shadow

Как Кремль будет принуждать Порошенко к миру?


shadow

25 августа состоялась большая пресс-конференция главы российского МИД Сергея Лаврова. Основной темой выступления стала, конечно, Украина — министр озвучил основные моменты российской позиции и анонсировал новые шаги, которые намерена предпринять Москва в украинском вопросе.

Прежде всего, конечно, Сергей Лавров коснулся ожиданий России от Минских переговоров, которые состоятся 26 августа. «Мы признали президента Петра Порошенко и рассчитываем, что он использует мандат доверия, который получил, со всеми нюансами тех выборов, которые прошли 25 мая, для того чтобы остановить войну, а не для того чтобы разжигать конфликт и загонять его глубже и глубже», — отметил министр.



Как известно, Москве и Киеву предлагают различные формы переговоров — двусторонние, с участием соседей по постсоветскому пространству (каковые и пройдут в Минске), а также при посредничестве Франции и Германии (так называемый «Нормандский формат», который, возможно, состоится в начале сентября в Париже). В ответ на что Россия говорит, что ей равно в каком составе вести переговоры — главное, чтобы они стали результативными. «Мы, по большому счету, готовы — и это президент Путин неоднократно подчеркивал — к любому формату, лишь бы был результат, лишь бы начали двигаться от военного противостояния, от гражданской войны на Украине к национальному диалогу, — заявил российский министр. — Как угодно, главное, чтобы формат не подменял содержание».

Однако до сих пор не ясно, готов ли к конструктивным переговорам сам Петр Порошенко. Если следовать логике здравого смысла, то ему незачем от них отказываться. Последние поражения на военном (начавшееся масштабное контрнаступление ополченцев по направлению к Мариуполю и Северодонецку, а также попадание в котлы основных частей украинской армии) и экономическом (признание премьером Арсением Яценюком необходимости возобновления закупок российского газа) фронтах вынуждают президента искать мира. Однако Петр Порошенко понимает, что заключение мирного соглашения на не устраивающих радикальных украинских националистов условиях и формальная сдача Крыма (а о других вариантах сейчас речи не идет, поскольку президент едет в Минск как проигравшая сторона) может стать причиной нового Майдана. А новый президент Украины слишком честолюбив для того, чтобы отправиться в изгнание за Виктором Януковичем, поэтому он, скорее всего, откажется признать поражение. По всей видимости, даже визит на выходные в Киев Ангелы Меркель, убеждавшей Порошенко прекратить войну и начать федерализацию, ни к чему не привели, и бундесканцлер вынуждена была заявить, что успешное завершение минских переговоров видится ей маловероятным.

Так, украинский президент снова выступил против одного из ключевых требований федералистов — придания русскому языку государственного статуса. «Единственным государственным языком в стране будет украинский язык», — отметил он. Сергей Лавров такой подход раскритиковал. «Точно так же, как шведский язык является вторым государственным языком в Финляндии, где часть населения (менее 10% — Эксперт) составляют шведы, русский язык может обрести более достойное место на Украине, где как минимум одна треть говорит и думает на русском языке», — отметил российский министр.

Подобная позиция Кремля выглядит, на первый взгляд, примером политики двойных стандартов — украинские политики заявляют, что прежде чем рассказывать Украине как вести языковую политику, Москва сперва сама должна поступать сообразно своим советам. В частности, предоставить статус государственного языку национальных меньшинств — украинцам, татарам и другим. Однако в реальности между Украиной и Россией проводить такие параллели нельзя. Во-первых, по данным всероссийской переписи 2010 года доля крупнейшего национального меньшинства — татар — составляет менее 4% от общего населения страны. Во-вторых, Россия изначально строится как мультинациональный проект, и подавляющее большинство представителей национальных меньшинств не нуждается в государственном статусе для своего языка для сохранения собственной идентичности. Более того, они, выражаясь языком Лаврова, говорят и думают на русском языке. Наконец, в-третьих, России попросту не надо идти на столь сложные шаги, поскольку после стабилизации ситуации на Северном Кавказе и начала кампании против российских ультранационалистических организаций (события на Украине показали Кремлю, чем могут закончиться заигрывания с нацистами) ситуация с межнациональными отношениями в стране начала налаживаться.

Отдельно министр коснулся вопросов связанных с гуманитарным конвоем. Сергей Лавров заявил о том, что в раздаче гуманитарной помощи жителям Луганска и Донецка участвуют представители Красного Креста. «Они консультируют местные власти по составлению планов раздачи», — заявил он. Таким образом получается, что международная организация косвенно признала полномочность подобной формы доставки гуманитарной помощи.

Доставившие помощь «белые грузовики» (уже вошедшие в фольклор местного населения, как и «зеленые человечки» в Крыму) вопреки опасениям украинских политиков не остались на Украине в качестве тягачей для армии Юго-Востока, а вернулись на территорию России. Однако весьма вероятно, что скоро они снова понадобятся — министр иностранных дел России заявил, что Москва готовит новый конвой. «Мы направили вчера официальную ноту в Министерство иностранных дел Украины с информированием о нашем намерении подготовить очередной конвой с гуманитарными грузами, — заявил Сергей Лавров. — Мы хотим договориться обо всех условиях доставки второго конвоя по тому же маршруту, в те же параметрах, с участием украинских пограничников и таможенников в самое ближайшее время… Надеемся, что все те недоразумения, которые имели место при оформлении первого конвоя, будут приняты во внимание и больше подобных искусственных задержек не произойдет». Фактически российский министр дал Киеву время «договориться» до конца недели, после чего Россия может вновь, как и в случае с первым конвоем, отправить его в одностороннем порядке.

При этом Москва продолжает утверждать, что история с конвоем не является российским вторжением на территорию Украины, и что все истории о других «вторжениях» российской военной техники, которые любят рассказывать в украинском СНБО, не соответствуют действительности. «Сообщений о том, что украинская армия разбила какую-то военную колонну из России, что какие-то боевые машины десанта были захвачены, причем машины, в которых лежали документы, предостаточно, — отметил Сергей Лавров. — Даже если представить себе, что это хоть как-то похоже на правду, но кто же будет возить с собой целую библиотеку? Это просто смешно». В свою очередь сама украинская сторона до сих пор так и не предоставила никаких исчерпывающих доказательств наличия полномасштабной военной помощи ополченцам со стороны России. Это не значит, что помощи нет — скорее, подобный факт может свидетельствовать о полном непрофессионализме украинских чиновников в деле ведения информационной войны.

Отдельно Сергей Лавров коснулся и другого важного элемента этой войны — ситуации с Боингом, который, по мнению российских экспертов, сбили украинские военные. Киев, как известно, делал все возможное, чтобы затормозить и даже сорвать расследование катастрофы. «Создается впечатление, что все остальные потеряли интерес к расследованию. После первых, резких, на грани истерики, обвинений в адрес России и ополченцев все словно воды в рот набрали. Мы, по сути, одни стараемся сохранить внимание к этой серьезнейшей проблеме, — возмутился российский министр. — Будем добиваться правды, так же как и в «деле снайперов», трагедии в Одессе 2 мая, похожих событиях в Мариуполе (когда бойцы Нацгвардии расстреляли местный отдел милиции — «Эксперт Online»)».

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: