shadow

Один день с Александром Сергеевичем


shadow

tumblr_lvw0ltJMN71qc9pwoo1_1280(1)

 

Почему-то вспомнился мне давний случай, который произошёл у нас в Рязани, и который описал мой старый друг Разомир (Валерий Розанов)… может быть вспомнил я этот случай потому, что уходят из Жизни те, Старые Русские актёры и деятели культуры, для которых словосочетание — «Русская Культура» было не пустым Звуком… и они не продали Свою Душу за деньги от Жидкостной рекламы и не менее Жидкостных сериалов… 

546253

Это были — Люди Русского Духа… ушедшие из Жизно по тихому… не прося у Новой Власти подачек и привелегий…

Один день с Александром Сергеевичем.

…не могу понять, ребята, зачем вам это все надо, потратили на меня деньги — на проезд, на гостиницу… зачем?

…Студёная зима конца 90-х, хлесткий ветер, словно с раскрошенным стеклом, стегает щеки. Стою на перроне вокзала Рязань-2, жду поезд из Собчаковского Петербурга.

13 часов 40 минут.

Весь обросший инеем, гоня впереди себя клубы ледяного воздуха, поезд медленно въехал на вокзал.
Вот 9 вагон, среди выходящих пассажиров ищу глазами Его. Надо вовремя оказаться рядом, помочь сойти на низкий перрон, последнее время у Него болят ноги, трудно ходить, особенно по ступеням.
Не узнать, его конечно было, невозможно:
-Александр Сергеевич, здравствуйте! Давайте помогу.
Я перехватил две тяжеленные металлические коробки, с бобинами фильмов и помог спуститься.
Большие очки с темными стеклами в роговой оправе, старенькая серая кроличья шапка-ушанка, простенькое драповое пальто, бережно и аккуратно носимое, наверное, еще с 70-х годов. Он словно продолжал жить в той эпохе.

Александр Демьяненко.

Сердце сжалось от боли. Мне уже знакома эта боль. Я впервые почувствовал подобное, когда летом того же года увидел на ступеньках собеса, беззвучно плачущего старика с орденскими планками на груди. Он сидел в плохоньком, заношенном, но чистом и старательно выглаженном, приличном костюме. Я в один миг, словно ощутил всю его горечь и боль. Боль, прошедшего войну, потом десятилетия добросовестно работавшего, искренне верившего, что всё не зря, что его дети будут жить лучше него…
Хитрая сволочь — старость.

Хоть она и сделала Стариков слабыми физически, но ни чуть не сломила их твердую ось внутреннего Духа. Однако это пытаются сделать Чубайс, Гайдар и иже с ним, придумавшие загнать в жару стариков в километровые очереди, для непонятного переоформления пенсий, в ограниченные несколькими днями сроки. Очереди, в которых умирали выжившие в войне, умирали от духоты и давки, а более от беззащитности перед наглостью и унижением, от того что все их заслуги и труд, которыми они гордились, стали не нужны их стране. К власти пришли умные мира сего – чьи морды в сале и чьё право свято…привыкшие питаться чужими душами, даже не давясь кровавым куском…
-Поедемте пообедаем, Александр Сергеевич, наверное проголодались с дороги.

…Мы, познакомились с этим великим актёром, год назад, в Старой Руссе, в местном Доме Культуры. У Александра Демьяненко там, в 12 часов, была творческая встреча со зрителями, а у меня, в 16-00 лекции о целительстве и психологии оздоровления, с которыми я в то время гастролировал.

Для настоящих артистов, это были тяжелые времена, они не то что бы, в один миг стали, невостребованными, они были просто заброшены. В основном, именно в силу того что ОНИ были настоящие, Они не хотели и не могли играть в смрадных постановках и новомодных сериалах и лживой рекламе. Тьма боится Света, но к ночи Тьма набирает Силу, и потому она давила их нищетой на излёте жизни…

С администратором Олегом Львовским, мы в те годы изъездили почти всю страну. Олег ездил впереди меня, предварительно договариваясь, об аренде залов, под мои лекции, анонсируя, делая рекламу. Чтобы хоть как-то помочь нашим брошенным страной артистам, мы старались параллельно договариваться и об их выступлениях.

…Обедали мы с Александром Сергеевичем, в ресторане гостиницы «Москва». На обед нас пригласил Аркадий Николаевич Дадаев, когда узнал о приезде своего любимого артиста, решил неприменно с ним встретиться. (Аркадий Николаевич в своей области тоже легендарная личность — один из основателей автомобильного спорта в СССР и России). Обед Аркадий Николаевич организовал, совершенно не с целью удовлетворить свои личные амбиции и любопытство в компании с легендой. В первую очередь это было проявлением желания хорошо и вкусно накормить и окружить заботой дорогого сердцу человека. Практически ровесники, люди одного поколения, тактичные и чувствительные, они не нуждались в многословных беседах. Почти весь обед прошел в теплой тишине, ведь близким по духу, достаточно просто быть вместе, чтобы говорить без слов.

Я скоро их оставил, попытавшись снять номер в гостинице. Хоть какой-то более или менее приличный номер, чтобы Александр Сергеевич смог отдохнуть несколько часов перед концертом. Надо сказать, что в те времена, найти нормальный номер было проблемой. Конечно, в стране уже появились номера «Люкс», но от обычных номеров с продавленной кроватью и прожженным сигаретами столом, они отличались только наличием радио или холодильника. Справедливости ради, не могу не сказать, что объехав почти всю страну, в те годы только в Великом Новгороде, я встретил номер отдаленно похожий на «Люкс».

…здесь же номеров не было. Ни каких. Пришлось объяснять девушке-администратору, весь трагизм положения, и что это номер нужен для самого Демьяненко!… Молодая девушка из поколения «пепси», с прожженными химией волосами и головой, ни как не могла понять кто это. Пока я не назвал волшебные слова: Шурик из «Кавказкой пленницы». Только тогда редкие шестеренки мыслей повернулись в её чудной головке, и за две цены она согласилась снять бронь с одного номера, но только до вечера.
До вечера. Так до вечера, нам больше и не надо!

Концерт.

Начало. 18 часов. Дворце Молодежи.
Директор Дворца, Николай Викторович Плетнёв, тоже из настоящих людей, предоставил зал без всяких условий.
-Мне главное, чтоб не умерла культура и искусство. Получится заплатить за аренду — хорошо. Не получится– да и ладно.
А как совсем не заплатить? Я так не могу. Сцена, может быть еды и не просит, но сцена-то— это и люди. Это осветители, звукооператоры, рабочие сцены, гардеробщики, да и много еще кто, без кого сцены просто не существует. Коллектив у Плетнёва прекрасный, они даром, если надо, готовы работать, но не постоянно же… Люди и так без зарплаты который месяц работают, а иной раз и из дома несут, чтоб не погас «очаг» культуры. Такие вот были времена…

Вход на концерт Александра Демьяненко сделали бесплатным. Не из-за того конечно, что людей не собрать, а чтобы уменьшить затраты на рекламу. На любые платные мероприятия, надо довольно ощутимо на это тратиться. И это не зависит от уровня звезды, просто для того чтобы узнали, что звезда приехала, надо об этом сказать.
Николай Викторович, договорился, что придут человек 700 курсантов из военного училища. Но, по стечению обстоятельств, в этот день курсантам выход в город запретили. (Толи учения какие, толи начальство с проверкой приехало).

До начала 15 минут.
Александр Сергеевич в гримёрке, готовится к концерту.
В зале всего человек 100, позор мне, как организатору! Я прекрасно представляю, что чувствует артист, выходя в полупустой зал.
Что делать?
Думай, голова, думай.
Бегу к осветителю.
-Серёга, сделаем так: как только я объявлю выход Александра Сергеевича, сразу полностью гаси свет в зале и направляй софиты на сцену! — Есть такой эффект – когда в зале темно, а софиты светят на сцену, тому кто на сцене, не видно зала. Ну а что еще было придумать?

С замиранием сердца иду объявлять великого Артиста.
Александр Сергеевич готов, собран, словно помолодел и стал выше. Стоит за кулисами. По старой актерской привычке, всё порывается поглядеть из-за занавеса в зал. Ребята, рабочие сцены, не дают. Я попросил заболтать его, отвлечь, чтобы не заглянул, не увидел что в зале мало зрителей.
Концерт прошел на одном дыхании, зал был словно заворожен очарованьем Артиста, так самозабвенно рассказывающего о своём творчестве.
После концерта для интервью к Александру Сергеевичу, подошли местные журналисты. Сразу стало стыдно за уровень местных «акул пера». Пустые, глупые вопросы типа: А как вы тут? А откуда приехали и куда собираетесь? Разве что «Который час?» не спрасили.

— Александр Сергеевич, а в каких фильмах вы снимались? – спросила кудрявая девочка инфантильного вида с микрофоном в руках.
-Ребята, милые! Я понимаю, что по молодости своей, вы может и не видели ни одного фильма с моим участием. Но относитесь к свой работе профессионально, прежде чем идти на интервью, вы могли бы ознакомиться с моей фильмографией, подготовить интересные вопросы. Ну что ж вы так? — Александр Сергеевич, с теплым, отцовским укором, посмотрел на притихших журналистов. Подошли зрители, которые хотели с ним сфотографироваться … Он очень терпеливо пазировал…
…У меня нет фотографий с Александром Демьяненко. Что-то, внутри меня противилось этому, наверное, я хотел чаще просто видеть этого удивительного человека живьём. А фото на память, вроде как к расставанию.

Хлебосольный директор дворца Молодежи, Николай Плетнёв, уже собрал импровизированный фуршет, в честь Александра Сергеевича. Пришли почти все свободные работники Дворца, каждый хотел хоть немного побыть рядом, с этим дарящим свет Человеком. Ни о делах, ни о творческих планах никто не говорил, все они и так прекрасно знали – старая культура уничтожена, а новая еще не взошла. Говорили просто о жизни, затянувшихся морозах, а Александра Сергеевича о любимой кошке …
…Поезд в Петербург в 2:30 ночи. До поезда решили перекантоваться у Жени Жерихова — Президента Рязанской Федерации рукопашного боя. Он жил почти у самого вокзала. И пусть его маленькая однокомнатная квартира с трудом вмещала жену с сынишкой, теплота приема гостей раздвигала границы стен. За разговором, и поздним ужином, переходящим в ночь, время прошло незаметно.

Вокзал. Поезд. Провожаем.
-До свидания, Александр Сергеевич! Спасибо за всё. Доброго Вам пути! Здоровья!
-Вам спасибо. Но, я не могу понять, ребята, зачем вам это всё надо, потратили на меня деньги — на проезд, на гостиницу… зачем?
Что мы могли ответить? То что нам было проще, просто отправить ему деньги переводом? Но воспитание, врожденное благородство и чувство достоинства, никогда не позволили бы ему принять их. И дело даже не в деньгах. Настоящий актер не может без сцены, без гастролей, без востребованности. Почему этого не понимают те, кто должен быть на нашем месте? Какие фильмы они смотрели в детстве?
Скорее всего Чужие…
-Александр Сергеевич, мы выросли на Ваших фильмах, на Ваших ролях. Вы, нас сделали такими, мы только возвращаем часть того, что Вы дали нам. Спасибо, еще раз!
Через несколько месяцев, Александра Сергеевича Демьяненко не стало…

Сердце.
— У каждого человека своя путеводная звезда. Одним (тем, кто странствует), они указывают путь. Для других это просто маленький огонёк надежды. Для учёных они, как задача, которую надо решить… Но для всех этих людей звезды немые. А у тебя будут совсем особенные звезды…
— Как так?
— Ты посмотришь ночью на небо, а ведь там будет такая звезда, где я живу, где я смеюсь, — и ты услышишь, что все звёзды смеются. У тебя будут звёзды, которые умеют смеяться!
И он сам засмеялся.
— И когда ты утешишься (в конце концов мы всегда утешаемся), ты будешь рад, что знал меня когда-то. Ты всегда будешь мне другом. Тебе захочется посмеяться со мною. Иной раз ты вот так распахнешь окно, и тебе будет приятно… И твои друзья станут удивляться, что ты смеёшься, глядя на небо. А ты им скажешь: «Да, да, я всегда смеюсь, глядя на звёзды!» И они подумают, что ты сошел с ума. Вот какую злую шутку я с тобой сыграю…

И он опять засмеялся…

Ленинград- Рязань. 1999-2010 гг.
Валерий Розанов (Разорёнов) Разомиръ

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

Добавить комментарий

Войти без регистрации: