shadow

Юго-Восток притянули к Украине


shadow

Несколько регионов страны игнорировали выборы. Что дальше?

Если верить данным украинского Центризбиркома, 25 мая Юго-Восток пришёл к избирательным урнам. Явка там была пониже, чем на Западе и в Центре страны, однако вполне себе представительная. Например, согласно официальным данным, в Одесской области, проголосовали 46 % избирателей, в Харьковской – почти 48%. В Запорожской – более 51%.

Больше всего «удивляет» процент явки в Луганской области, большую часть которой контролируют органы Луганской народной республики (ЛНР). Там каким-то образом ухитрились проголосовать 38,9 % имеющих право голоса.

Если доверять этим данным, то особых перспектив у государства Новороссия, о создании которого было объявлено 24 мая, нет. Ведь получается, что половина, а кое-где и большинство жителей юго-восточных регионов Украины, участвовали в выборах, а, значит, связывают своё будущее исключительно с «незалежной».

Так ли это?

— То, что привёл украинский ЦИК – полный бред, — возмущается секретарь Луганской областной организации ЦК КПУ, секретарь постоянной комиссии областного совета по вопросам образования, науки, культуры, молодежи и спорта Максим Чаленко. – Голосование во всём регионе с очень низкой явкой было организовано только в 2 округах из 12, где проживает всего лишь 14% населения ЛНР. Но и там было открыто лишь около половины всех избирательных участков. То есть, если бы проголосовали все до единого избирателя, явка могла бы составить не более 10% по всей области.

На самом же деле наиболее активно голосование шло в Белокуракинском районе. Здесь пришло к избирательным урнам около 23%. Надо учесть и в каких условиях шло голосование. Участки то закрывались, то открывались. Всё зависело от передвижения украинской оккупационной армии. Когда они входили в населённые пункты, участки для голосования – открывались, когда ополченцы отбивали их – закрывались.

В целом реально голосовали 3-4% населения нашей области.

К тому же надо иметь в виду, что значительная часть из голосовавших в ЛНР – украинские военные, стянутые на север области. Это, примерно, 6-10 тысяч человек.

— Может быть, было значительное число тех, кто хотел голосовать, сделали это в соседних регионах Украины?

— Если такие и есть, то их очень немного. Чтобы выехать из Луганска, необходимо преодолеть несколько блокпостов, как наших, так и оккупационных. Мало кто решится рисковать своей жизнью и жизнью близких, чтобы поучаствовать в сомнительных выборах.

— Есть ли у вас связь с регионами Юго-Востока Украины, находящимися под контролем киевской власти? Можно ли предположить, что и там велики фальсификации?

— Я имею представление о ситуации в Одессе и Харькове. В этих городах множество людей, настроенных против нынешней прозападной власти. Поэтому явка и там нарисована.

— Мы внедрили своих людей в избирательные комиссии по 9 районам на севере Луганщины, — рассказывает местный активист ЛНР Андрей. – По нашим данным, там, где на севере области шло голосование, пришли на участки 17% населения. А потом этот показатель накрутили в 2 с лишним раза. Интересно, что 4% процента проголосовали за Путина (эти бюллетени посчитали испорченными).

— Прошедшие выборы мало что фактически изменили. Большинство населения Юго-Востока по-прежнему не приемлет киевскую власть, – считает публицист, главный редактор журнала «Русский обозреватель» Егор Холмогоров. – Что касается явки на Юго-Востоке, то могу сказать, что на Украине фальсифицируют выборы гораздо более нагло и топорно, чем в России. Цифры явки откровенно нарисованы. Взяты из головы. Именно с этим связана задержка о результатах с избирательных участков. Сравнивали с Западной Украиной и думали, какие поставить цифры на Юго-Востоке. Прикидывали, кому и сколько голосов отдать.

Люди, которых я знаю в Харькове и Одессе, говорят, что на участках весь день было не многолюдно. Явку в 60%, как на Западе Украины, там всё же не решились нарисовать. По факту Юго-Восток не пришёл на выборы. Их реальные результаты показали, что эти регионы психологически уже не ощущают себя частью Украины и не связывают своё будущее с этой страной. То, что нарисовали по Донбассу – вообще издевательство над здравым смыслом. Активного саботажа в контролируемых Киевом регионах действительно не было, но главным образом потому, что олигархи уже успели на этой территории установить режим достаточно жёсткого полицейского подавления. В таких условиях очень трудно устраивать акции гражданского неповиновения. Поэтому все надежды сейчас либо на политическую работу, либо на то ядро, которое образовалось в Донбассе.

На Порошенко я бы не возлагал никаких надежд. От того, что его назовут президентом, тот режим, который мы называли хунтой, никуда не исчезнет. Турчинов по-прежнему – спикер Верховной Рады, Яценюк – премьер, Аваков и Наливайченко – силовые министры. То есть люди, залившие Украину кровью, остаются на своих постах.

Надо к тому же учитывать, что Украина теперь парламентская республика и роль президента в ней не очень значительна. Собственно, поэтому Тимошенко так легко смирилась со своим поражением.

По большому счёту, Порошенко – фасадный президент для Запада. Возможно, произойдёт какая-то активизация переговоров с Россией, но не более того.

Внутри Украины политика станет ещё более жёсткой. С Юго-Востоком считаться никто не станет.

 — Лидер ЛНР Валерий Болотов заявил о том, что Донецкая и Луганская республики остаются независимыми субъектами в составе провозглашённой 24 мая Новороссии. Значит ли это, что Новороссия будет строиться, как конфедерация?

— Насколько я понимаю, трудности в создании более тесного союзного государства связаны в основном с тем, что руководство Луганской республики не хотело бы оказаться в нём на вторых ролях. Поэтому они несколько затягивают процесс создания государства, дрейфуя к конфедерации. Это вполне нормальная политическая работа. Для республик сейчас главное – решение военных и экономических проблем. Необходимо убрать те войска, которые находятся на территории Новороссии, а также решить вопрос, за счёт чего платить зарплаты и пенсии, то есть, как создать собственную налоговую систему. Если эти два вопроса урегулировать, всё остальное будет решено в практическом порядке.

Несколько иную точку зрения высказал руководитель Центра политических исследований Института экономики РАН, заведующий кафедрой международных отношений Дипломатической академии МИД РФ Борис Шмелёв

— На мой взгляд, большая часть населения Юго-Востока, за исключением Донбасса, пока видит себя в составе единой Украины. Правда, при этом люди по-прежнему ждут, что их регионам предоставят больше прав для самоуправления. При этом среди населения не ослабевает тенденция самоидентификации себя в качестве русских. Это фактор, от которого новая киевская власть не должна отмахиваться.

— Порошенко уже заявил, что Украине не нужна федерализация. С этим Юго-Восток готов смириться, на ваш взгляд?

— Лозунг о федерализации уже утратил актуальность. Донбасс хочет большего – полной независимости от Киева. А в других регионах Юго-Востока вообще плохо понимают, что за этим кроется. Люди, скорее, настроены на децентрализацию Украины. Есть признаки того, что Киев может пойти им навстречу. Например, позволит выбирать своих губернаторов, проводить автономную политику в языковой и культурной сферах.

Что касается силового решения проблемы Донбасса, то вряд ли она будет иметь успех. Как бы там ни было, за Донецком и Луганском стоит Россия и масштабная силовая акция приведёт, как минимум, к тому, что из нашей стороны в этот регион прибудет множество добровольцев. То есть де-факто это будет означать столкновение с Россией, что может резко поменять ситуацию в остальной Украине.

Порошенко должен проявить чудеса политической ловкости, чтобы разрешить внутренние противоречия. Но сложность его положения в том, что политические элита Украины настроена националистически и зачастую – русофобски.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: