shadow

New York Times, США: «Мы уже ничего не можем сделать для спасения Украины» (перевод)


shadow
Президент Обама в пятницу размышляет о возможном ответе Вашингтона.

Президент Обама в пятницу размышляет о возможном ответе Вашингтона.

ВАШИНГТОН — Президент Обама предупредил Россию, что за военную интервенцию на Украину придётся «расплачиваться». Но у Соединенных Штатов не так много возможностей выставить эти счета, и новейшая история показывает, что когда на кону серьезные интересы, Россия готова выдержать удар.

Президент Путин ещё не сделал ни одного публичного заявления о русских войсках в украинском Крыму, а Обама и его команда уже обсуждали возможные ответные меры. Они упомянули отмену президентской поездки на летний саммит в Россию, отмену возможного торгового соглашения, исключение Москвы из G8 и переброску боевых кораблей в регион.

Это один в один набор действий, предложенный Бушу в 2008 году во время войны России с Грузией, другой несговорчивой экс-советской республикой. «Расплата» оказалась неэффективной и кратковременной. Россия остановила наступление, но спустя шесть лет так и не выполнила всех условий мирного договора. И какие бы неудобства это ни доставило русским на тот момент, сегодня это явно не мешает им снова припугнуть соседа.

«Вопрос вот в чём: достаточно ли этих мер, чтобы Россия не воспользовалась ситуацией в Крыму? Вопрос на миллион» — говорит бригадный генерал в отставке Кевин Райан. Генерал Райан был военным атташе при американском посольстве в Москве, а сейчас возглавляет группу бывших русских и американских чиновников в неофициальных переговорах.

Мистер Путин уже продемонстрировал, что никакой урон международной репутации не остановит его в деле, которое украинские власти называют вторжением в Крым, а Америка — военной интервенцией. Он только что провел олимпиаду в Сочи, и должен понимать, что практически выбрасывает на ветер семь лет работы и 50 миллиардов долларов, потраченные на улучшение имиджа России.

Отдавая приказ, Путин наверняка предвидел все обвинения и дипломатические протесты со стороны Америки и Европы, и посчитал исторические интересы России на Украине (которой Москва управляла до распада СССР и где до сих пор имеет крупную военную базу) более весомыми.

Обаме и его европейским союзникам будет трудно найти реальные способы повлиять на решение Путина. Обама уже неоднократно убедился, что предупреждения не мешают диктаторским режимам применять насилие — например, когда Сирия пересекла его «красную линию», применив в гражданской войне химическое оружие.

Давить на Россию ещё сложнее. Даже после распада СССР она слишком сильна, чтобы всерьёз обращать внимание на строгие лекции о морали или на показные демонстрации военной силы, и слишком богата ресурсами, чтобы заметить экономические санкции в кратковременной перспективе. У России есть вето в ООН, так что о международном сообществе она может не беспокоиться, а роль главного поставщика европейского газа даёт ей козырь против многих союзников США в Европе.

Обе партии требуют от Обамы остановить Путина. В пятницу дюжина сенаторов с обеих сторон отправила ему коллективное письмо, заявив, что «США должны воспользоваться доступными им методами», включая целевые санкции и конфискацию активов.

«Для лидеров США сейчас решающий момент» — заявил Марко Рубио, сенатор-республиканец из Флориды. «США и Европейский Союз должны принять действенные меры и продемонстрировать правительству России, что военные действия против Украины недопустимы и будут иметь для Москвы серьёзные последствия».

Никто из сенаторов, однако, не предложил ничего, что уже и так не обсуждалось бы в Ситуационной комнате. Кроме того, Обаме нужна поддержка России на критическом этапе переговоров по Сирии и иранской ядерной программе.

«Что мы можем сделать?» — спрашивает Фиона Хилл, эксперт Брукингского института, во время грузинского конфликта занимавшая в правительстве пост начальника разведки по России. «Мы будем говорить о санкциях. Мы будем говорить о красных линиях. Мы сами себя доведём до исступления. А потом мы пустим всё на самотёк и будем просто наблюдать за происходящим. Он знает, что никто из нас на самом деле не хочет войны».

Джеймз Ф. Джеффри был в августе 2008 советником президента Буша по национальной безопасности. Он первым сообщил президенту, что российские войска вошли в Грузию — в ответ на то, что Кремль назвал грузинской агрессией против промосковской сепаратистской республики Южная Осетия. Так получилось, что столкновение тоже произошло во время олимпиады; Буш и Путин в этот момент были на летних играх в Пекине.

Буш безуспешно пытался давить на Путина, а потом приказал отправить в регион американские военные корабли и предоставил грузинскому контингенту в Ираке транспорт для переброски на родину. Он отправил гуманитарную помощь военным самолётом, предполагая, что Россия не решится бомбить Тбилиси, рискуя попасть в американских солдат. Он приостановил работу по соглашению о гражданской ядерной энергетике, а блок НАТО прервал военное сотрудничество с Россией.

«Мы сделали много из того немногого, что можно было сделать» — вспоминает мистер Джеффри.

Администрация президента обсуждала более активное вмешательство, например, бомбардировку Рокского тоннеля, чтобы отрезать российские подкрепления, или поставку в Грузию ПВО «Стингер». Cекретарь Госдепартамента Кондолиза Райс была в ярости, а советник по национальной безопасности Стивен Дж. Хэдли предложил президенту опросить всю команду и выяснить, не рекомендует ли кто-нибудь ввести в Грузию американские войска.

Таких не нашлось, и Буш не решился пойти на дальнейшую эскалацию. Хотя Россия и не взяла Тбилиси, она обеспечила прочную независимость Южной Осетии и Абхазии, при этом оставив войска в тех районах, откуда должна была вывести их по соглашению о прекращении огня. Дипломатическая изоляция России продлилась год или около того. Обама вступил в должность и попытался улучшить отношения. Сотрудничество с НАТО возобновилось в 2009 году, а в 2010 США вернулись к соглашению о ядерной энергетике.

Мистер Джеффри, сегодня сотрудник Вашингтонского Института Ближневосточной Политики, считает что ответным ходом Обамы должно быть предложение НАТО развернуть войска на польско-украинской границе. «Мы уже ничего не можем сделать для спасения Украины» — заявил он. «Нам остаётся только спасать союз».

Другие эксперты, например, мистер Райан, предупреждают: демонстрация военной силы может только осложнить ситуацию, дав украинцам ложную надежду на помощь Запада и окончательно погубить их, заставив взять в общении с Россией провокационный тон.

Мисс Хилл, соавтор недавней книги «Мистер Путин», считает, что российский лидер может позволить себе просто ждать, медленно ставя Запад перед одним труднообратимым фактом за другим. «Время» — говорит она — «на его стороне».

 

Источник


Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. dot    

    Аналитики хреновы, вояки блин. Аналлизатор пусть включат

  2. Rota    

    Мы уже ничего не можем сделать))) а не надо уже ничего делать весь МИР видел и наблюдал за тем как вы и ваши сподвижники…. уничтожали весь МИР на планете ЗЕМЛЯ. ЮГОСЛАВИЯ,ИРАК,ЛИВИЯ,СИРИЯ,АФГАНИСТАН и многие другие государства, вы зло как болезнь а от болезни всегда есть лекарство и вы сами пришли к доктору, Да славяне воевали в прошлом были раздоры, но не когда не отдавали себя и свою землю на поругание ворогу, кто жил всю жизнь за счёт других в обмане,жаждой наживы и не справедливости. Мы сломаем вам хребет мы все исправим. Здесь вы найдёте свою смерть и успокоитесь.

  3. Karri    

    Judge Cornwall said he had been misquoted. Sarah Robinson, prosecuting, told Warwick Crown Court: ‘We suggest the reason she lost control was that she was points on your licence distracted by the call. Yesterday a former colleague of Paul Graham, who was with his father Colin, 56, who died in January last year, achieving seventh place. In 2008 Jamie Manderson of Swindon was jailed for 16 months for dangerous driving and aggravated points on your licence vehicle taking.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *