shadow

Сводки от Ополчения Новороссии (быв. от Стрелкова) на 7 августа 2014


shadow

07.08.14. 15:20. Сообщение от ополчения.

«В сторону Донецка периодически вылетают самолеты для разведования целей сопротивления и возможного нанесения ракетно-бомбового удара.
В ходе обстрела, только в центре Донецка уже погибло двое гражданских, десять человек получили ранения различной степени тяжести. Обстрел из артиллерии разного калибра велся по центру и окраинам Донецка на протяжении нескольких часов.
Вчера входе боев на Марьяновке укропы понесли существенные потери в живой силе и технике. Мариновка укропами не занята, также как и Петровка. Многие районы пригородов Донецка подвергаются в основном артударам.
Сегодня утром авиация укропов нанесла авиаудар по скоплению остатков 79 бригады, дабы исключить возможность перехода окруженцев через границу Новороссии с РФ. Более уточненные данные будут позже.»

07.08.14.12:30 Краткая сводка от ополчения.

«После полуторачасовой артподготовки на рубеже обороны Снежное-Торез- Ивановка, групировка противника в составе трех танковых батальонов 81ОМБ и при поддержке 74-го ОПСН пошла в атаку и попала на поле минных заграждений, установленных накануне ночью в предполагаемых участках прорыва. В течении 15 минут было уничтожено около 19 едениц бронетехники. Несколько десятков человек взято в плен. По предварительным, и на данный момент не уточненным, данным захвачено от 3 до 8 БМП и 4 танка. Противник несет катастрофические потери. Силы ополчения развивают контрнаступление в направлении, Дмитровка-Дяково.»

07.08.14. Сообщение от ополчения.

«Украинская авиация бомбит своих, чтобы не переходили в Россию. Поздним вчерашним вечером в небе над Изваринским котлом появились украинские бомбардировщики Су-24, несущие на внешней подвеске огромные авиационные бомбы. Наблюдавшие это ополченцы на Саур-Могиле уже приготовились к отражению авианалёта, но бомбардировщики, пролетев мимо, пошли на территорию, занимаемую украинскими войсками. Вскоре посыпались бомбы и в расположении противника стали раздаваться мощные взрывы. В этот самый момент до родственников дозвонился военнослужащий из остатков разбитой 79-й бригады. Он кричал, что их расположение «по ошибке» бомбит своя же авиация. Неожиданно разговор прервался. Эта бомбёжка вряд ли была ошибкой. Украине любой ценой надо удержать остатки окруженцев от перехода в Россию, чтобы они как можно дольше приковывали к себе силы ополченцев и чтобы месте с ними погибла правда о неблаговидных поступках украинского командования. Сколько убило и сколько ранено этими бомбами, это пока неизвестно. Поступило лишь сообщение о том, что минувшей ночью погиб заместитель командира 2-го батальона 79-й аэмбр Сергей Кривоносов.»

07.08.14. Сообщение от очевидцев из Киева.

«Колонна коммунальщиков подошла от Михайловского собора в 9.00.Майдановцы забаррикадировались на территории городка и жгут шины. Они вооружились палками и щитами.Милиционеры, присутствующие на месте происшествия, пока не вмешиваются в ситуацию. Некоторые из них вооружены автоматами. К Майдану продолжают подъезжать грузовики. Пока продолжается перепалка между коммунальщиками и активистами, со сцены Майдана призывают киевлян встать на защиту активистов. К этому часу шины горят в двух местах на Майдане Незалежности в центре Киева, несколько минут назад раздался хлопок, по звуку похожий на взрыв.Вся площадь окутана густым дымом.»

Ниже свежие фото с места событий от очевидцев.

iyfDneaQ9sw[1]m0kNFVOawnA[1]

07.08.14. 13:01 Обзор боевой ситуации за последние часы от ополчения.

«Напряженность сохраняется. В районе пяти утра (мест.) артиллерия фашистов нанесла удары по районам Петровки и Широкому используя гаубицы и САУ «МСТА»; удары были нанесены также по Енакиево и Ясиноватой с использованием РСЗО. Есть активность авиации, в небе над Донецком до звена самолетов.
10:45 (МСК) в районе ж/д взрывы, артударам подвергается центр Донецка, в направлении Ясиноватой дым, страдают жилые кварталы Донецка. Артудары наносятся с аэропорта.
11:30 (МСК) В ходе обстрела есть разрушения в центре.
В сторону Донецка периодически вылетают самолеты для разведования целей сопротивления и возможного нанесения ракетно-бомбового удара.»

07.08.2014 Интервью с командиром Первого казачьего полка «Измаил» армии Новороссии.

Мы знаем названия городов Новороссии, которые воюют против киевской хунты, смотрим репортажи… Но никто не знает деталей этой войны. Какова её атмосфера? Как воюют ополченцы Донбасса.

Я — командир Первого казачьего полка «Измаил» армии Новороссии. Иерархия такова. Есть командир подразделения. Есть его замы, начальник штаба, начальник разведки, начальник диверсионных групп, особый отдел, командиры рот, взводов, командиры отделений.
Всё — как и в обычной армии. От многих ополчений наше отличается армейской спецификой постановки формирования. «Армейская специфика» — это строгая вертикаль власти. Единоначалие. Во многих подразделениях, которые сейчас формируются, нет такого. Они более стихийны.

Ополчений возникло много. В том-то и беда этих подразделений, что их много, а они должны объединиться в единый кулак, в единое централизованное подчинение.

На данный момент моё подразделение отвечает за такую границу: Изварино, дорога от Изварино до Краснодона, приграничная полоса, а также районы г. Краснодона. У нас как? Подразделение дислоцируется, допустим, и выдвигается на определённое направление, где существует опасность, то есть прорыв.

Протяжённость границ нашей ответственности сейчас 20 км до Краснодона и 60 км до Луганска. Это не только у моего отряда зона ответственности, но непосредственно мой мобильный отряд действует на данном направлении. Также он действует и в Луганске. Не так давно вёл бои за аэропорт Луганска и за окраины Луганска. Там прорывалась танковая группа, они окопались непосредственно около жилых домов, в огородах танки закопали. Приходилось их выковыривать оттуда. Ни артиллерия не может отработать, ничто. И бойцам приходилось с ручными противотанковыми средствами выковыривать их из огородов и отовсюду.

У меня в подразделении около 40 % — офицеры, прапорщики, а также участники, прошедшие «горячие точки», 30-40% — сержанты, старшины и рядовые, в том числе тоже прошедшие «горячие точки». И только 15% — необученного личного состава.

Мы назвали полк казачьим, но в основном у нас обычные добровольцы. Вообще, просто должен был пограничный батальон быть сформирован. Потому что ополченцы держат определённые участки, города и свой участок оставить не могут, а потому никто не отлавливал маневренные украинские группы. А они перешли именно на такую тактику — маневренных групп. И появилась насущная потребность — создание приграничного батальона, который будет работать на границе.

Начали создавать такой батальон. В процессе создания батальона многие полевые командиры увидели, что города захлебнутся без подвозов, и тоже отправили какие-то части своих подразделений, чтобы те обеспечили безопасность дорог. В результате появилась Краснодонская войсковая группировка из отдельных подразделений. Сейчас уже более-менее централизовалось это в Краснодоне. Существует объединённый штаб в Краснодоне, который руководит непосредственно защитой района.

Мобильность нам частично обеспечивают автомобили ГАЗ-66 («шишиги»), но это для перевозки крупных, больших подразделений, взводов. На данный момент получили мы «уазики»: 2 УАЗа нам передано было, 1 автобус «Газель» и «пазик». Ещё одна «Волга» есть. Конечно, не хватает техники. Якобы хотели дать квадроциклы. Но их нету. А это было бы неплохое средство. Дело в том, что мощные квадроциклы с грузовыми площадками сзади — это возможность поставить пулемёты Калашникова (ПК) станковые, и это очень большая агрессивная огневая мощь. Тачанки своеобразные получаются. Квадроциклы — это и хорошая проходимость по пересечённой местности. Это тот вариант, когда можно отлавливать передвижные мобильные группы противника.
Те тоже быстренько автоматизировались, моторизировались. Поставили миномёты на «уазики», «газели». То есть: они выскочили, 5-10 выстрелов миномёта сделали — и тут же исчезли.

База — это место постоянной дислокации. База сейчас, конечно, у нас, по сравнению со всеми отрядами, одна из лучших. Там ещё ранее было построено реальное бомбоубежище. Стоят свои котлы подогрева воды, свои пожарные бассейны, видеонаблюдение. Но бойцы спят на голом полу: картон постелили, тепло, но нет ни спальных мест, ни спальных мешков, ни ковриков, ничего. На полу спят ребята. Почему? Потому что коврики, спальные мешки — это всё финансирование, а его у меня нет.

Казалось бы, дома брошенные, частный сектор, можно там что-то взять. Но если я увижу, что мой боец с квартиры тянет стёганое одеяло — я его поставлю к стенке по закону военного времени за мародёрство. То есть разговор будет коротким. Если люди сами принесут — это другой вопрос. Но если я увижу, что боец тянет… Всё начинается со стёганого одеяла или какой-то табуретки. Это просто кажется, что ничего страшного. Но начал тащить — и пошло!

Провизия, еда — с этим сейчас швах. Батальон 2-ой день сидит без хлеба. Привозят — хлеб есть. Но вообще с питанием очень напряжённая ситуация. Если я ещё как-то готовился и предвидел, что когда отряд будет заходить на базу, то питание нужно, и у меня были консервы, тушёнка, то, сё. А у многих отрядов этого вообще нет. Вчера была подписана бумага Стрелковым: банка тушёнки на трёх человек. Он подписал это даже группе быстрого реагирования, а мужики там — минимум 54-62 размер. Что им банка тушёнки на троих?
Люди едят централизованно. Сейчас нам должны в частном порядке привезти полевые кухни. А то просто нашли большие обычные 4-ведёрные кастрюли. Если по-быстрому, то пару ящиков макарон распаковали, запарили, открыли тушёнку, кинули, вот поели.
Во время обеда ложку, чашку/кружку, фляжку дают. Если в рейде, то у каждого бойца есть штык-нож.. Тушёнка выдаётся в рейд, консервы открыли — кто со штык-ножа поел, кто как. Спать — на землю легли, поспали.

Но это пока лето. Сейчас мы задались вопросом с тёплой одеждой. Потому что наступит сентябрь, начнутся ветра, слякоть. Тогда наше подразделение быстрее, чем нас уничтожат «укропы», уничтожит пневмония. Если летом бойца надо одеть в тельняшку, нательное бельё, трусы, камуфляж и разгрузка, берцы, носки, то на зиму нужны и термобельё, и ватные штаны, и бушлаты…

В моём подразделении все одеты в одинаковую форму. Часть людей, наверное, 2 взвода — в форму российского образца, а все остальные сейчас одеты в форму «мультикам». Как бы считается натовская расцветка, но сейчас эта форма называется «Русский спецназ» — такая расцветка введена у российского спецназа.

На данный момент у нас не звания, а должности. Авторитет позывного, потому что нет званий. Пока — пока! — их нет.

У нас есть штатное полковое вооружение. Можно сказать, штатное вооружение мотопехотного полка. Но в связи с тем, что выполняем мы задачи, связанные не только с мотопехотой, нам обязательно нужно спецвооружение.

У нас есть снайпера, пулемётчики, гранатомётчики, бойцы на ПТУРСы, ЗУшники, то есть зенитчики — весь спектр военных специальностей. Нужно насыщение тяжёлым вооружением как можно быстрее. Потому что по сути каждое подразделение автономно. На данной войне нет единого фронта. И задача, которая ставится подразделению, сложна. Оно должно и с танками бороться, и с самолётами, и с пехотой — со всеми видами… Всему, что встретит, дать отпор.

Против танков у нас на данный момент РПГ-7, «Мухи». РПГ-7 у меня есть, но выстрелов не хватает. Допустим, на нас было выдвижение 8 танков, а выстрелов к РПГ — 18. Танки любые у укров есть, разве что 80-х не попадалось ещё ни разу. Все в активной броне идут. Надо сделать не менее 5 выстрелов по нему. Снайпера с ними работают. Это только на картинках: снайпер на чердаке засел, его красиво снимают, разыгрывают игру с ним. Здесь всё проще. 22-я «Муха» пальнула — чердака нет у дома, и снайпера нет вместе с чердаком. Потому что жизнь бойцов дороже, чем чердак.
Расход таких боекомплектов, как «Мухи», РПГ, очень большой. Потому что реально украинская армия не выходит на противостояние со стрелковым оружием. Если ещё снайпера там работают как-то, то в ближние бои они не выходят. Они переходят на применение тяжёлого вооружения.



Если раньше они были вооружены ещё АК-74, то есть 5,45-мм калибр, то сейчас у них откуда-то появился АК-47, то есть начинают в большей степени появляться. И они начали «стричь». А это же серьёзный 7,62-мм калибр. Уже пуля не уходит. Ты уже за тонкую кирпичную стенку, в полосу кирпича не спрячешься, как от «семьдесятчетвёрки»: лёг и пулишь сзади, а он там, бедный, поливает, ствол себе нагревает. Или ты за кустами простыми лёг, а эти пули свистят, в сторону отлетают. Нет, здесь срезает всё и вышибает всё. Всё совершенствуется.

У них тоже раньше САУ (самоходных артиллерийских установок) не было. Там были бронетранспортёры, БМП, БРДМ. Потом пришли танки, потом пошли САУ, сейчас у них пошли баллистические ракеты. С каждым днём всё это нарастает и нарастает.

«Укры» объявили повальную мобилизацию. Повальнейшую. У меня в деревне на Украине мужик знакомый, он уже спился 47 раз. Так этот бедный мужик уже ходить-то не может, к нему пришли, вытащили из хаты — и в армию.
Укры облавы проводят. Вот люди сидят в кафе. Окружается кафе, выводят всех молодых, собирают, увозят на призывные пункты — всё под автоматы. Кто-то не хочет воевать, но на кого-то из этих людей, которых выловили, поставили в строй, во время боя — есть такая вещь — находит эйфория, то есть страх: или я, или меня. Он, может, и не хочет стрелять, но он из-за страха за свою жизнь начнёт стрелять. А снаряд вылетел, он где-то разорвётся, чью-то жизнь унесёт, что-то разрушит.

Частично запустив мариупольский завод, восстанавливают танки. В Харькове на полную работают, КРАЗ навыпускал «черепашек», то есть бронированных «уазиков». Поэтому нам надо тяжёлое вооружение, снабжение. Не будет этого — очень-очень печально всё будет.
ПТУРСов у нас мало. Допустим, если пусковые даже есть — нет снарядов, ПТУРов нет. Есть «Грады», а выстрелов к ним нет. «Град» жрёт выстрелы со скоростью мясорубки.
Допустим, привезли, мы 2 залпа дали, всё, больше у нас нет выстрелов… А в данный момент подходит танковая колонна укров, располагается, стоит. Подтаскиваем 152-е гаубицы, а к ним всего 2 ящика — 4 снаряда. Отстрелялись, всё. Вроде бы появилось вооружение у нас нормальное, более-менее, которым мы можем противостоять, так другая беда началась.

Допустим, танковый бой. На окраинах Луганска на подходах к частному сектору укры от аэропорта зашли, окопались, танки закопали в землю — в огороде закопали, прямо под хатами. Эти 2 танка постоянно ведут огонь, расстреливают что-то, ведут прострелочные прямые. А ещё 2 танка по крайним улицам ходят. Когда начинаешь подбираться к закопанному, ты его не можешь разнести, потому что у него торчит одна башня. Его надо брать или миномётами 122-миллиметровыми или 150, что-то такое придумывать, то есть сверху ударить. Эрпгэшные выстрелы — по башне ударил, скользнул и всё. Как попасть ещё? Или выше где-то забраться, чтобы напрямик кумулятивно уже сверху. Только начинаешь подбираться, два этих уже выныривают, то есть прикрывают на ходу и начинают!
Пришлось объезжать весь жилой массив, заходить сзади. И когда только сожгли эти два, что на ходу, — просто подошли вплотную и расстреляли тех, которые были окопаны.
Снайпера их прикрывали. У них тактика такая. У них автоматчиков очень мало. Почти всё — снайпера.

А первое боевое крещение вообще вот каким было. Мы только приехали, поступила информация, что спрятался танк где-то между Изварино и Краснодоном и, что ни движется, он всё лупит, и Краснодон долбит, и никто найти его не может. Мы выдвинулись, на удивление быстро нашли его. Примерно район знали, и он решил в этот момент с посадки выехать. Мы смотрим — ствол лезет из посадки. Тут же мы — этот танк! Сдетонировал боезапас, он взорвался.

Конечно, были столкновения. Вот мы направили первый взвод на Лисичанск. Но дело в том, что там, где стоял отряд, постоянно ополченцы занимались. С утра вставали — зарядка и тактические занятия. Они кричали, верещали, возмущались. Как ни пытались орать, но целыми днями шло боевое слаживание, тактические занятия и всё остальное. В результате, когда заехали в Лисичанск, переночевали, на следующий день, поехали посмотреть, где проходят мосты. И просто резко выезжают на КАМАЗе, а перед ними идёт украинский батальон на марше. Батальон назывался «Волынь». Взвод окружил данный батальон и уничтожил подчистую. Там 120 человек. Но у нас — подготовка, слаженность.
Стрелковым оружием, «мухами» тогда сожгли 4 БТРа. Сообщили нам об этом — и мы тут же сажаем в КАМАЗ второй взвод. Он летит — и тут же, буквально с ходу (впереди «жучка» шла), — влупился в роту 25-й бригады днепропетровской. Тут же второй взвод развернулись, взяли в кольцо, открыли огонь, сожгли 2 БМП, 2 остановили, «Урал» с боеприпасами взорвался сразу.
Командир батальона укров запросил перемирие и чтобы его пропустили. Мы выдвинули требования, по телефону разговаривали долго с командиром 25-й бригады, и в результате этот командир всё-таки решил на прорыв идти. Было много ещё бойцов уничтожено. Оставили технику они. Остальные разбежались просто.

Да, у нас есть автоматы, есть патроны к автоматам, а больше реально ничего нет. Если есть 18 этих выстрелов — это тьфу. При любой военной операции, на любой базе, в любом отряде должно храниться минимум 2-3 боекомплекта. А их нет.

К нам сейчас едут сербы, французы, киргизы, македонцы, можно сформировать на базе нашего полка интербригаду. У нас нету «левых», «правых», православных, неправославных, монархистов, «белых», «красных». У нас об этом даже разговора нет. У нас все «наши», у нас понятие, что мы — наши, мы воюем за Новороссию. Вот наш девиз.

Записала Екатерина ГЛУШИК

07.08.2014 02:00 мск. Сводка от Штаба ополчения МО ДНР

«Вечером противник нанес артиллеристские удары по западным и южным окраинам Донецка. Есть разрушения.

В течение дня продолжались ожесточенные бои между Снежным и Дмитровкой. Огнем артиллерии были разбиты две колонны противника, выходившие из района Дьяково на соединение с прорывающейся к ней группировке противника. Тем не менее, частью сил противник вырвался в район Миусинска, куда так же вышла его ударная бронегруппа, из района Степановки. Наши подразделения продолжают бои в указанном районе. На остальных участках фронта противник особой активности не проявлял.

По имеющимся данным, противник продолжает подготовку штурма Донецка и Макеевки. Под город стягивается большое количество артиллерии и живой силы. Ополчение укрепляет позиции и ведет разведку».

07.08.14. Комментарий от Стрелкова Игоря Ивановича.

«Я не политик. Я воюю «на за», а «против». Думается, против чего я (и ополчение в целом) воюет, понятно? Если Вы «не против» того, что несет Вам и вашему окружению киевская хунта, то, понятное дело, вас рядом с нами никогда и не будет. «Тот, что хочет — ищет возможность, кто не хочет — причину».

06.08.14 23:58 мск. Сообщение ИТАР-ТАСС.

Украинские военные разбомбили православный храм в честь иконы Божьей матери «Умиление», расположенный в центре Луганска. Об этом сообщили представители ополчения Луганской народной республики.
«Артиллерия украинской армии нанесла удар по храму. Здание уничтожено не полностью, но его стены получили серьезные повреждения», — сообщили в ополчении. Там добавили, что в радиусе нескольких километров от храма никаких позиций ополченцев не было.

07.08.2014. Сводки с мест.

Утром, около 7:00 (МСК) укропами был обстрелян из артиллерии район Широкого (Донецк), по району было сделано не менее 20 выстрелов.

С Луганском связи нет, информация идет тоненьким ручейком, город держится. Линево регулярно подвергается артударам. Вода в городе есть, но с ней сохраняются сложности, в центре есть газоснабжение, разумеется вода. Хлеб по 6 грн.. Днем со стороны Кременной шел черный дым, в той стороне было две вспышки. Днем в небе над Донецком была авиация (сушки и разведчик), по Горловке отработал РСЗО «ураган».

Оператор МТС в Донецке и области испытывает серьезные проблемы, во многих местах он не работает. Лайф испытывает небольшие проблемы, более хорошо обстоят дела у Киевстара.

Колчаногого (Яроша) сегодня около 8 утра (мест.) эвакуировали из Мариуполя предположительно в Днепропетровск.

15:55 (МСК) В районе Старабешевской трассы со стороны Марьянки идет танковый бой.

21:40 (МСК) Начался артобстрел Донецка, обстрел высокой интенсивности ведется укропами с двух сторон одновременно.

Loading…


06.08.2014 Репортаж из Шахтерска Игоря Друзя, советника министра обороны ДНР по вопросам информации и политики.

Смерть в Шахтерске.

Вот уже более 10 дней с перерывами в Шахтерске идут бои. Благодаря «антитеррористической операции» укро-фашистов, город стал настоящим призраком. Немало мирных жителей убиты там незванными украинскими «освободителями», и огромное число их вынуждено было бежать от снарядов и пуль украинской армии, ревностно исполняющей преступные приказы Вальцмана и Коломойского на уничтожение населения неподконтрольного им Донбасса. В Шахтерске, который до войны насчитывал примерно 60 000 жителей, теперь можно на несколько кварталов не видеть ни одной живой души.
Обычно город становится «горячей точкой» постепенно. Сначала он становится прифронтовым, с него бегут «мажоры», там закрываются самые дорогие магазины и рестораны. Потом закрываются и госучреждения, остается одна военная комендатура, которая решает все на свете, закрываются и недорогие магазины, остается один базар. В Шахтерске уже и базара не осталось.

СМИ укро-фашистов, как всегда, обвинили в артиллерийском геноциде города… ополченцев, которые изо всех сил защищали его от неофашистов. Также эти же «правдивые» СМИ уже несколько раз объявили о «взятии» Шахтерска укро-войсками. Естественно, как всегда все оказалось совсем наоборот. За это время укро-фашисты получили полное воздаяние за свои преступления. Бойцами армии Новороссии в Шахтерске сожжено и повреждено около двухсот единиц бронетехники, погибли сотни террористов, присланных режимом Порошенко для войны против собственного народа.

Напрасно укро-террористы надеются, что их родным выплатят компенсации в случае их гибели. Чтобы не платить денег и не шокировать общество, украинские генералы списывают свои боевые потери на «дезертирство», «пропадание без вести», и т.д.

Вместо победы эти несчастные рабы «украинских» олигархов получают посмертный позор и безымянную могилу.

Особенно мне стыдно за часть работников МВД. Мы изо всех сил поддерживали милиционеров на майдане. Когда практически все СМИ поливали их грязью, мы — православные активисты поддерживали их морально, информационно, приносили им немало гуманитарной помощи. И что же? Половина киевского «Беркута», например, сейчас воюет на стороне режима Порошенко, который организовывал убийство их товарищей, который пришел к власти путем гос.переворота. Эти киевские «беркутята» опозорили само имя своего славного отряда. Их символом должна бы стать совсем другая птичка, та, которая символизирует проститута Ляшко и К.

Недаром эти «люди» еще в последнем предвоенном 2013 г. охраняли беззаконный киевский «гей-парад», состоявший практически из одних западных европейцев, и сажали в тюрьму православных активистов, которые пытались его разогнать.

Они защищали содомитов, и на них пошел огненный дождь в виде «коктейлей Молотова» в период евромайдана.
Правда, киевский «Беркут» стоял против госпереворота. Но потом, после победы мятежа евроинтеграторов, он стал служить победителям. Очевидно, в украинском МВД массово создался тип тупого служаки, готового выполнить любой приказ начальства, даже самый преступный.

Однако за такое Бог дает воздаяние уже на этом свете, не говоря уж о загробной жизни. И теперь они получили «огненный дождь» от бойцов Новороссии. И многие из таких служак нашли свою смерть в Шахтерске. Бесславную, позорную, тупую смерть.

Мне удалось сделать небольшой фоторепортаж разрушенного Шахтерска и горелой техники несчастных рабов киевской хунты, которую я здесь и представляю. Сначала горели дома жителей Шахтерска, потом горели те фашисты, которые их уничтожали.

shadow

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: