shadow

«Интербригада у нас, как в Испании была», — доброволец из Владикавказа рассказал о батальоне «Восток» («Русская служба RFI», Франция)


shadow

Вооруженные ополченцы укрепляют свои позиции вокруг Донецка и ведут бои за близлежащие города: Макеевки, Марьинку, Ясиноватое. Обороной Донецка руководит элитное подразделение вооруженных сил ДНР бригада (ранее — батальон) «Восток», изначально сформированная добровольцами, преимущественно из России. Один из бойцов бригады, 36-летний бизнесмен из Владикавказа с позывным «Коба», рассказал в интервью RFI об интернациональном составе добровольцев в Донбассе, о том, как он сам оказался в рядах ополченцев, а также о задачах, которые выполняет его подразделение.

Позывной — Коба. Бригада «Восток»



— Откуда вы приехали?

— Я приехал из Осетии. С Владикавказа.

— Давно?

— Уже месяца полтора здесь.

— Почему вы решили сюда приехать?

— Понимаете, возвращается то, с чем наши деды боролись много-много лет назад. То, что они не добили когда-то, этот нацизм, он опять здесь поднял голову. И сейчас здесь на украинской земле у власти в Киеве находятся потомки этих фашистов, бандеровцев. Мой дед воевал с бандеровцами до 1950… — не помню какого-го года он с ними воевал. И то, что они не добили, их потомки опять пытаются взять под контроль эту страну. Но мы понимаем, что здесь они не остановятся и потом пойдут на Россию. Мы здесь находимся для того, чтобы их остановить. Чтобы это все потом не перекинулось к нам в страну. Мы здесь защищаем Россию.

— Как вообще получилось, что вы здесь оказались?

— Здесь много осетинов приехало уже. Мы прекрасно все понимаем в Осетии, что когда эта власть здесь укоренится, она начнет раскачивать ситуацию в Российской Федерации и первое, что они начнут раскачивать, — это Кавказ. Это не в наших интересах. Надо вести войну на территории противника.

— То есть, у вас кто-то из друзей уехал и потом позвал вас или был какой-то набор?

— Много друзей, родственников. У нас же на Кавказе все так повязаны дружески-родственными связями. Сначала самый первый приехал Олег, «Мамай» — позывной его, это мой брат, и потом начали [приезжать] его друзья, мои друзья, друзья друзей, и вот так вот сюда стягиваются и стягиваются. Все больше и больше нас становится.

— А сколько вас тут примерно?

— Ну очень много. А если надо, будет еще больше. Просто многих даже останавливаем, чтобы не ехали сюда. Потому что настоящих боевых действий еще нету. Когда начнется война в городе настоящая, сюда очень много осетинов приедет, я вам точно говорю. И им придется очень тяжело. Потому что местные ребята они не умеют. Многие, не то что многие, а практически все, не имеют опыт ведения войны в условиях города. А у нас [опыт] очень богатый есть. Особенно, у ребят из Южной Осетии, они 20 лет воевали с Грузией. Война же не только в 2008 году была, она как с 1989 года как началась, так и не прекращалась. Люди выросли на войне. Опять же, прирожденные войны. Надо тоже не забывать — Кавказ, все-таки, — своя специфика у нас есть.

— Вы говорите, у вас есть опыт, вы участвовали в других войнах?

— Да в Южной Осетии. Там была быстрая война. Там нельзя сказать, что это такая же война была. Там за несколько дней все закончилось. Нельзя назвать таким опытом. Но у нас это в генах есть, поймите. Наши предки все были войнами.

— Вы тоже добровольцем там участвовали или служили в армии?

— Добровольцем. Но что значит «добровольцем»? Это наша земля. Никакие мы не добровольцы. Мы свою землю защищали. Это здесь мы добровольцы. А там мы просто воевали за свою землю. Это не добровольчество. Это защита своей собственной земли — долг любого мужчины, на мой взгляд.

— То есть, вы в регулярных войсках российских служили?

— В регулярных, на тот момент, — нет. Как все, в армии когда-то, давным-давно.

— А сколько вам лет?

— 36.

— А чем вы занимались до того, как приехать в Донецк?

— У меня свой бизнес был в информационной сфере.

— И на кого оставили бизнес?

— Да ни на кого. Закрылся бизнес. У многих закрылся. У моего брата закрылся. У него охранное агентство было. Пока его не было, оно тоже закрылось. Понимаете, когда такие вещи происходят, уже не до зарабатывания денег.

— У вас есть семья?

— Да, дети у меня есть. Двое.

— Сколько вы планируете еще здесь оставаться?

— Мы сюда приехали, первые из нас, еще до референдума. Чтобы помочь провести референдум. Думали, что пробудем пару недель. Но теперь все это затягивается. Но мы не можем уже уехать. Уехать — это значит бросить. То есть, значит, ты трус, раз уехал. Мы отсюда уйдем самыми последними. Либо самыми последними уйдем отсюда, либо самыми первыми придем в Киев. Но я думаю, что самыми первыми придем в Киев скорее. Мы им обещали, что приедем в Киев на танках, мы свое обещание выполним.

Расскажите, кто сражается в вашем батальоне? Кто и откуда приезжает?

Я бы «Восток» назвал, конечно, «интербригадой». У нас люди – очень разные, есть испанцы этнические, есть этнический афганец, есть граждане Великобритании, граждане Германии, люди, можно сказать, со всего мира, и очень много с постсоветского пространства. Со всего Советского союза. Но основная масса, конечно, — местные ребята. 80-90% — местные ребята из окрестных городов, сёл. Люди из Владивостока даже есть, с Хакасии, с Якутии были ребята, с Бурятии, с Татарстана есть ребята, есть с Башкирии. То есть разные конфессии: есть мусульмане, христиане и вообще не верующие, коммунисты, православные… То есть, у нас интербригада, объединённая общей целью – борьбой с фашизмом. Нас объединила одна эта цель. Мне кажется, в любой другой ситуации, у нас бы ничего общего даже не было. А сейчас есть общая цель, и каждый хочет победить. Интербригада у нас, как в Испании когда-то была.

То есть, 80% — местные, а остальные – иностранцы…

Нас нельзя назвать иностранцами. Потому что я себя считаю гражданином Советского союза. Я родился в СССР и до конца своих дней буду считать своей родиной Советский Союз. И Узбекистан, и Грузия – это всегда будет моя земля. В моём сознании, это понятия нераздельные уже. То есть, что они там поделили, напилили эти политики когда-то, я уверен, что рано или поздно мы Советский союз восстановим, восстановим эту большую красную империю.

Какие сейчас задачи выполняет бригада «Восток»?

Много по обороне. Какие ставит перед нами руководство, такие и выполняем. Готовим город к обороне, они же сказали, что 24-го числа возьмут. Порошенко сказал, что здесь парад победы проведёт. Ну пусть проведёт, мы его встретим, хлеб – соль есть, «Град» тоже.

Вы уже участвовали в сражениях?

Мы постоянно участвуем. Вот в Ясиноватом были. Когда бои активные были там, основную роль осетины выполняли. Когда они говорили, что всё взяли – захватили там. На самом деле, произошло что: приехали ребята из «Нацгвардии» на модных джипах, сделали фотосессию с флагом украинским и сразу оттуда свалили. Мы приехали – этот флаг уже валяется на земле. Понимаете, война идёт в Фейсбуке. Главное, Порошенко и Аваков отчитались о взятии города и молодцы! Примерно тоже самое будет и с Донецком. А если по настоящему захотят воевать, для них это большой кровью закончится. Они же это понимают. Это миллионный город. Цхинвали они смогли разбомбить, в Цхинвали жило 30 или 40 тысяч населения, а тут больше миллиона. Идите, попробуйте! Это долгая война будет, они к этому не готовы.

А есть среди ваших знакомых-друзей по батальону раненные или погибшие?

Среди осетин есть раненный. Пацан героически получил ранение – спасал своих товарищей. Двое погибло. Он раненный, но так, нормально… в ногу, жив-здоров скоро, я думаю, будет, поправится. А так особых потерь у нас, у осетинов, нет. А вообще, потери, конечно, есть. Но не такие большие, как у украинской армии. У украинской армии гораздо большие потери, они их скрывают, они списывают на то, что люди там пропали без вести, или ещё что там случилось. Но рано или поздно это выплывет. Они людей не жалеют. А у нас людей жалеет наше руководство, бережёт личный состав. За что им огромная благодарность, и нашему командиру «Скифу» и вообще.

Если говорить про техническое оснащение, как вы можете оценить?

У нас техническое оснащение гораздо хуже, чем у украинской армии, естественно, потому что их американцы снабжают. Hummer-ы, дорогие бронежилеты, форма. [У нас] вы даже визуально можете посмотреть: вот одежда, вся которая есть, это всё люди в Северной Осетии покупают и в качестве гуманитарной помощи присылают. Начиная с кроссовок, и заканчивая камуфляжем и всем остальным. Ну автоматы есть, автоматы все старые – 1970-го года выпуска. Понимаете, в войне главное не оружие, в войне главное – дух. У грузинской армии было самое современное оружие, самая современная техника, но они бежали, аж пятки сверкали.

А что у вас за оружие?

Что за оружие? АКСУ (Автомат Калашникова Складной Укороченный – прим.ред.), в простонародье называемый «ублюдок».

И он 1970-го года выпуска?

Сейчас тебе покажу… Нет, этот 1986-го…

Вы думаете, сколько это ещё продлится?

Я думаю, долго. Всё зависит от того, насколько долго готова затягивать это Украина, насколько она по деньгам готова это тянуть. Война – это дорогое удовольствие. Это сейчас, пока тепло, пока есть огороды – это всё замечательно. А когда начнётся зима, урожая в этом году нет. Газ Россия им давать не будет, это будут такие экономические потрясения, начиная, наверное, с середины сентября, я думаю, что им просто будет не до Донбасса. Им бы страну удержать. Сейчас всё вернётся на круги своя, всё успокоится. Те, кто хочет жить на западе, будут на западе, а те, кто хочет быть с нами, будут с нами. Надо ещё понимать одну вещь: здесь идёт не война России с Украиной. Здесь идёт война России с Америкой. Украина – это просто плацдарм. Здесь Россия воюет с Америкой. Мы это осознаём, мы здесь воюем с Америкой, и мы её победим. Нам вручат медали «За освобождение Вашингтона», обязательно!

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Олег Илюнькин    

    Спасибо Вам за Нашу борьбу и здоровья!!!

    0

Добавить комментарий

Войти без регистрации: