shadow

О Сталинском крепостном праве


shadow

d33eee4a3158907e3d6946d0c5b

Тут и там периодически всплывают рассказы о «колхозном рабстве беспаспортных крестьян» при Сталине. Как это водится у широкой публики, знаний мало, понимания ещё меньше, но вой стоит — мама не горюй. А что же там было-то при Сталине? 

Предыстория вопроса.

Придя к власти, большевики паспорта отменили. Полная свобода: живи кто хочешь и где хочешь. Правда, города при этом быстро наполнились преступным, неработающим и просто асоциальным элементом. Управлять городским хозяйством, когда в городе неизвестно, сколько народу живёт, тоже несколько затруднительно. Преступность была — ого. Поэтому было принято решение разобраться и навести порядок. Но сначала необходимо сделать отступление. Итак…

Общее замечание: завывания о том, что переток сельского населения в города есть следствие созданного большевиками «колхозного ада» — они не от большого ума. В связке «деревня-город» миграционное сальдо всегда в пользу города. Со времён как бы не Древнего Рима ещё. При любых строях и режимах. Меняется положение только при чрезвычайных обстоятельствах: голод, эпидемия, война. Вот в средневековой Европе население, спасаясь от чумы, бежало из городов. Или в России во время Гражданской войны имел место отток городского населения в деревню по причине голодухи. В Германии во время Второй мировой горожане переезжали в сельскую местность, спасаясь от бомбёжек. А в нормальных условиях сальдо, повторяю, всегда в пользу города.

Историческая справка: по состоянию на конец 20-х годов СССР являлся аграрной страной, в которой большинство населения (более 80%) составляли крестьяне. Руководством был взят курс на коллективизацию и индустриализацию. Одно неотделимо от другого.

Коллективизация.

Село представляло собой океан мелких хозяйств. Крайне неэффективных. Хозяйствование велось на уровне времён Ивана Грозного: вспашка сохой, ручной сев, жатва вручную (косой, а то вообще серпом), хранение урожая в амбаре, транспортировка телегой. Товарность была исключительно низкой, ниже, чем в 1917 году, на четвёртом году изнуряющей войны, прикончившей Империю. Большая часть продукции, произведённой на селе, там же и потреблялась. Коллективизация позволяла повысить эффективность сельского хозяйства и увеличить товарность производства. А заодно — разгрузить деревню от огромного количества народу.

Индустриализация.

Городское население в силу своей малочисленности физически было неспособно удовлетворить потребности создаваемой промышленности в рабочих руках. Отмечу: это было понятно изначально. Никакой альтернативе крестьянам, как источнику рабочих рук, не было. Казалось бы, злодеям-большевикам, желающим закрепостить крестьян и проводить переток рабочей силы из одного сектора народного хозяйства в другой под бдительным присмотром, имело смысл сначала ввести паспортную систему, привязать крестьян к земле, а уж потом строго под контролем устраивать миграцию. По оргнабору (о нём будет речь дальше). В реальности же было совсем не так: коллективизация и индустриализация начались безо всяких паспортных систем. В первую пятилетку никаких паспортов не было.

Органбор.

Он же вербовка. Часто можно услышать, что, дескать, это был практически единственный способ для беспаспортного крестьянина покинуть село. Враньё. В действительности же дела обстояли так: для гигантов индустрии типа Кузнецкого или Норильского комбинатов набрать необходимое количество рабочих рук самостоятельно было невозможно — местности кругом малолюдные. Только набирать по всей стране. Поэтому на помощь предприятиям пришёл Наркомат труда. Он помогал с оргнабором. Но вот какое дело: оргнабор — удовольствие не из дешёвых. Затраты на организацию и проведение ложились на само предприятие. У гигантов индустрии выбора не было — самостоятельно (своим ходом) людей не наберёшь, но вот многие предприятия, которые находились не в таком пиковом положении, стали самостоятельно отказываться от оргнабора и набирать работников исключительно «самотёком». Подчеркну: набор «самотёком» был изначально. Он не был запрещён ни в начале, ни даже в 1940 году, когда запретили самовольный уход и переход. Брать же новых сотрудников сами не запрещалось никогда. Например, вчерашний выпускник школы сам выбирал: куда ему пойти, а заводу, соответственно, который был им выбран, никто не запрещал самостоятельно взять нового работника. Важный момент: предприятие само решало — как ему набирать людей. Ещё более важный момент: начиная со второй пятилетки, как раз когда стала действовать паспортная система, активность оргнабора снизилась. Всё больше людей (в массе своей — те самые беспаспортные крестьяне) стало устраиваться на работу «своим ходом»: пришёл на завод/фабрику, поступил на работу. Завыватели про это не знают, а данный факт, стоит заметить, ну совершенно не вписывается в концепцию «привязали крестьян к земле, вся движуха строго организованно, под контролем властей».

Итак, каковы были итоги первой пятилетки? Миллионы крестьян ушли в промышленность. Требовались ещё миллионы. Индустриализация продолжалась. При этом наблюдались и сугубо негативные явления: города прямо-таки кишели преступниками и просто сомнительными личностями. Помимо того, что расцвёл криминал, так ещё в полный рост встали проблемы управления городским хозяйством.

Для постоянного проживания (а не просто пребывания) в городе стало обязательным иметь паспорт. Ещё раз: паспорт — не привилегия, но обязанность горожанина. Основания для получения паспорта: иметь работу, жильё, учиться в городе. Ну, ещё иждивенцы были. Проведённая паспортизация резко оздоровила города: неработающие элементы, преступники и прочая шушера (профессиональные нищие, лица без определённых занятий, цыгане и т.п.) или покинули города сами, или были выдворены. В деревне паспортизация-то не нужна: все и так на виду, все про всех всё знают. Чай, не город.

А что же крестьяне, паспортами не «осчастливленные»? Говорят, они были прикованы к селу отсутствием паспортов. Это враньё.

Во-первых, стоит понимать, что «нет паспорта» ≠ «нет документов». Документы-то как раз были. Удостоверения личности, книжки колхозника, справки, метрики — документов хватало.

Во-вторых, стоит знать, что крестьяне с документами постоянно прибывали в города по своим надобностям: что-то продать, что-то купить, проведать родню и т.д. Поездка в город — не экстраординарное событие, но рутина. Крестьяне постоянно ездили в города и, соответственно, постоянно получали справки у себя в селе. Кстати говоря, зимой, когда в деревне делать особо нечего, многие «прикованные к земле» беспаспортные крестьяне уезжали на подработки в города. На месяцы.

В-третьих, для того, чтобы стать горожанином, паспорт не требовался. Устройся на работу, поступи на учёбу — и живи на законных основаниях. Важный момент: паспорт для устройства на работу или поступления на учёбу был необязателен. С городских, понятно, спрашивали паспорта, с деревенских — другие документы. Достаточно было справки.

Не шибко обременённые знаниями граждане утверждают, что получить справку можно было только, дескать, с письменного разрешения председателя колхоза. Это враньё. Как водится, врунишки упускают несколько моментов.

Во-первых, не все селяне были колхозниками. Например, учительница, направленная в сельскую школу до введения паспортной системы — она селянка без паспорта, но не колхозница. Зарплату ей платит наркомат (министерство) образования, а не колхоз. Соответственно, председатель колхоза ей не начальник. Плюс, ещё были единоличники. Например, мой прадед, экс-кулак, не работал в колхозе и на Советскую власть ни дня в своей жизни. А прожил почти сто лет. Вовремя разобравшись, куда дует ветер, он передал всё хозяйство сыновьям, а сам занялся исключительно пасекой. Своей частной пасекой. В колхоз не вступал. Торговал своим мёдом на базаре. Вот так-то.

Во-вторых, форм справок было две: от колхоза и от сельсовета. Это разное. Колхоз — это, фактически, кооператив. Где правление избирается самими крестьянами. Избирается, понятно? Колхоз по своей сути — фирма, предприятие. Не государственное, нет. А вот сельсовет — орган Советской власти. Рекомендуется их не путать. Колхоз относится только к колхозникам, сельсовет — ко всем селянам, поскольку граждане — все. Орган Советской власти не подчинялся негосударственной фирме «колхоз». Они сами по себе. Один другим не управляет. Колхозник, если кто не понял, имеет отношение не только к колхозу, но и к Советской власти. И даже в первую очередь к Советской власти. Потому что гражданин СССР.

Справки выдавались и там, и там. Давали справки легко. Имели ли место случаи самодурства? Когда документы зажимали? Да, имели. Только не стоит их выдавать за систему: в стране продолжалась индустриализация, властям были нужны рабочие руки крестьян в промышленности, бо альтернативы крестьянам не было. Председатель колхоза — такой же царь и бог, как сейчас гендиректор фирмы. Сейчас точно так же, как тогда, могут не отпустить, скажем, в отпуск или на учёбу (не подпишем обходной, не выдадим трудовую), когда, например, горят сроки, нет замены и т.д. Или работай, или вообще увольняйся нафиг. И рассчитайся. Тогда было то же самое.

Так вот, с документами крестьянин приезжал в город и устраивался на работу. Промышленности были нужны рабочие руки, брали крестьян охотно. Устроившись на работу и получив общежитие (или поселившись у городской родни, если была возможность), вчерашний крестьянин становился горожанином и получал паспорт с пропиской. Важный момент: миграция лимитировалась не якобы «удержанием крестьян на селе», а возможностью городов по приёму новых жителей. Работаешь, учишься, есть где жить — добро пожаловать. Плодить неработающий элемент власти не собирались. Собственно, достаточно глянуть статистику: крестьяне переселялись в города миллионами. Сальдо:

1927-1938 — 18,7 млн.
1939-1958 — 24,6 млн.
1959-1970 — 16,4 млн.

Во как их к земле «прикрепили». Это только сальдо, замечу. Стоит понимать, что реально переселившихся в города было ещё больше. Поскольку из города шёл поток специалистов: врачей, учителей, механизаторов, агрономов, зоотехников и т.д. Даже в конце 60-х, когда масштабная индустриализация была давно завершена (а крестьяне по рассказам завывателей в массе паспортов не имели аж до 1974 года, следовательно были «крепостными»), в течение 1968-69 годов в город из села переехало 4,4 миллиона человек, из города в село — 1,7 миллиона. Кстати, за это же время ещё 2,5 миллиона «крепостных» переехали из одного сельского административного района в другой. Закрытие крестьянам дороги в город отсутствием паспортов (без которых, якобы, не устроишься на работу) — заурядная ложь. В стране было столько новых вакансий, что обладатели паспортов (абсолютное меньшинство населения, между прочим) заведомо не могли их заполнить. Никакого смысла держать на селе массу народу при том, что промышленности были нужны миллионы рабочих рук, не было. Ведь что фактически изменилось с введением института прописки и паспортной системы? Исчезла вольница «живу где угодно на основании лишь собственного желания и более ничего». Чтобы жить в городе, стали обязательны законные основания. Работа, учёба. Что характерно, вольница исчезла для всех. Житель, например, Казани, не мог переехать жить, скажем, в Саратов «просто так», только потому, что хочется жить в Саратове. Хоть и с паспортом. Паспортная система и институт прописки ограничили всех граждан страны, а не только крестьян. Ограничения, следует заметить, были вполне разумны. Выбор между вариантом «в городе живут люди, имеющие работу, которым есть где жить» и вариантом «в городе живёт кто угодно» достаточно очевиден даже с обывательской точки зрения. Желающие могут прикинуть для себя разницу между «в соседней квартире поселилось 20 цыган без определённого занятия» и «в соседней квартире могут селиться только имеющие работу граждане, причём не в каких угодно количествах».

Отдельно стоит упомянуть и об учёбе. Некоторые утверждают, что и тут коварные большевики ставили палки в колёса колхозникам. Комментировать подобный бред трудно, но можно и нужно. Крестьяне были, если кто помнит, одним из двух привилегированных классов. Вместе с рабочими. Советская власть, надо отдать ей должное, реально много делала для того, чтобы подтянуть культурный и образовательный уровень отсталых слоёв населения. Уже само по себе происхождение было бонусом в силу «классовой близости» крестьян и Советской власти. Более того: существовала вполне официальная система льгот для поступающих в учебные заведения. Не только для крестьян. Для рабочей молодёжи, направленных от предприятий, сирот, демобилизованных из армии и т.д. В союзных республиках ещё и для национальных кадров. Вот моя родная бабка. Колхозница. Она сама (не по направлению) приехала в город и поступила в фельдшерское. Стала горожанкой. И таких были миллионы. В основном вчерашние крестьяне шли в заведения попроще: техникумы, меды, педы и проч. Но поступали и в академии, и даже в университеты. Те самые «бесправные беспаспортные» крестьяне.

Многих волнует вопрос уголовного преследования колхозников. Как с этим обстояло дело? Очень просто. Паспортный режим был для всех. Первое нарушение паспортного режима не влекло уголовной ответственности ни для кого. Ни для кого. Разница между беспаспортным гражданином и паспортным действительно была: попервости штрафовались оба, но беспаспортного ещё и высылали обратно. Высылали незатейливо: своим ходом. Штраф, справка, предписание прибыть по месту жительства в родное село к такому-то сроку. Далее: второе нарушение паспортного режима влекло уголовную ответственность для всех. Для всех. Независимо от паспортности/беспаспортности. Вплоть до двух лет лишения свободы. Неискушённым в работе дознания/следствия могут впарить следующую байку: дескать, беспаспортного колхозника могли замести и бросить на месяц в спецраспределитель (бомжатник). И вообще, мол, колхозник для городских милиционеров — потенциальный носитель «палки». Важное пояснение: гражданина с документами (будь то паспортный с иногородней пропиской или колхозник с просроченной справкой) в бомжатник совать нельзя. Оформляется административный протокол, штраф за нарушение паспортного режима — всех делов-то. Уголовное дело возбуждать не за что. Если не рецидив, конечно. Задержанный без документов городской проверялся по ЦАБу (центральное адресное бюро), сельский — по ОАБу (областное). Дальше обычным порядком (см. выше). Вот если на гражданина данных не было, то тут действительно бомжатник и выяснение — кто это вообще такой. Но это уже про бомжей, это другая история.

Ошибочные представления и завывания про «крепостничество» имеют под собой чаще всего простое основание: некорректная экстраполяция сегодняшнего положения с паспортами на сталинскую эпоху. Сейчас, например, без паспорта даже на паровоз билет не купишь. Тогда для поездки паспорт был не нужен. Паспортная система и институт прописки ограничивали всех граждан СССР. Всех. Свободы проживать, где вздумается, лишь на основании собственного желания — не было ни у кого. Человек с паспортом по прибытии в другой город был точно так же обязан зарегистрироваться в течение суток, как и человек без паспорта. Точно так же не имел права пребывать в другом городе без оснований более 30 суток. Уголовный кодекс действовал на всех.

В сухом остатке: рассказы про «крепостничество», «рабство» и т.п. реальностью не подтверждаются. В реальности десятки миллионов беспаспортных селян переселялись в города. Басни же о том, что большевики старались крестьян прикрепить к земле, но находчивые крестьяне находили лазейки в «крепостном праве», лучше оставить для слабоумных. Десятки миллионов переселившихся в города — это результат не близорукости властей, проморгавших якобы дырки в законодательстве, это результат целенаправленной политики.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ №1143-280с
СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ СОЮЗА ССР
22 октября 1938 г.
Москва, Кремль
О выдаче паспортов детям спецпереселенцев и ссыльных
Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:

Детям спецпереселенцев и ссыльных при достижении ими 16-ти летнего возраста, если они ничем не опорочены — паспорта выдавать на общих основаниях и не чинить им препятствия к выезду на учебу или на работу.

В целях ограничения въезда их в режимные местности, в графе 10 в выдаваемых паспортах делать ссылку на пункт 11 постановления СНК СССР №861 от 28 апреля 1933 г., предусмотренную постановлением СНК СССР от 8 августа 1936 г. за №1441.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. den    

    «А заодно — разгрузить деревню от огромного количества народу.» Разгрузили. Москву сейчас можно было бы так «разгрузить». Заставить работать за куль муки без паспорта, из 22 млн через год останется 2 млн. Лукавая статейка то. Рассчитана на дурачков.

    0
  2. Ксения Рада    

    Согласна с den. «Разгрузка деревни от огромного количества народу» – жидовская дурилка, рассчитанная на невежд, которые не знают и знать не хотят прошлого своей страны, своего народа.
    «Коллективизация» — информационное прикрытие уничтожения крестьянства в России, сталинский проект, экономическая целесообразность которого – отсутствует. Об этом факте — Катасонов В.Ю., д.э.н., профессор кафедры международных финансов МГИМО, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова на «Экономика Сталина (2013)» — http://www.pravda-tv.ru/2013/07/24/25446 .
    Проведённый сталинистами геноцид Русского народа является фактом, с которым может ознакомиться любой желающий:
    — «Жертвы политического террора в СССР» — http://lists.memo.ru/index25.htm .
    — «История сталинского Гулага. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов. Собрание документов в 7 томах.».
    Чтобы скрыть проведённый геноцид Русского народа, сталинисты расстреляли руководителей переписи 1937 года и засекретили результаты переписи 1939 года: «Перепись населения СССР 1939 г.» — http://www.youtube.com/watch?v=cq8auKAvlZM .

    0
  3. Ксения Рада    

    ПРАВДА о «коллективизации» — на видео «Как в СССР относились к крестьянам» — http://www.youtube.com/watch?v=9Qas3O6RV-4 : «Приказ по ОГПУ о ликвидации кулачества как класса был подписан 2 февраля 1930 года. Перед госбезопасностью поставили задачу ликвидации контрреволюционного кулацкого актива, поставлявшего людей в действующие контрреволюционные и повстанческие организации.
    Дела на кулаков предписывалось рассматривать в срочном порядке. Большинство арестованных подлежали отправке в концлагерь. В отношении наиболее злостных следовало применять высшую меру наказания. Наиболее богатых кулаков, бывших помещиков, местных кулацких авторитетов, актив церковников и их семьи приказано было высылать в отдаленные северные районы, а имущество конфисковывать.
    За два года, в 1930—1931-м, пишет Олег Хлевнюк, больше полутора миллионов крестьян и их родных были высланы в лагеря ОГПУ и трудовые поселения. Примерно полмиллиона крестьян сами бежали в города и на стройки. Еще около двух миллионов были выселены по третьей категории, то есть в пределах своей области, но они лишились всего имущества, крестьянствовать не могли, и большинство ушло в город, надеясь там как-то прокормиться. Вот так было фактически уничтожено сельское хозяйство страны.
    Имущество ограбленных кулаков уходило в доход государства, но часть распределяли среди односельчан: люди охотно брали то, что отняли у их соседей.
    Писатель Лев Эммануилович Разгон, который прошел лагеря, говорил мне:
    — Все действия Сталина мне понятны. Они подчиняются строгой логике. У него была цель. А как заглянуть в черные души его подручных, которые убивали, выполняя приказы? Тут нужно возвращаться в страшную эпоху коллективизации, раскулачивания, когда соседи приходили к человеку, с которым они годами жили рядом, бывали у него в гостях. И они только потому, что он считался кулаком, а они числились бедняками, забирали все его имущество, выкидывали его вместе с детьми на подводы и отправляли в Сибирь. Можно понять этих людей или нет? И те и другие были крестьянами…
    Половину ссыльных крестьян отправили в лесную, горнорудную и строительную промышленность, то есть на самые тяжелые работы. Стариков, подростков и детей использовали на лесозаготовках. Женщин — на раскорчевке земель.
    Ссыльных селили в бараках, шалашах и землянках. Медицинской помощи они почти не получали. Денег у них не было, продуктов им не выдавали. Зимой они остались без теплой одежды. Появилась масса сирот, которым еды вообще не полагалось. Зарплату ссыльным не платили по пять-шесть месяцев. Местные власти относились к ним как к животным. Обо всем этом можно узнать из докладных записок ОГПУ.
    В этих спецпоселениях люди жили как в гетто, лишенные права не только уехать, но и просто выйти с территории. Эти ограничения были сняты только в 1947 году. (Л. Млечин «КГБ. Председатели органов госбезопасности»)»

    0
  4. Павел    

    Автор понимает, что это не вся правда. Да по заявлению или по какой другой бумажке можно было уехать крестьянину в город , но затребовать справочку надо было письменно. А вот писать в деревне не умели , про ликбез и сельских учителей пропустим, по причине — школа это 7 лет, а ликбез в деревне проводился из рук вон плохо, мой дед до конца жизни писал какуточеп уху сраз у инепоймешь чеон пи шеттамнабумагеручкой. (это пример его письма). а грамотных скока в то время было в деревне? 1; 1000 или даже 5000. Мой дед тоже разобрался подался в город благодаря тестю, который и бал на всю деревню в 350 дворов единственным грамотным и этим кормил 5 дочерей, сыны погибли в первой мировой и хозяйство богатое пришло в упадок очень быстро , мухиков — то нет. Так что неграмотный сиди в деревне. как-то так. И это не вся правда, тонкостей и нюансов море. И кто сказал, что руководство ОГПУ-НКВД и Сталин за одно, а не враги борющиеся за власть. Это и сейчас происходит, Ким Чен Ыр за 4 дня объявил тестя предателем , судил и расстрелял,

    0
  5. Павел    

    Да паспорта в той деревне где когда-то жил мой дед выдали только в 1974 году.

    0
  6. Разоблачатель    

    Я бы с удовольствием вас с дэном направил бы распахивать к примеру 100 га земли с одними косами с 5 часов утречка и до 9 часиков вечерка за куль муки как это и было принято при вашем любимом нэпе до той проклятой коллективизации. И посмотрел бы как вы с голыми задницами там справитесь.А потом бы заодно через некоторое время и прослушал как бы вы заверещали о экономической нецелесообразности коллективизации и прочее то же самое и в том же духе, ведь в проклятых отстойных и главное экономически нецелесообразных колхозах принято было убирать урожай при помощи отстойных колхозных комбайнов. Потому-что ни один частник подобной техники ни тракторов ни комбайнов покупать просто напросто не будет и строить все эти дурацкие машинотракторные станции для ухода за ними и ремонта тем более. Ведь частник сам себе хозяин и не обязан чего то там покупать или модернизировать даже если у него и хватит на это средств( что врядли учитываю ту ситуацию.И нам нужны были не один или два жалких трактора или комбайна а сотни тысяч ), и производит он чего-то только в рамках своих узких интересов его нельзя заставить также производить ту или иную продукцию тем более в тех количествах которые нужны государству. А твоему купленному и продажному профессоришке которого ты постоянно рекламируешь где ни попадя очень легко рассуждать или осуждать экономическую целесообразность или нецелесообразность сталинской экономики, это же ведь не ему раком ползать в три погибели по полю от зари до зари с одними лишь голыми руками и задницей а другим «быдлолохам» за место него.И это не у него на носу висела мировая война которую он должен был выиграть любой ценой.

    0
  7. Разоблачатель    

    Cуществовал приказ Сталина во времена коллективизации о том что ссылать можно только тех кулаков которые будут сопротивляться коллективизации. Но даже им по тому же приказу следовало построить на новых местах жильё и выдать денег на первое время пока они не станут на ноги,и даже разрешалось им выдавать охотничье оружие для охоты на новых местах поселения. Но этот приказ не был выполнен потому-что его антисталинисты полностью саботировали, а впоследствии всё что происходило тогда валили конечно же на одного единственного Сталина. И именно антисталинисты а не сталинисты занимаются тем что защищают и покрывают подлинных преступников, и не дают разобраться в том кто на самом деле был виноват.

    0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *