shadow

Терроризм за ширмой миролюбия. Сводка от 18 июня о ходе боев на Юго-Востоке Украины


shadow

Ведущие российские СМИ продолжают рассказывать подробности о гибели под Луганском наших коллег тележурналистов ВГТРК Игоря Корнелюка и Антона Волошина. Опознавательные знаки ТВ на их касках не остановили прицельный миномётный огонь, который вели украинские силовики поздно вечером 17 июня возле посёлка Металлист. Как утверждают очевидцы трагедии, это был целенаправленный расстрел безоружных журналистов. Редакция «Свободной прессы» выражает соболезнования родным и близким погибших. А ещё мы очень надеемся, что все, кто стоит за этим и многими другими преступлениями на Юго-Востоке Украины, понесут заслуженное наказание.


 



 
Двое российских журналистов, как это ни горько, лишь пополнили список мирных людей, погибших во время карательной операции в Новороссии. И список этот продолжал пополняться и 18 июня, несмотря на якобы объявленное президентом Украины Порошенко перемирие. Ещё с вечера 17 июня массированным обстрелам подвергся Краматорск. В сети уже выложены видео с ужасающе будничными подробностями террора против мирного населения. Погибших на улицах даже не успевают вовремя убирать. «Градом» стреляли по частному сектору – Беленькой. Самое мерзкое, наших блокпостов там и близко нет. Целенаправленно бьют по мирным жителям. Погибло 10 гражданских», — написал «народный губернатор» Донецкой области Павел Губарев на своей странице в Facebook

По данным руководителя Следственного комитета РФ Владимира Маркина, «при обстрелах городов Славянск, Краматорск, Донецк, Мариуполь и иных населённых пунктов провозглашённых Донецкой и Луганской народных республик были убиты более 100 гражданских лиц, включая граждан России – журналистов Корнелюка, Волошина и правозащитника Миронова, гражданина Италии – фотокорреспондента Андреа Роккелли. Впрочем, точной информации о числе погибших, как мирных жителей, так и ополченцев, сегодня не знает никто.

Как нам сообщили в медиа-центре ополченцев, обстрелам со вчерашнего вечера подвергаются и окрестности Славянска.

Жительница этого города Ирина, которая находится сейчас в России, рассказала также, что украинские силовики наглухо блокируют Славянск, запрещая туда возвращаться тем горожанам, которые выехали раньше. Мало того, далеко не все машины с продовольствием и гуманитарной помощью пропускают на украинских блокпостах.

— Зависит от того, насколько в добром расположении духа конкретный «нацгвардеец». По своему желанию, может пустить или задержать машину с обычными продуктами, — рассказала Ирина.

Вот как пишет о несостоявшемся перемирии командующий ополченцами Донецкой народной республики Игорь Стрелков. «В районе 19 часов меня предупредили о неких договоренностях о временном прекращении огня, якобы достигнутых и касающихся вывоза убитых (более 120 человек) из Луганского аэропорта. Я скептически усмехнулся, заранее зная, во сколько (в 23 часа по местному времени) они будут традиционно нарушены украинской артиллерией с Карачуна и из района Карповки. Но я ошибся! Обстрел (весьма сильный, как минимум двумя батареями) Краматорска начался уже в полдесятого!

После этого в Краматорск залезли на 2 БТР 2 группы укрского спецназа и «Плохой солдат» поехал их отбивать. Насколько доложили — отбил успешно и «упокоил» как минимум троих. С нашей стороны (кроме пострадавших во время обстрела гражданских) потерь нет.

Соответственно, утро мы тоже традиционно начали с атаки блокопстов: БЗС и на повороте на Красный Лиман… Укры же на рассвете нанесли авиа-удар по Краматорску — отбомбились «Сушкой». Мимо. Такое вот «перемирие» у нас…»

Впрочем, и сам «инициатор» перемирия Порошенко сегодня «путался в показаниях». «Мы ведем решительные действия и успешные операции по восстановлению контроля над государственной границей. Сегодня мы делаем все для того, чтобы взять в кольцо Славянск, чтобы сужалось кольцо, и ликвидировались те боевики под руководством так называемого «Стрелка», которые оказывают сопротивление украинским военным», — сказал президент Украины журналистам. «Это война нового типа с использованием профессиональных, диверсионных групп, наемников, добровольцев, местного населения. И эти добровольцы и местное население имеют очень промытые мозги. С большой составляющей информационной войны», — цитирует Порошенко украинское информагентство УНИАН.

«Мы встретили войну с голыми, босыми и невооруженными солдатами», — сказал президент. Но сейчас, считает он, боеспособность украинской армии удалось восстановить. Видимо, такое «чудесное превращение» стало возможным благодаря тому, что в армию насильно сгоняют всех резервистов. При этом есть планы «поставить под ружьё» 60-летних мужчин. Уже не раз от пленных звучали признания, что украинских призывников используют как пушечное мясо, ставя во время атак позади них заградотряды «нацгвардии».

На фоне обещанного Порошенко «мира» только усиливается поток беженцев с территории Донбасса. Как сообщил областной департамент по предупреждению и ликвидации ЧС, за минувшие сутки в Ростовскую область въехали более 14 тысяч граждан Украины,

Между тем ещё в субботу 14 июня возникла опасность, что украинские силовики, захватившие город Счастье, смогут беспрепятственно с возвышенностей обстреливать Луганск, превратив его во второй Славянск. Поэтому ополченцы пытаются оттеснить их дальше от черты города.

Какова сейчас ситуация в Луганске  рассказал второй секретарь Луганского обкома Коммунистической партии Украины Александр Исаенко.

— Весь вчерашний вечер была слышна канонада. Сейчас – затишье. Ополченцам удалось удержать посёлок Металлист, находящийся на возвышении над Луганском. И это очень хорошо. Иначе украинским силовикам очень удобно было бы расстреливать город. Сейчас их сдерживают около города Счастье.

Делать это трудно. Соотношение тяжёлых вооружений у воюющих сторон просто не сопоставимое. На каждый танк или БТР у ополченцев приходится, соответственно, около 300 единиц боевой техники украинской армии. В численности пехоты также перевес за карателями. Только в аэропорту под Луганском заблокировано около 2000 тысяч украинских военных. Со стороны станицы Луганской, примерно в 20 километрах от города, также стоит значительная воинская группировка. Город продолжает находиться в частичной осаде.

— Какие настроения преобладают в городе?

— Это сложно объяснить тем, кто сам не почувствовал на себе, что такое артобстрелы и бомбардировки. Я мужчина, мне довелось принять участие в Приднестровском конфликте. Но это жуткие ощущения, когда рядом звучат взрывы и погибают люди. Многие в Луганске сейчас в панике пытаются выехать. Особенно те, у кого есть дети. Если у кого-то есть родные в Центральной Украине – едут туда. Но основной поток – в Россию. При этом железнодорожного транспорта явно не хватает, чтобы вывезти всех желающих. Билеты на поезда взять невозможно. Автобусов тоже не хватает. Притом, что ехать на них не безопасно, несмотря на все заявления, никто так и не создал реально действующего гуманитарного коридора для беженцев.

При этом, по моим личным наблюдениям, число ополченцев возрастает. Люди активней записываются в добровольцы. Многие предприятия в городе закрываются, женщины, дети живут в страхе, люди понимают, кого в этом винить. Это подталкивает мужчин идти в ополченцы. Не говоря уже о том, что кто-то хочет отомстить за погибших родных и близких людей.

 — С продуктами и медикаментами пока не возникает перебоев?

— Всё самое необходимое пока есть. Нередко во время обстрелов звучит сирена. Люди бегут в магазины, закупаются, чтобы хватило надолго. Правда, в последнее время многие стали спокойней реагировать. Мы уже больше недели слышим на окраинах города канонаду. Некоторые даже не ускоряют шаг на улицах во время стрельбы. Привыкаем.

Источник


Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *