shadow

Федерация Украины под флагом Новороссии


shadow

После наступления перелома в вооруженном противостоянии в Донбассе, участники конфликта начали обсуждение будущего политического устройства Украины. Киеву становится понятно, что ни о какой единой унитарной стране речи уже быть не может, и он ищет пути диалога с ополченцами Юго-Востока. Первой попыткой поиска компромисса стала встреча «контактной группы» в Минске.

Встреча 1 сентября представителей Киева, Донбасса, России и ОБСЕ длилась около четырех часов. После нее в ряде СМИ появилась информация о том, что посланцы ДНР предложили свой вариант разрешения кризиса, предусматривающий широкую автономию для самоопределившихся ДНР и ЛНР и их согласие на сохранение культурного и политического пространства Украины. Чуть позже последовало опровержение от участвовавшего в переговорах первого вице-премьера Донецкой республики Андрея Пургина, заявившего, что в Минске пока обсуждался только вопрос обмена пленными, а дальнейшие переговоры будут продолжены 5 сентября.

Тем не менее, опубликованные в средствах массовой информации тезисы представляют собой интерес. В них указывается, что ДНР и ЛНР будут иметь право на внешнеэкономическую деятельность, назначение прокуроров и судей и формирование собственных вооруженных формирований. И хотя сам факт этих предложений опровергнут ополченцами как неприемлемый из-за сохранения нынешних границ Украины, сами тезисы фактически означают крушение политической модели, на которой настаивал Киев.

С другой стороны, широкая федерализация Украины устроила бы многие мировые державы. В частности, такой сценарий развития событий предлагался официальными лицами Германии. Похожий вариант устраивает и Москву. Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков уже дал разъяснение словам Владимира Путина о необходимости задуматься над государственным устройством Юго-Востока. По словам Пескова, Путин имел в виду то, что представители Донбасса и Киева должны найти компромисс и решить тем самым «внутриукраинский конфликт».

Так или иначе, вопрос о федерализации стоит сегодня на повестке дня. Единственно, никто не знает географических границ новых образований. Представители ДНР и ЛНР настаивают на том, что Новороссия должна включать в себя помимо Донецкой и Луганской областей еще и Запорожскую, Харьковскую, Одесскую, Херсонскую, Днепропетровскую и Николаевскую области. Но если исходить из исторического опыта, новое политическое устройство распространяется только на территории, контролируемые ополчением. В частности, так было при конфликте в Молдавии, когда за Приднестровской республикой остались те земли, что контролировались Тирасполем на момент начала миротворческой миссии России. Та же ситуация сложилась после 1994 года в Абхазии и Южной Осетии.

Но сегодня ДНР и ЛНР контролируют только около половины территории Донецкой и Луганской областей. С другой стороны, Киев находится на грани экономического коллапса, политические элиты вступили в предвыборный период и далеки от консолидации, а армия находится в удручающем положении. Так что к моменту, когда Киев просто будет вынужден начать переговоры о политическом устройстве страны, ополченцы могут занять обширные новые территории. И совсем не факт, что на волне успеха представители ДНР и ЛНР согласятся на федерализации под эгидой нынешней украинской власти.

– Пока представителям ДНР и ЛНР сложно договариваться с Киевом, – говорит профессор РАНХиГС при президенте РФ Владимир Штоль. – Недаром ополченцы настаивают на смене представителя украинской власти на «контактной» группе. Ведь Леонид Кучма — это фигура не самая подходящая для серьезного диалога. Он уже в отставке, а потому очень удобный для Киева человек, чтобы отказаться от достигнутых договоренностей.

Но последние военные успехи сил Новороссии показывают, что Киеву придется вести диалог с представителями самоопределившихся республик. И раз не получается решить проблему силовым путем, надо договариваться. Говорить с позиций силы контрпродуктивно.

На мой взгляд, стороны придут к варианту широкой автономии, но при сохранении культурного, политического и гуманитарного пространства Украины. Такой компромисс может быть первым шагом в нормализации жизни. Но что будет потом? Видимо, наступит некий переходный период, предусматривающий прекращение боевых действий и восстановление народного хозяйства. Особенно это важно в преддверии зимы, ведь у нас зима — это важнейший геополитический фактор.

– Но Киев продолжает настаивать на унитарном государстве, а ополченцы говорят о независимости ДНР и ЛНР.

– Крайние позиции остались такими же, как и до начала конфликта. Но компромисс где-то посередине, то есть, это будет федерализация.

 – Какие области затронет федерализация?

– Если говорить реально, то география федерализации будет ограничена Донецкой и Луганской республиками. О других областях пока речь не идет, так как там пока нет для этого предпосылок.

 – Но Харьков и Одесса могут спросить, почему у них нет автономии.

– Это вполне возможно. Но мы пока говорим о сегодняшнем этапе, а сегодня идет война, гибнут мирные граждане. И все усилия политиков и дипломатов направлены на то, чтобы прекратить насилие. Всё остальное будет решаться потом.

 – Устроит ли федерализация ведущих мировых игроков?

– Я не думаю, что федерализация Украины сильно устроит ЕС, НАТО, США. Но политика это искусство возможного. На первом этапе западные участники конфликта согласятся на федерализацию, так как иначе потерять на Украине они могут много. А позиция России известна: вместе с Киевом за стол переговоров должны сесть представители ДНР и ЛНР и договориться о прекращении боевых действий. Как известно, Россия – не сторона конфликта, хоть нас и пытаются так представить. Мы выступаем за мир, а все обвинения России в экспансионистской политике звучат абсурдно.

– О будущем устройстве на Украине сложно еще говорить, ведь переговоры с представителями ДНР и ЛНР только начались, стороны всего лишь обозначили свои позиции, – считает директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов. – На мой взгляд, успех диалога возможен только в случае прекращения боевых действий и отвода военных подальше от позиций. При необходимости возможно и введение миротворцев. Тогда можно вести переговоры, которые могут идти долго. Вот в Приднестровье они идут 22 года.

 – За Приднестровьем осталась та территория, которую она заняла до действий миротворцев.

– Совершенно верно. И на этой территории Приднестровье построило свое государство, пусть никем и не признанное. Но 2 сентября ему исполнилось уже 24 года. И за последние два десятилетия там не погиб ни один мирный житель.

Об устройстве Украины пока трудно говорить. Экспертное сообщество больше десяти лет предлагало федерализацию. Сейчас об этом заговорила и Германия. Так что такой сценарий вполне вероятен. И ничего в этом нет страшного, так живут многие страны. Вполне возможно, что более самостоятельно захотят жить и другие области Украины.

По мнению сопредседателя Народного фронта Новороссии Владимира Рогова, федерализация Украины могла бы стать выходом из ситуации, но киевские власти просто не захотят воспользоваться этим шансом:

– На мой взгляд, исходя из реальности, конфликт закончится победой Новороссии. По той причине, что никаких соглашений Украина заключать не будет. И что бы ни предлагали власти ДНР и ЛНР, всё равно никакая власть в Киеве не позволит себе заключить мирное соглашение и признать самоопределившиеся республики. Переговоры будут продолжаться при посредничестве России, Евросоюза и кого угодно, но надо понимать, что основная задача киевских властей – создание зоны нестабильности на границах РФ и ЕС. Украина в качестве такой зоны очень успешно выбрана США, и сценарий эскалации конфликта будет реализовываться.

Сейчас начали звучать слова о том, что Новороссию «слили», и что ополченцы якобы согласны на существование в рамках единой Украины. Но если почитать даже попавшие в СМИ пункты соглашения, то там речь идет только о едином пространстве безопасности. Но единое пространство безопасности существовало даже в годы Холодной войны от Владивостока до Лиссабона, хотя были Варшавский договор и блок НАТО. Если перевести предложения на человеческий язык, то мы получим, что ДНР и ЛНР надо просто легализоваться дальше, то есть выстроить свою политическую систему. В этих определившихся республиках надо выстроить четкую вертикаль власти, а ее можно построить в ходе свободных выборов.

Кстати, в попавших в СМИ предложениях значится создание формирований вооруженных людей на территории Новороссии. Но мы четко понимаем, что в федерациях не бывает независимых формирований. Так что паникеры те, кто говорит о «сливе».

Лучший шанс для Украины – сохранение единства с ДНР и ЛНР путем создания государства по примеру Боснии и Герцеговины, то есть с абсолютно автономными правами республик. И это государство должно интегрироваться в Евразийский и Таможенный союзы. Тогда однозначно и Луганск и Львов будут в одном проекте. Но мы прекрасно понимаем, что этого не произойдет. Продолжающие скакать на Майдане люди требуют только смерти жителей Новороссии. Отсутствие в Минске киевских СМИ, при том, что там присутствовали журналисты ведущих мировых изданий, говорит о том, что ни на какой диалог Киев не настроен.

– Идею федерализации поддержала уже Германия.

– Не Меркель передвигает «пешку» украинского режима, ее играют США. А Вашингтону не нужны никакие мирные договоренности, ему нужна дальнейшая конфронтация на территории Украины. Яркий пример этого – совсем недавно принятый Верховной Радой закон о санкциях, где первым пунктом прописано право Украины прекратить транзит углеводородов из России в Европу. Вряд ли это похоже на действия дружественного ЕС государства. Вряд ли германские концерны в восторге от принятого решения.

Не сегодня-завтра украинская армия развернет штыки и пойдет вместе с армией Новороссии на Киев и Львов, освобождая территории от власти олигархов. Мы видим массовое дезертирство уроженцев Ивано-Франковска и Тернополя. То есть, киевские власти теряют контроль над силовиками. Так что им надо думать не о том, как понизить статус ДНР и ЛНР, а как спасти остатки власти над остальной территорией.

 – Может ли раздел между Украиной и Новороссией пройти по линии фронта, или ополченцы будут настаивать на взятии Киева?

– Если бы Порошенко играл собственную игру и был мудрым политиком, то он бы предложил закрепить нынешние позиции. Так бы он сильно выиграл. Но Порошенко не может принимать решений, игра ведется заокеанскими «партнерами». Так что, как минимум, история закончится созданием Новороссии от Харькова до Одессы. Но мне кажется более вероятным сценарий освобождение территории Украины вплоть до Львова, а потом начало процесса самоопределения областей. Возможно, будет создана конфедерация из Новороссии, Галиции и центральной Украины. Возможно, вся территория будет называться Новороссией, и это будет федеративное государство.

В моем родном городе Запорожье недавно был разогнан публичный молебен за мир. Это не был митинг, люди просто хотели помолиться за наступление мира на украинской земле. Но эти люди были разогнаны, избиты, а все украинские СМИ радостно написали, что доблестная «самооборона Майдана» разогнала молебен. В тот же вечер в городские морги привезли несколько сот трупов погибших солдат. Естественно, поднялся стон по погибшим. Мы наблюдаем чудовищную деформацию сознания, когда радуются разгону молебна за мир и удивляются тому, откуда столько трупов.

Я думаю, что «момент истины» еще не настал. Любые переговоры Порошенко использует для перегруппировки войск. Но новые силы власти взять уже неоткуда. Как бы мы не хотели мира, он наступит только тогда, когда будут арестованы те, кто разжигает огонь войны.

 – Вы говорите об американском влиянии на киевскую власть. Но если ополченцы Новороссии подойдут к столице, то в Вашингтоне будут тоже говорить о мире. В конце концов, базы НАТО можно будет разместить в Чернигове и Сумах.

– Чернигов и Сумы к тому моменту тоже будут потеряны для Киева. Они не будут Новороссией, а будут называться Украиной (именно Украиной, а не Галицией). Но это будут дружественные России территории, которые войдут в Таможенный союз. Их пуповиной связывают не только общие границы с Россией и Белоруссией, но и экономические связи с ними и областями Юго-Востока.

По моим данным, украинские силовики несут огромные потери. У меня есть сведения из СНБО. Так, только с 23 по 31 августа украинская армия потеряла более 8200 человек убитыми, раненными и пропавшими без вести. Что пахнет жареным, понимают и на Западе. Частные военные компании несут большие потери. Польские ЧВК имели на 23 августа потери 164 человека, Greystone – 60 человек, Academi – 130 человек. А уже на 31 августа потери составили у польских ЧВК 194 человека, у Greystone – 60 и 160 у Academi. Запасов прочности у Киева просто нет.

Когда армия Новороссии подойдет к Киеву, США начнут продавливать решение о возврате ополченцев к границам ДНР и ЛНР. Но этого не будет, ведь голодные и замерзшие жители Украины с радостью поддержат армию Новороссии.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Алексей Хмелевцов    

    «Но единое пространство безопасности существовало даже в годы Холодной войны от Владивостока до Лиссабона, хотя были Варшавский договор и блок НАТО», — бред обкуренного либераста!

    0
  2. Trần Vinh    

    Только унистожить хунту в Киеве и выгнать всех ее хозаинов англосаксов с Украины можеть спасти Украинский народ от гибели, другого пути нет. Договориться с западом и их наёмниками в Киеве значит дать им ещё возможнсть обманывать, ничего хорошего не будет.

    0

Добавить комментарий

Войти без регистрации: