shadow

После украинского кризиса начался новый этап международных отношений


shadow

После украинского кризиса начался новый этап международных отношений, считает председатель совета «Меркурий-клуба», руководитель Центра ситуационного анализа РАН, экс-премьер-министр РФ Евгений Примаков. По его словам, санкция Совета Федерации на возможный ввод войск на Украину была необходима только чтобы отстоять Крым, при этом силовой вариант в настоящее время заведет ситуацию на Украине в тупик, а объявление перемирия между Киевом и ДНР не значит разоружения одной из сторон и того, что мы не будем ей помогать «материально и морально». Об этом он рассказал в интервью «России-24».

Примаков рассказал, что изначально решение о возможном вводе войск на Украину целиком было связано с Крымом, произошло это за две недели до референдума.



«Некоторые считают, что с самого начала заготовка крымская была у нас в кармане, это неправильно. Не мы начали кризис. Во время кризиса действительно была поставлена цель, чтобы Крым возвратился в Россию. Были две предпосылки для этого – волеизъявления крымчан, что было известно и до референдума, и то, что новые киевские власти могли силой препятствовать волеизъявлению крымчан. В этих условиях президент Путин попросил разрешение на ввод войск. Отдельные армейские группы и так действовали на территории Крыма – для того, чтоб обезопасить избирательные участки и чтобы блокировать украинские армейские подразделения», – отметил Примаков, напомнив, что контингент ЧФ располагается там на законных основаниях.

Цель ввода войск на Юго-Восток Украины не ставилась. «Когда сейчас некоторые говорят, что мы снимаем фактор давления на киевские власти – неправильно. Решение не оказывало влияния на кого бы то ни было на той стороне конфликта – они знали, что мы не введем войска», – заявил Примаков.

Говоря о перемирии между Киевом и провозглашенными республиками, он подчеркнул, что речь не идет о том, чтобы разоружить одну из сторон конфликта, «естественно, что мы морально и материально помогали в это время, думаю, на этом не закончится наша помощь».

Однако силовой вариант не только заведет в тупик ситуацию на Украине, но и загубит «те тенденции некоторого отхода на Западе от той линии, которую проводят США».

«Когда кончилась холодная война, было ясно, что все европейские союзники были самым тесным образом связаны с США. Потом началось некоторое отделение, появился свой центр в Европе. Во всяком случае, самостоятельности стало больше. В начале кризиса (на Украине) удалось сблизить между собой многие страны в Европе, которые было трудно представить, что они будут в одну дуду дудеть с США. А теперь начался процесс некоторого отхода. Этим решением отозвать возможность ввода войск мы способствуем тому, что усиливаются те силы на Западе, которые хотят нормализовать отношения с Россией. Мы должны думать о себе. Потому что санкции — не такая простая… операция», — сказал Примаков.

Тем, как мы себя вели в украинском кризисе, мы начали новый этап международных отношений, считает академик. После окончания холодной войны шли два процесса. Первый — процесс объективного складывания многополярного мира. Второй – субъективный, когда распался варшавский договор, а США стали самыми сильными – и принялись навязывать однополярное мироустройство.

«Сейчас впервые Россия доказала, что она может и практически решить задачи, которые, как она считает, связаны с ее национальными интересами. Это уже привело к столкновению двух процессов», – сказал Примаков.

«В этом глобализируещемся мире уже не может идти речь об изоляционизме России ни с нашей стороны, ни с другой стороны. Это доказательство того, что нас невозможно придушить», – подчеркнул он.

На вопрос ведущей, как при этом защитить Восток Украины, он ответил: «Есть возможности, мы их используем».

При этом он подверг критике политику СМИ в ходе украинского кризиса, ведь «общий тон был такой, как будто мы готовим страну к войне».

«Когда мы поставили ракеты на Кубу, мы, вроде, если говорить абстрактно, были абсолютно правы, потому что в Турции были ракеты, нацеленные на нас. Но когда мы столкнулись с тем, что это может привести к ядерной катастрофе для всего человечества, мы не пошли дальше, мы отступили. Есть пределы, которые нельзя переступать. Но ситуация с Украиной – несравнимая с кубинским вариантом. Если бы мы ввели войска, чисто гипотетически, это было бы резкое ухудшение и для развития ситуации на Украине, и для наших отношений с Западом, которые нам нужно поддерживать. Главная сейчас задача – создавать все условия для технико-технологического роста у нас в стране. Если мы являемся слабым звеном в глобализируещемся мире, то с нами могут говорить свысока и диктовать что-то».

Также зашел разговор и о новой дестабилизации в Ираке. По мнению Примакова, происходщее нельзя объяснить лишь противостоянием суннитов и шиитов.

«В Сирии нельзя было огульно считать универсальной какую-то оппозицию, там была и радикальнейшая часть. Из этой части и перешли в Ирак, воспользовавшись тем, что было в Ираке после американского вторжения, а это была сумасброднейшая идея, без санкции СБ ООН, это признавала и Хилари Клинтон, когда работала в конгрессе. Это привело к хаосу – (Ирак) на грани потери территориальной целостности. Здесь в неделю гибнут столько, сколько за весь срок погибло на Украине. Каждый день – теракты, столкновения, этот хаос американцы привнесли, ликвидировав власть, которая это все сдерживала. И даже удобный баланс создавала в регионе. Саддамовский Ирак балансировал Иран, а Иран расценивался Штатами как главный противник. Вновь вводить войска (в Ирак) они (американцы) не могут, потому что это будет противоречить обещаниям Обамы и укреплению его партии перед выборами, наконец, это будет прямо противоречить общественному мнению во всем мире», – отметил Евгений Примаков.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: