shadow

Статусная заморозка Донбасса


shadow

Во вторник, 16 сентября, Верховная Рада приняла закон об особом порядке самоуправления «в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» сроком на три года. Он также предусматривает проведение 7 декабря 2014 года внеочередных местных выборов в этом регионе. Еще один законодательный акт, одобренный ВР, предполагает согласился освобождение от уголовной ответственности «участников вооруженных формирований» Новороссии.

Президентский законопроект, связанный с реализацией мирного плана, положения которого были зафиксированы по итогам работы трёхсторонней контактной группы в Минске, поддержали 277 депутатов. За амнистию проголосовали 287 парламентариев.



Первый документ предусматривает:

– особый порядок местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, «к которым принадлежат районы, города, поселки, села, расположенные по состоянию на день вступления в действие этого закона в пределах зоны проведения АТО»;

– гарантирует в указанных районах право использования «в общественной и частной жизни, изучение и поддержку русского и любого другого языков, их свободное развитие и равноправие»;

– введение особого экономического режима, который будет направлен на восстановление промышленности, инфраструктуры и социальной сферы.

– укрепление пограничных связей территориальных общинам, органов местного самоуправления отдельных районов с административно-территориальными единицами РФ на основе двусторонних соглашений;

– введение особого порядка назначения работников прокуратуры и судей с участием органов местного самоуправления.

По закону об амнистии от уголовной ответственности предлагается освободить участников вооруженных формирований, которые в период с 22 февраля 2014 года до дня вступления в силу закона совершили уголовно наказуемые преступления. Справедливости ради, в президентской версии амнистии есть целый ряд «подводных камней», которые в значительной степени обесценивают и выхолащивают эту акцию.

В частности, претенденты на помилование обязаны в течение месяца со дня вступления в силу закона добровольно сдать госорганам огнестрельное оружие, боеприпасы, военную технику, взрывчатку. А также освободить помещения госорганов и органов местного самоуправления. Что фактически означает разоружение ополченцев, причем в одностороннем порядке.

Действие закона также не распространяется на лиц, обвиняемых в совершении деяний по статьям 112, 113, 115, ч. 2 ст. 121, ч. 2 ст. 147, ст. 149, 152, 153, 187, 201, 258, 297, 348, 349, 379, 400, 442, 443, 444 УК Украины, или уже осуждены за совершение преступлений, предусмотренных этими статьями.

Наконец, майданные силовики не обещают снисхождения по отношению к тем, кто причастен к катастрофе 17 июля 2014 года в Донецкой области самолета компании Malaysia Airlines. У жителей Новороссии также может вызвать справедливые опасения пункт, согласно которому вопрос о применении закона об амнистии будут решать люди в судейских мантиях в установленном законодательством Украины порядке.

Стоит отметить, что в законе о статусе районов Донбасса особо оговаривается, что присвоение особого статуса районам Донбасса, «де-факто является элементом децентрализации с полным и безусловным соблюдением суверенитета, территориальной целостности и независимости государства, с гарантированной принадлежностью государству всех основных атрибутов, включая внешнюю политику, безопасность, правовую политику». Однако эта риторика не произвела впечатления на радикально настроенную часть Рады, которая в едином порыве объединилась против инициатив президента Порошенко.

Так, националистическая «Свобода» не дала ни одного голоса «за» закон об особом режиме в Донбассе. «Вытащили карточки и держали вверх. Позор! 277 (за особый статус) и 287 за амнистию», — сообщил в своем микроблоге в Twitter «свободовец» Олег Тягнибок. А лидер партии «Батькивщина» Юлия Тимошенко назвала принятые законопроекты «унизительными и предательскими».

В свою очередь, команда Порошенко в лице советника президента Украины Юрия Луценко опровергает обвинения, выдвигаемые «свидомой фрондой». «Речь не идет ни о федерализации, ни об автономном статусе, ни о других угрозах для Украины; речь идет о том, чтобы перевести противостояние с военного на экономическое», прокомментировал бывший глава МВД.

Представители ДНР и ЛНР оценили принятие указанных законов как победу сопротивления Донбасса. По словам премьер-министра Донецкой народной республики Александра Захарченко, «если тем самым депутаты проголосовали за нашу независимость, то это можно приветствовать». Глава кабмина ДНР считает, что реализация закона может стать первым шагом к обретению Донецкой и Луганской народными республиками независимости.

Солидарность с позицией Захарченко выразил его коллега – председатель Совмина ЛНР Игорь Плотницкий, который подтвердил, что законопроект о статусе Донбасса в основном соответствует минским договоренностям.

Принятый Радой закон об особом статусе отдельных территорий Донбасса нельзя рассматривать как компромиссное решение, считает президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко.

– Военные действия в Новороссии остановлены, но ни одна из сторон не одержала победу. Соответственно, никто не считает себя проигравшим настолько, чтобы принимать условия ультиматума. Кроме того, следует понимать, что соглашение в Минске со стороны Украины подписывали политики, на которых можно надавить из Вашингтона или Брюсселя. А для того, чтобы реализовать достигнутые договоренности, нужно получить согласие вооруженных людей. А это десятки тысяч украинских силовиков и ополченцев в Донбассе, которые собираются выяснять отношения дальше. Ни те, ни другие не рассматривают минские соглашения в качестве «священной коровы». Они в любом случае будут воевать.

Порошенко предложил «реформы», которые Киев предлагал жителям Донбасса еще полгода назад. Если ДНР и ЛНР согласятся на т.н. «особый статус», то какой смысл было воевать?

– Мнение комбатантов, безусловно, имеет большое значение, но особую роль Москвы отрицать трудно…

– Не могу не согласиться с этим. Ополченцы, конечно, зависят от помощи Российской Федерации. Но сегодня, может быть, это прозвучит парадоксально, руководство РФ в еще большей степени зависит от ополчения. Потому что если его смогут обвинить в сдаче Новороссии, то вместо 86% рейтинга поддержки останется, дай Бог, 16%.

– Позволяют ли современные информационные технологии манипулировать сознанием людей в духе «и пораженье от победы ты сам не должен отличать»?

– Представить поражение как победу не получится. Потому что те самые 86% не хотят никакого «мирного урегулирования» с неонацистами. Наоборот, они ждут их полного разгрома. Задавить ополчение не получится. В конце концов, бойцы из Новороссии могут сказать, что их вообще не интересует российское посредничество, если оно приведет к капитуляции. И что сделает Москва – танки перестанет поставлять? Если мир заключается на условиях возвращения Новороссии под власть Киева, то, получается, все усилия и жертвы напрасны. Точно также с позиции Киева – если он заключает мир на условиях признания независимости Новороссии, сторонники Майдана спросят, а зачем было воевать.

– Кому больше выгодно заключенное перемирие, с учетом того, что ополченцы успешно развивали контрнаступление, отбивали населенные пункты и уже окружали Мариуполь?

– На самом деле, наступление армии Новороссии к моменту встречи участников контактной трехсторонней группы в Минске уже буксовало. После первой удачной недели ополчение топталось на месте. Так что не факт, что Мариуполь был бы взят. Кроме того, было понятно, что 25 тысяч вооруженных людей не могут взять под контроль всю территорию Украины, по которой шло наступление. На это просто не хватало сил. Конечно, Киев к тому моменту почти утратил способность обороняться. Но в то же время ополчение не имело возможности наступать.

Таким образом, перегруппировка и наращивание сил были в интересах обеих сторон. А время работает на тех, кто его лучше использует. До сих пор это больше удавалось ополчению. К началу сентября уже никто не вспоминал о планах Порошенко восстановить контроль над российско-украинской границей.

 – Как долго продлится затишье на фронте гражданской войны на Украине? По идее украинским властям нужна передышка, чтобы спокойно провести выборы в Раду.

– Порошенко и так ведет войну. Причем без всякого введения военного положения. Проблема украинского президента заключается в том, что у него очень слабые позиции в Киеве. Политические оппоненты явно переигрывают его: и Турчинов с Яценюком, и Коломойский и Тимошенко. Все они делают ставку на то, что будет после Порошенко. Когда все твои «партнеры» играют в игру без тебя, то рано или поздно придется уйти.

Так или иначе, полагаю, что перемирие сорвется еще до выборов. Хотя бы потому, что все политические силы, идущие на выборы, требуют продолжения войны. Они выдвигают все более радикальные лозунги. На Украине нет серьезной силы, которая бы делала ставку на мир. Это свидетельствует о соответствующих настроениях, которые царят в обществе. А политики пытаются им подыгрывать.

Есть еще один важный момент – не факт, что Порошенко удержится в президентском кресле до парламентских выборов. Потому что как на Украине, так и вовне есть большое количество сил, которые играют против него. Кроме того, кому-то необходимо взять на себя ответственность за тот негатив, который происходит на Украине. А ситуация в стране только ухудшается. Порошенко идеально подходит на роль фигуры, против которой «восстанет народ». В свою очередь, американцам нет разницы, кто управляет Украиной – Порошенко, Яценюк или кто-то другой. Главное, чтобы их ставленник эффективно претворял в жизнь стратегию по отрыву Украины от России.

Вообще, ситуация на Украине будет зависеть не от конкретного носителя власти. А от того, кто будет платить за существование этой страны. Если найдется сила, которая готова каждый год выкладывать $100 млрд. на то, чтобы Украины существовала, то все будет нормально. В противном случае Обама, Путин и Пан Ги Мун в присутствии Меркель могут с ополченцами и Порошенко подписывать все, что угодно. Без финансирования никто это не будет исполнять.

Согласно минским договоренностям закон об особом статусе Донбасса должен был быть принят до 20 сентября, напоминает сопредседатель Народного фронта Новороссии Владимир Рогов.

– В протоколе указывалось, что это одно из условий заключения перемирия. Порошенко и Рада могут принимать любые законы, другой вопрос, будут ли они действовать на территории ДНР и ЛНР. В республиках Новороссии есть свои парламенты и другие субъекты власти. Выборы провести, конечно, можно, но по нашим законам и в ходе них будут сформированы органы местной власти, лояльные ДНР и ЛНР.

– Действие закона не распространяется на подозреваемых и обвиняемых в преступлениях, нарушающих целостность Украины. Это парафраз известного призыва Коломойского про «вешать будем потом…»?

– Особый статус районам Донбасса предоставляется на три года. Видимо, предполагается, что за это время всех пересажают и репрессируют. С тем, чтобы радикальные украинские националисты окончательно подмяли под себя государство. Это то, против чего, собственно, и восстали жители Донецкой и Луганской народных республик. В законе говорится о территориях проведения АТО. Таким образом, Порошенко и его майданная команда, по-прежнему, приравнивают жителей ДНР и ЛНР к террористам. Пусть и не напрямую, а общими, обтекаемыми фразами. Все это делается с одной целью – получить передышку и собраться с силами. После предстоящей поездки Порошенко в США, скорее всего, опять начнутся боевые действия.

Ни о какой «единой Украине», о которой кричат национально озабоченные молодые ультрас на киевских площадях, уже не может быть и речи. Но признать это президент Украины не может, потому что его сразу съедят с потрохами. Однако, чем большие зверства будут творить украинские карательные войска, и чем острее будет развиваться экономический кризис, тем быстрее жители центральной (оккупированной) части Украины пройдут «курс реабилитации». Когда они поймут, что это не их война, а Новороссия не их земля.

 – Можно ли написать работающий закон для территории, которую не контролируешь?

– Таким же образом парламенты ДНР и ЛНР могут принять закон, который должны будут исполнять в Тернополе или в Ивано-Франковске. Кстати говоря, в минском протоколе есть еще десятый пункт, в котором четко говорится о расформировании и выводе незаконных вооруженных формирований и наемников с территории Украины. Однако мы видим: как топтали нашу землю частные наемники из польской военной кампании ASBS или из американской частной охранной службы Greystone, так и продолжают это делать. Не говоря уже о том, что продолжают пополняться и финансироваться «олигархические батальоны» «Азов, «Киев», «Донбасс» и так далее.

То есть внимание акцентируется на отдельно взятом действии, которое майданные власти пытаются преподнести как поиск компромисса. Но компромисс ли это? Это все равно как если бы Донецк и Луганск «пошли на уступку», согласившись с тем, чтобы новая столица Новороссии была не в Харькове, а в Одессе.

Заместитель директора «Центра политических технологий» Алексей Макаркин не видит альтернативы принятию закона о «статусном обособлении» зоны проведения т.н. АТО.

– Если Киев согласится на полное отделение Донецкой и Луганской областей, да еще отдаст Мариуполь и Славянск ему только останется ждать, когда восстанет народ в Запорожье, Херсоне и Одессе. В законе, который приняла Рада, есть много красивых слов о «едином пространстве». Конечно, это не нравится ополченцам, которые воевали против «единой Украины».

 – При этом высшие должностные лица с обеих сторон приписывают победу себе.

– Правда, как всегда, посередине. На мой взгляд, указанный документ фиксирует статус-кво. Несмотря на риторику, Киев не контролирует Донецк, Луганск, Стахановск, Алчевск, Шахтерск, Снежное, Антрацит и многие другие города. При этом он удерживает Мариуполь, Лисичанск, Северодонецк, Славянск, Краматорск, Артемовск и т.д. Те территории, которые украинские силовики не контролируют, Киев декларирует как неотъемлемую часть Украины. Хотя на самом деле он отдает их под контроль народных республик.

Я с трудом представляю себе сотрудника СБУ, который приедет на территорию ДНР и будет заниматься исполнением своих прямых обязанностей. То же самое касается работников прокуратуры, которые никогда не получит от республиканских органов санкции на выполнение своих служебных функций. В свою очередь, новоизбранные местные власти будут подчиняться тому, у кого в руках оружие.

В законе можно написать все, что угодно, но республики явно не собираются разоружаться. И было бы странно, если бы они это сделали. Выборы, даже проведенные по украинским законам, ничего не значат в условиях, когда Украина реально не контролирует эти территории. Опять же сложно представить себе, что в них примут участие проукраинские силы. Максимум бывшие «регионалы» – бывшие члены Партии регионов или кандидаты от партий, которые образовались на ее обломках («Партия развития Украины», «Сильная Украина»). Я сомневаюсь, что представители «Удара», «Батькивщины», не говоря уже о «Правом секторе», смогут принять участие в избирательной кампании любого уровня в Донбассе.

Думаю, что была достигнута договоренность о том, что Киев не будет вмешиваться во внутренние дела на территориях, которые контролируют непризнанные республики. У последних есть понятное желание их «округлить». В первую очередь, распространить свою власть на занятый силовиками аэропорт в Донецке и стратегически важный пункт город Дебальцево, расположенный между двумя столицами Новороссии. Интерес также представляет Мариуполь, где находится порт с углепогрузочным комплексом.

– Как отнесутся ополченцы к предложению заморозить ситуацию на три года?

– Часть новых республиканских элит это устроит, другие будут ориентироваться на полевых ополченцев. То есть на тех, кто воевал. Для них отказ от полной победы это неприятная ситуация. Как часто бывает в подобных случаях, не исключено разделение руководящих кругов на радикалов и умеренных. Ключевым фактором станет позиция России, и это представляет главную интригу. Нашим властям нужно будет определиться, чего они хотят. Либо сделать ставку на максимальную самостоятельность республик, поощряя тех, кто выступает против «предательства и измены». На мой взгляд, более вероятно, что Россия все же согласится с нынешним раскладом. Тем более, что она сохраняет свое влияние на территориях, которые подпадают под особый статус.

Москва попытается сейчас сосредоточить свое внимание на украинских выборах. В «незалежном» политическом пространстве формируется оппозиционный блок, который состоит из представителей Партии регионов.

 – Насколько это перспективная стратегия, учитывая, что даже условно симпатизирующие России силы сегодня имеют на Украине маргинальный статус?

– Конечно, у несистемной оппозиции не так много рычагов для влияния на процесс принятия решений. Но это те люди, которые проиграли после майданного переворота. Россия будет стремиться к тому, чтобы их голос был слышен на Украине. В этом случае наше согласие с номинальным статусом «единой Украины» выглядит вполне вероятным.

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: