Бориса Рожина по поводу криминогенной ситуации в некоторых городах.

«О ситуации в Харцызске.

В городе восстановлена подача электричества, восстановлена работа коммунальных служб, общественный транспорт. В городе полный общественный порядок. Вооруженные патрули ДНР искоренили практически всю преступность, не только мародерство, но и тунеядство, наркоторговлю, гоп-стоп и т.д. К отъявленным преступникам применяются законы военного времени, к остальным — принудительные общественные работы по восстановлению городского хозяйства. Такого общественного порядка в городе не было чуть не со времен Советской Власти. Беженцы постепенно возвращаются в город. Хлебозавод работает, хотя неделю назад его опять пытались обстрелять украинцы — и опять промахнулись.
Заводские цеха и шахты возобновляют работу после ремонта. За городом ПРОДОЛЖАЮТСЯ постоянные артиллерийские дуэли со стороны Дебальцево, плюс сохраняется угроза диверсионных групп хунты на окраинах.

О ситуации в Шахтерске.

Большая часть местного криминала ошивается при карательном батальоне «Шахтерск». Уровень криминала в городе, связанного с угольным бизнесом резко упал. Стоящая в городе рота батальона «Кальмиус» прикрыла незаконные копки угля, и несмотря на многочисленные заходы в комендатуру с деньгами и угрозами в адрес военного коменданта, развернуть прежний бизнес в полном размере не дает. В город в значительном количестве возвращаются местные жители. Формируются исключительно снизу гражданские органы власти, на освободившиеся места бежавших украинских чиновников назначают инициативных представителей общественности, способных разобраться в происходящем бардаке. Расстрелы мародеров в Шахтерске прекратились еще в августе — было расстреляно несколько человек, остальные искупали вину длительным рытьем окопов. После нескольких расстрелов, мародерство в городе резко снизилось.»



29.09.14. Сообщение от Плохого солдата.

«Моих людей наконец-то заменили пехотными подразделениями Гиви и Бони. Теперь пусть они похулиганят, а спецназу пора готовиться к выполнению новых интересных задач.»

29.09.14 Фото-репортаж от ополчения «Осенний пейзаж».

shadow

28.09.14 22:40 Сообщение от ополченца Прохорова

«Укропов мощно фигачат у Авдеевки, сообщают о танковых дуэлях на ВПП аэродрома.
В общем — насыщенная жизнь.
Укропами признано до обеда потеря 2 танков и 2 БМП на аэродроме, после обеда — еще два БМП.
А еще вечерняя и начавшаяся ночная дискотека — я ж говорил, Иловайск-2.
Да, еще в обед меняли пленных — укропам отдали 27 вояк, 2 нацгада и 1 погранца. Укропы отпустили 60 человек. Большинство — просто случайные люди. Девушка и подросток впереди — наверно самые страшные сепаратюги (с точки зрения укропов)».

kJ8qc2ATv3w[1]uHxEiYxSdoI[1]

29.09.14. Фото и видео от очевидцев.

В Харькове в украинские националисты повалили памятник Ленину.

FWClGzClSZA[1]

28.09.14. Сообщение от ополченца Александра Жучковского.

«Как я уже упоминал в одном из последних текстов, с границей проблемы уже есть. Достаточно сказать, что мы уже неделю не можем перебросить для боевого подразделения пару подаренных нам бронированных машин. Вопрос сложно согласовать даже при посредничестве командования ДНР.

Собственно говоря, ничего не изменилось за полтора месяца, когда я в августе писал, что из Москвы нам рекомендовали «сворачивать лавочку».

Многие тогда фыркали, особенно с началом контрнаступления. Только мы знали, какой ценой далась эта помощь, и что может за этим последовать. Собственно, уже последовало.

Именно поэтому я весьма умеренно радовался этим военным успехам и практически свернул свою информационную активность, предпочитая сосредоточиться на наших внутренних задачах.

Хотя, конечно, есть надежда, что все еще переменится, как уже не раз менялось.»


Источник

 

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: