shadow

Они развивались зеркально и де-факто


shadow

Буквально на днях вся прогрессивная общественность украинской ориентации скромно и скупо «отметила» третий месяц со дня начала так называемой АТО – «антитеррористической операции». А что праздновать? Полный провал? До этого, слава Богу, не додумались. И хотя победных реляций с «полей сражений за Украину» было предостаточно, ума хватило победой ничего не называть. В гражданской войне, конечно, бывают победители. Либо те (власть, например), кто задавил недовольных и восставших. Либо недовольные и восставшие, которые с оружием в руках получили свое. Например, независимость.

До этого в Украине и на ее востоке, в Донбассе еще далеко. И откровенно маячит лишь поражение всего украинского государства, которое уже никогда не будет таким, каким вступало в войну.



Однако все как-то забыли, что первый месяц АТО самопровозглашенные Донецкая и Луганская Народные Республики (ДНР и ЛНР) встретили всенародными референдумами в областях в поддержку независимости. 11 мая 2014 года такие референдумы были проведены в Донецкой и Луганской областях. И с тех пор процессы превращения двух областей в государства стали обратимы лишь силой оружия. Был и остается еще один путь – переговоры, но он однозначно сначала был отвергнут Киевом, заявившим, что с «сепаратистами», «террористами» и «диверсантами» переговоры не ведет. А потом уже означенные «враги Украины» хотят вести переговоры с центральной властью лишь о прекращении огня и разводе. То есть об окончательном выходе из Украины. Все, что нужно ДНР и ЛНР, они, похоже, завоевывают и отстаивают с оружием в руках. Более-менее успешно.

Но эти два референдума стали единственным отличием от того, как происходил захват власти путем государственного переворота в Киеве вследствие так называемого «евромайдана». Если народ в Киеве был лишь орущей дебильные кричалки и по любому поводу поющей гимн Украины массовкой и пушечным мясом захвата власти, то лидеры ДНР и ЛНР спросили своих сограждан, как они хотят жить, на референдумах. Во всем остальном события в ДНР и ЛНР стали зеркальным отражением майдана в Киеве. Если хотите, ДНР и ЛНР – это порождение антимайдана и смыслово, и по сути. При повторении и сохранении формы.

Майдан в Киеве устанавливал и устанавливает этнократию так называемой титульной нации, граничащую с неонацизмом бандеровского толка, расизмом и ксенофобией. А в ДНР и ЛНР интернационализм стал основой построения общественной жизни. Достаточно вспомнить, что в них провозглашены два государственных языка – украинский и русский.

Майдан проходил под антиолигархическими и антикоррупционными лозунгами, а построение постпереворотной Украины идет по старым олигархическим схемам. Только коррупционные схемы стали еще более изощренными. А мздоимство – более крупным и циничным Достаточно вспомнить скандал с изготовлением лже-бронежилетов для армии, якобы воюющей за «единую Украину». И где разворовывали эти деньги! Во Львове, чьи жители и особенно политики считают себя «пассионариями национального возрождения». А, тем не менее, поставляли в зону АТО бронежилеты из бросового металла, которые от рогаток не защищали «украйинськых вийськовых», типа гибнущих за «нэньку». Вот и весь патриотизм. И ведь до сих пор никто за это преступление военного времени, между прочим, не наказан!

И сейчас в остальной Украине сохраняется и мимикрирует старая кланово-олигархическая система, а ЛНР и ДНР провозгласили построение социально-ориентированных государств. И если Украина тяжело и натужно затягивает пояс, выполняя антисоциальные условия кредитов МВФ, и скоро станет затягивать эти пояса еще больше по Соглашению об ассоциации с ЕС, то в ЛНД и ДНР сохранены старые тарифы на ЖКХ, не изменяется пенсионная система, введены (во всяком случае – задекларированы) доплаты медикам, учителям, студентам.

В Украине разворовывают средства, собираемые на нужды армии с нищающего населения, задерживают и разворовывают зарплату военным в зоне АТО. Стараются «сэкономить» на выплате семьям погибших, переводя жертв войны в разряд «без вести пропавших» или «бытовиков» (погибших в бытовых конфликтах). А в ДНР и ЛНР устанавливают единовременные выплаты и предоставляют их семьям погибших. Как мирных жителей, так и ополченцев, воюющих с воинами АТО. Мало выплачивают, сказывается нехватка денег, но ориентир задан совсем иной, чем в Украине. Зеркально иной.

Луганск и Донецк изначально предлагали Киеву федерализм как спасение территориальной целостности страны на основе полной и всесторонней децентрализации власти – от налогов до гуманитарки и духовной сферы. Киев заявил, что стоял, стоит и будет стоять на унитарности государства. И если переговоры на эту тему могли спасти страну от войны, так как могли продолжаться, что называется, вечно, то сейчас гражданская война окончательно хоронит ее единство. Украина уже потеряла Крым, а сейчас по этому же пути идут Луганская и Донецкая области. Сработала типичная российская черномырдинская схема: хотели как лучше, а получилось как всегда. Только в худшем украинском варианте – получилось хуже, чем было…

Украинские олигархи, понятное дело, хотят сохранить унитарную Украину, чтобы беспрепятственно пользоваться ею без оглядки на интересы регионов и иметь доступ к полному госбюджету, куда централизованно собираются все налоги со всей страны. И раз все находится в одном месте, то оттуда и грабонуть или передерибанить легче. Отсюда проистекает «олигархический патриотизм» и их показная центростремительность в направлении Киева. А ДНР и ЛНР работают де-факто уже как федерация. Они на федеративных и равноправных условиях создали Союз Народных Республик (СНР), обеспечив равные права и равное представительство двух самопровозглашенных республик в руководящих органах. В планах СНР – вернуться к идее создания Новороссии. Которая была провозглашена, но потом отложена из-за несвоевременности и неготовности вступать в нее других областей Украины – Одесской, Николаевской, Херсонской, Запорожской, Днепропетровской и Харьковской.

Разнятся Украина и самопровозглашенный СНР и во внешней политике. Киев однозначно выбрал ЕС и евроинтеграцию. Вплоть до полноценного членства в Евросоюзе, которое ему не светит никогда и о чем украинцам говорят открыто. А СНР уже задекларировал желание войти в Таможенный союз (ТС), а со временем и в Евразийский (ЕАС), поддерживая интеграцию на постсоветском пространстве.

И таких отличий можно найти великое множество. Сегодня СНР (Новороссия) живет уже больше двух месяцев. Он занят тем, что, как это делалось и на майдане, создает параллельные органы и институты государственной власти. В первую очередь и в условиях гражданской войны – армию (ополчение) и правоохранительные органы. На майдане ведь тоже создали «Самооборону» и «Правый сектор» – как альтернативу СБУ, милиции и «Беркуту», которые подверглись страшной и разнузданной травле и даже физическому уничтожению.

В ЛНР и ДНР уже созданы парламенты и правительства, есть прообразы будущих министерств, казначейства, структуры финансово-банковской системы, общественные организации и даже профсоюзы. Под госконтроль переходят нужные для обороны предприятия. Есть планы национализации собственности олигархов, которые не поддерживают новые гособразования.

Но самое главное, что произошло в СНР за прошедшие месяцы после референдума 11 мая, так это фактическое признание двух республик в мире. Несмотря на призывы к ООН признать их независимость, признала их официально лишь Южная Осетия, которая сама является частично признанным государством. Да еще 25 июня 2014 года Международный комитет Красного креста признал ДНР воюющей стороной. Но де-факто их признали многие. Хотя бы потому, что лидеры ДНР и ЛНР внесены в списки тех политиков, против которых применены санкции США и ЕС. Тех, кто не существует, не вносят в современные проскрипционные списки. А их сначала было 7 человек, теперь стало 11. Например, в «черном списке» США оказались самопровозглашенный мэр Славянска Вячеслав Пономарев, лидер ДНР Денис Пушилин, главнокомандующий ДНР Игорь Гиркин, более известный как Стрелок, самопровозглашенный губернатор Луганщины Валерий Болотов, самопровозглашенный глава совета правительства Донецка Андрей Пургин, действующий губернатор Севастополя Сергей Меняйло и так называемый президент Новороссии Валерий Кауров.

И ЕС ввел санкции в отношении премьер-министра самопровозглашенной ДНР Александра Бородая, вице-премьера ЛНР Василия Никитина и министра безопасности ДНР Александра Ходаковского. Также в список были включены глава совета министров ЛНР Марат Баширов, председатель верховного совета ЛНР Алексей Карякин, вице-премьер ДНР по социальной политике Александр Калюсский, министр внутренних дел ЛНР Юрий Ивакин, министр обороны ЛНР Игорь Плотницкий, пресс-секретарь ДНР Александр Хряков, казачий атаман Николай Козицын, а также командир батальона народного ополчения Луганска Алексей Мозговой.

Генпрокуратура Украины тоже завела дела о терроризме против 11 лидеров ДНР и ЛНР. Но признание непохожести (по-украински – «окремишности») донецких на всех остальных в Украине случилось еще раньше, когда вожди украинских «цветных» увидели в них угрозу себе и начали натравливать на Донбасс всех остальных украинцев. Отсюда и все эти разговоры про «депрессивный бандитский регион, который нужно обнести колючей проволокой или разбомбить атомным оружием» (Юлия Тимошенко). Отсюда и боязнь засилья донецких, которая страшно усилилась во времена президентства Виктора Януковича. Отсюда и эти разговоры расово правильных «диячив» про «генетический мусор», которым-де «заражены», разумеется, генетически неполноценные, с украинской, патриотической точки зрения, жители Донбасса.

Искусственное, но фактическое отторжение Донбасса в умах и душах остальных украинцев началось, когда «донецкими» стали пугать детей в Галичине и в Киеве. Когда появились кричалки типа «спасибо жителям Донбасса за президента-пи…аса» или «не ссы в подъезде, ты же не донецкий». Когда начали публично и через подконтрольные СМИ откровенно нагнетаться настроения неприятия Донбасса среди остальных украинцев.

И кто и кому это говорил! И о ком! О регионе, который не «майданил» и не попрошайничал с протянутой рукой по всему миру, а работал и создавал до 40% ВВП. А его обвиняли в неполноценности и нахлебничестве.

И сегодня, судя по всему, Донбасс уходит. И нет ни сил, ни даже усилий, чтобы его остановить. АТО – это выход, но черный. Причем не столько для Донбасса, а, скорее всего, для остальной Украины. Для нее это начало центробежных процессов спасения от тотального краха, быть похороненными под последствиями которого могут не захотеть многие другие украинские регионы. На это – надежда Новоросиии. И это – свидетельство краха украинского государства. За что боролись, как говорится, на то и напоролись.

Впрочем, в жизни всегда есть время, чтобы исправить положение. Со страшными потерями и ошибками, но исправить. Было бы желание и появился бы ум, чтобы делать это. И системно, и разумно. Но это, похоже, не к украинским политикам…

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: