shadow

Социальная сеть министерств иностранных дел («Exploring Digital Diplomacy «, Израиль)


shadow

191724846[1]

Меня всегда интересовало, следят ли министерства иностранных дел друг за другом в «Твиттере», а если да, то считают ли они «Твиттер» важным источником информации. Ведь отслеживая твиттеровский канал Министерства иностранных дел Украины, иностранные государства могут собирать важную и оперативную информацию о событиях, определяющих будущее этой страны. Соответственно, отслеживая официальный канал Израиля в «Твиттере», иностранные государства смогут лучше понять позицию правительства этой страны по переговорам с палестинцами.

Чтобы понять, следят ли министерства иностранных дел друг за другом в «Твиттере», я сделал выборку из 70 стран и проанализировал, какие министерства следят за соответствующими ведомствами в других государствах. В результате у меня получилась социальная сеть министерств иностранных дел, охватывающая весь земной шар. Построив эту сеть, я сумел ответить на самый важный вопрос по поводу социальных сетей – кто самый популярный ребенок в классе? У какого министерства больше всего читающих последователей? Собранные мною данные также позволили мне ответить на два дополнительных вопроса – какие министерства активно следят за информацией других министерств, и что самое важное, какие министерства выполняют роль импортирующих соединительных магистралей движения информации внутри конкретной социальной сети.

Используя программу Visone, я составил карту этой новой социальной сети.

Самым интенсивным участком этой сети или ее основой являются наиболее популярные министерства, участвующие в ней, а также все те министерства, которые активно следят за своими иностранными коллегами в «Твиттере».

Чтобы дать характеристику этой сети, пришлось рассчитать три параметра: входящая степень, исходящая степень и соотношение «между».

Что касается популярности, или параметра входящая степень, то похоже, что США и Британия здесь лидируют, играя роль самого популярного мальчика в школе. В мидовской социальной сети у каждого из них есть 43 фолловера в лице  министерств. На третьем месте Польша, за ней идут Россия, Швеция, Израиль, Индия, Франция, Германия и Турция, занимающая десятое место.

Параметр исходящая степень, указывающий количество министерств, с которыми поддерживает контакт одно министерство, играет в этой сети исключительно важную роль, ибо чем выше у министерства показатель  по данному параметру, тем больше у него возможностей распространять по сети информацию. Наивысший показатель в этом плане у Исландии, за которой следуют Швеция, Израиль, Норвегия, Россия, Польша, Косово, Болгария, Бразилия и Перу.

Важно отметить, что Швеция, Израиль, Россия и Польша — это единственные страны, появляющиеся в обоих списках. Это говорит о том, что они очень популярны и имеют возможность  эффективно распространять по сети свою информацию.

Расчет такого параметра как соотношение «между» показал, какие министерства являются важными центрами передачи и приема информации, связывающими воедино те министерства, которые не следят друг за другом непосредственно. Первое место по этому показателю занимает Швеция, за которой идут Британия, Россия, США, Польша, Израиль, Норвегия, Бразилия Исландия и Эквадор.

К странам, получившим самые высокие баллы по всем трем параметрам и вошедшим в «звездную команду» цифровой дипломатии, относятся Швеция, Россия, Польша и Израиль.

Интересно отметить, что все страны Южной Америки как бы сбились в одну кучу на периферии этой сети, а Эквадор служит важным коммуникационным центром передачи и приема информации для этой группы.

Надо подчеркнуть, что есть и дополнительные выводы по проведенному анализу, требующие внимания. Во-первых, это довольно слабые позиции официального аккаунта в «Твиттере» президента Ирана. Иран занимает господствующее положение в международных новостях, но не в этой сети. Однако это может быть следствием того, что анализируемый канал принадлежит политическому деятелю, и не является официальным твиттеровским каналом министерства иностранных дел (правда, это требует дополнительного изучения, что я и собираюсь сделать).

Во-вторых, в отличие от Кении и Сомали, за Руандой и Эфиопией следят многие министерства, а поэтому данные страны находятся возле центра исследуемой сети. В-третьих, данная сеть показывает, что Украина находится в определенной изоляции, что весьма неожиданно, учитывая пристальное внимание к ней мировых СМИ в настоящее время. Но свои данные я собирал в начале января, то есть, до того, как напряженность на Украине достигла кульминационной отметки. В настоящее время у украинского МИДа в этой сети 27 фолловеров в лице других министерств, а поэтому оно вышло на десятое место по популярности, отодвинув Турцию на одиннадцатое место.

И наконец, как и страны Южной Америки, большинство арабских государств в данной сети рассредоточились по ее периферии. Такое сходство можно объяснить тем, что большая часть этих стран общается на своих языках (испанском и арабском), но не на английском.

Было бы исключительно интересно выяснить, знают ли министерства иностранных дел о том, какие заметные позиции они занимают в данной сети. Знает ли Министерство иностранных дел Эквадора, что является  центром передачи информации для стран Южной Америки? Знает ли Косово, что обладает возможностью эффективно распространять свои сообщения о внешней политике по всей сети? Понимает ли Польша, что ее министерство находится в самом центре МИДовской социальной сети? Если это так, то используют ли эти министерства данную информацию при проведении своей цифровой дипломатии?

Оригинал публикации: The Social Network of Foreign Ministries

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: