shadow

«Мужик, а мы чё к тебе приходили?» Бытовой конфликт — с использованием госаппарата.


shadow

malafej_600

Пять часов с травматическим пистолетом Сергей Малафей оборонял свой дом от спецназа областного УФСКН. А теперь третий год пытается привлечь работников правоохранительных органов к ответственности за незаконные действия.
Незванно-нежданно

В третьем часу ночи в окно дома фермера в поселке Взлетный Энгельсского района постучали: откройте, мол, вам телеграмма. Когда хозяин выглянул в окошко, заметил притаившегося у стены человека с пистолетом в руке. Фермер решил, что к нему пришли бандиты и бросился звонить «02».

В это время ночные гости взломали входную дверь. Сергей успел достать из сейфа травматический пистолет «Оса», и когда увидел незнакомца с оружием в дверном проеме, выстрелил. Первый патрон — шумовой, два следующих — с резиновыми пулями. Пришельцы отпора не ожидали и тут же выбежали на улицу. Звуки выстрелов хорошо слышны в аудиозаписи телефонного разговора с милицейской дежурной частью.

— Должен был подъехать сын, я за него беспокоился, вышел из дома, у меня оставался последний патрон «ракета», завернул за угол, а они стоят спиной ко мне, трое, мог выстрелить любому из них в затылок, я ведь думал, это бандиты, — вспоминает Малафей.

Однако стрелять в людей он не стал, выпустил свою «ракету» у них над головами: кто попадал на снег, кто полез под машину, а хозяин с победой вернулся в дом.

Полпятого утра по телефону дежурный по УВД объяснил ему, что к нему, оказывается, пришли не бандиты, а … работники управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, и у них ордер на обыск в доме.

— Наркотиков я в жизни не видел, и потом зачем вся эта комедия с телеграммой? — засомневался фермер. — Я пущу незваных гостей в дом, только вместе с прокурором и адвокатом и когда в понятные пригласят соседей.

Осаду Малафей держал до девятого часа утра, сдался, только когда ему сообщили, что приехал прокурор, но, как впоследствии выяснилось, обманули. К тому времени в поселке Взлетном, по словам Малафея, собралось уже около двух десятков сотрудников саратовского управления Госнаркоконтроля. На хозяина одели наручники, затем пристегнули к батарее. В доме все перевернули вверх дном. Привели служебную собаку, но она ничего не унюхала. А не найдя в жилье ничего запрещенного, задали Малафею прямой вопрос: «Мужик, а мы че к тебе приходили?».

Потом, со слов фермера, его доставили в управление ФСКН в Саратове на улице Рабочей, там завели в кабинет на пятом этаже и избили.

— Били руками и ногами от души и, не опасаясь, что останутся следы, у меня была накануне операция, я боялся, что швы разойдутся, — рассказывает Сергей Константинович.

Крики избиваемого фермера слышали зять и сын, которые сидели в коридоре.

И еще в тот же день Сергей Малафей узнал, что его самого обвиняют … в нападении на сотрудников Госнаркоконтроля, якобы тогда ночью они представились хозяину дома, предъявили ему свои удостоверения, долго уговаривали открыть дверь, а он вышел на крыльцо и начал в них стрелять.

Не виновный, не пострадавший
Теперь два года спустя Малафей, по-прежнему, уверен, что получил бы срок, если бы не начальник областного УФСКН генерал Александр Иванов.

— Меня надоумили записаться к нему на прием. Генерал меня выслушал и, видимо, решил, что больше пользы я принесу, глотая, как и раньше пыль в поле, чем в тюрьме, — говорит Малафей, — сразу нашлись записи моих звонков в дежурную часть, а раньше, когда я про них следователю рассказывал, он и слушать не хотел.

Следователь отдела СК по Энгельсу по факту нанесения телесных повреждений сотруднику СОБР, в которого попала резиновая пуля из «Осы», вынес отказной материал. Следствие пришло к выводу, что Малафей, применив травматическое оружие, защищал свой дом и не знал, что перед ним правоохранители, а, значит, состав преступления в его действиях отсутствует.
Однако привлекать к уголовной ответственности сотрудников ФСКН за избиение Сергея Малафея, тоже не стали. Родственники фермера, которые слышали его крики, по мнению следователя отдела СК по Октябрьскому району Саратова Алексея Якушева, являются заинтересованными лицами. Зато работников ФСКН и их сослуживцев, которые отрицают факт избиения фермера, следователь считает, незаинтересованными. Примечательно, что на следующий день после избиения Малафея освидетельствовали в больнице, и в выданной ему справке черным по белому написано, что имеются ушибы на лице и теле, назначено лечение. А следователь в своем решении ссылается на результаты судебно-медицинской экспертизы, на которую пострадавшего направили … месяц спустя после инцидента, а следовательно, никаких следов от побоев нет и в помине.

В возбуждении дела отказано
Не удалось Сергею Малафею добиться признания незаконным и проведенного у него обыска. Как выяснилось, постановление было выдано на основании рапорта капитана УФСКН Чингиза Мусаева, который ссылался на оперативно-агентурные мероприятия по уголовному делу в отношении некой гражданки, которое было возбуждено еще полгода назад. Никакой конкретики не приводится, извольте верить на слово — женщина якобы покупала наркотики у неизвестного человека, проживающего по адресу, совпадающему с адресом фермера.

В рапорте со ссылкой на данные Саратовского адресного бюро и информационную базу данных УФСКН говорится, что по этому адресу зарегистрирован Малафей С.К.

— Но это вранье, дом оформлен на жену, а прописка у меня — по адресу нашей квартиры в Энгельсе, во Взлетном я никогда зарегистрирован не был, — возмущается Малафей.

Получается, сотрудников наркоконтроля послали не к неизвестному человеку, а шли именно к Сергею, да только не знали, что прописан он в другом месте. На этом и прокололись.

И еще одно уточнение: если бы разрабатывали фермера по настоящему, как наркоторговца, должны были заранее выяснить, что у него есть зарегистрированное оружие — помимо «Осы» еще и охотничье ружье. А следовательно, и вели бы себя несколько иначе. Для самого Сергея уже нет никакой загадки, зачем его в ту осеннюю ночь навестили сотрудники УФСКН.

— Все выяснилось тогда же утром, когда в доме проходил обыск, — рассказывает Малафей. — Не найдя ничего запрещенного, оперативники, стали звонить тем, кто их ко мне послал, и вскоре сообщили причину своего «визита». Мол, недавно его предупреждали, чтобы повлиял на своего сына, а он не послушался. Действительно, два дня назад приходил отец девушки, с которой встречался сын, настаивал, чтобы она сделал аборт, мол, ей учиться еще надо. Но я сказал ему, пусть они сами решают. У меня, конечно, волосы дыбом встали: выходит, у этого мужика в наркоконтроле знакомые какие-то, и обыск с этим связан.

Потом, когда фермера привезли в здание УФСКН, он видел там этого своего несостоявшегося родственника по имени Эдуард. А позже «родственник», дал показания следователю, что сидел рядом с кабинетом, куда заводили фермера и где его били, и якобы не слышал криков, и следов побоев на лице не видел.

Других объяснений ночного налета на его дом у Сергея нет. Но эта версия ни следствие, ни прокуратуру, ни суд не заинтересовала. И.о. начальника управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью областной прокуратуры Александр Бурлаченко, отвечая на запрос уполномоченного по защите прав предпринимателей в регионе Максима Фатеева, сообщил, что решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении работников УФСКН «надзирающим прокурором признано законным и обоснованным».

Почему Сергей Малафей продолжает бороться за свои права, понятно. Как и всякий нормальный человек, он считает, что не должны правоохранители, которые обязаны нас защищать, врываться ночью в дом к честному человеку, избивать, воровать принадлежащие ему вещи (во время обыска из дома фермера и из машины его зятя исчезли фотоаппарат, видеокамера, инструменты).

Непонятно, почему так отреагировали на жалобы фермера областная прокуратура и областное управление СК. Но наверняка больше всего в этой истории повезло молодым бойцам СОБРа, которых неизвестные кукловоды направили в дом фермера. Повезло, потому что фермер стал стрелять из травматического пистолета, а не из охотничьего ружья, которое у него тоже было. Тогда бы вышла как более трагичная история.

Комментарий

Олег Володичев, адвокат:

— Большая беда, что суды и прокуратура даже при явной очевидности неправомерных действий работников правоохранительных органов закрывают на это глаза. Вроде, все живы остались, слава богу, дело спускается на тормозах. Малафей по характеру — борец за справедливость. Ведь в эту ночь сотрудники наркоконтроля вламывались и к его соседям, но они, будучи людьми сельскими и не столь смелыми, жаловаться не стали.

Источник


Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Alex    

    Твари. Все имена и фамилии записывайте, узнавайте кто и где. Время придёт, все ответят.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *