История. Запретная археология. Славяне. Родная вера. Веды. Горячие точки

Это не Спарта. Это Русь.

39325_8
Много есть в истории Руси событий, по которым никогда не снимут исторических фильмов, о которых никогда не расскажут школьникам на уроках истории. Даже Задорнов. Потому как брутальные суровые язычники раннего средневековья, конечно же намного круче христиан. Изучив подробности, некоторые может быть даже усмотрят большое сходство с Брестской крепостью. За тем отличием, что Брестскую крепость взяли, а крепость Белую — нет.

В 1634 году польская армия во главе с королем Владиславом Польским числом в 20 тысяч человек , с осадной артиллерией, провиантом и наемниками шла на Москву. Дошла она ровным образом только до крепости Белой, в которой был воевода Феодор Волконский и 500 забитых и затурканных попами смиренных рабов Божиих (в бака-вики написано 1000 — наверное, считали два раза или каждым глазом). Воеводе предложили по быстренькому не тянуть резину и сдать крепость под честное польское слово, тем более, что боярин Шеин так уже и поступил, а геройства в глухом захолустье оценить некому. Заупокой отпоют, и дальше на Москву пойдут. Воевода Феодор потеребил бороду и ответил, что боярин Шеин ему не в пример. Пинком под зад выставили парламентеров и закрыли ворота. Король Владислав пожал плечами и начал обстрел крепости, сопровождая его периодическими штурмами стен. Видя , однако, что дело странным образом затягивается, отправили храбрых немцев рыть подкоп с пороховой миной. Подкоп сделали. Взорвали.

Оказалось, что подкоп был проведен под лагерь осаждавших, в результате чего погибло несколько десятков храбрых поляков. Подозрения подтвердила стрела, воткнувшаяся в телегу. К стреле была привязана берестяная записка полууставом «Крепость здесь» с нарисованной стрелкой в сторону крепости. Король Владислав опять пожал плечами и опять отправил храбрых немцев рыть подкоп в новом направлении, любезно указанном осажденными. Подкоп сделали. Взорвали. И из пролома с радостными криками выбежали русские, которые начали рубить всех подряд, порубили 2000 человек, включая королевскую гвардию и самого короля Владислава , после чего с теми же радостными криками убежали обратно в крепость и забили пролом досками. Король , вынесенный все теми же отчаянными немцами , пришел в себя к вечеру и , сказав польским наречием «вотзефак?», отправил ломать забитый досками пролом уже серьезно. Пролом разбили. Из пролома… да! Правильно! С радостными криками выбежали опять 300 русских, Они порубили еще 2000 , и опять убежали в крепость, попутно прихватив 8 осадных орудий и несколько полковых знамен. Пролом забили досками.

Король, вынесенный с поля брани отчаянными немцами, пришел в себя к вечеру, сказал польскою мовою «реали! вот зе фак? Дамн шит с этой чертовой крепостью» и повел войско в обход крепости. В это время пролом начали решительно ломать изнутри. Из разломанного пролома появились русские, которые решительно загнали короля с войском обратно в лагерь, где Владиславу вручили письмо от воеводы «Слышь, королевское величество, ты это, не балуй. Пришел брать крепость — так бери крепость. Нехрен по окрестностям бродить. Не отвлекайся. И вообще — может, это. Сдашься, а ? А то мы, яко христиане , коровопролития не любим, да и хоронить вас всех тут особо негде.»

Король уже сказавший на польской мове нечто совершенно неразборчивое, дал приказ трубить отступление и идти обратно в Краков. В это время через пролом с криками «А ну стоять! Куда это вы собрались!» выбежали 200 русских и погнались за уже 15000-ным польским войском. Догнать смогли только двоих.

Известно про одного из участников осады Белой крепости — крестьянина Афанасия Сухова, что он лично убил 117 человек, взял в плен 48. Отличился он еще тем, что подбирал неразорвавшиеся гранаты, исправлял и c криком «учить надо матчасть, учить!» кидал обратно.

Сам воевода был контужен одной из разорвавшихся гранат и его носили на носилках по полю боя женщины и дети ( наверное, именно их посчитала википедия в число 1000).

Это не Спарта. Это Русь.

PS> На самом деле там было все , конечно намного жестче. Два раза поляки полностью захватывали крепость, и их оба раза выносили через пролом, прогоняя до самого лагеря. Из воинов в живых осталось только 200 человек. Почти полностью полег «спецназ» — сотня московских стрельцов, который вели прицельный огонь с горящих деревянных башен. Коней после вылазки втягивали в крепость канатами, настолько они были обессиленными.

Источник

По теме:

4 комментария

Maksim 10.11.2013 at 23:10

Вспомнил отцовскую фронтовую историю. Как жаль, что я их помню так мало!
История тоже, кстати, про Фермопилы…

*

Донские степи, душное лето сорок второго. Силы Степного и Воронежского
фронтов откатывают к Сталинграду. Сплошное отступление. Бегство. Отец —
командир саперного взвода, вместе со своей частью идет в хвосте войск.
Минируют отход.
Мимо проходят отставшие, самые обессиленные. Того мужичка, как рассказывал,
он тогда запомнил.

Сидит у завалинки загнанный дядька, курит. Взгляд — под ноги. Пилотки нет,
ремня — тоже. Рядом «Максим». Второго номера — тоже нет. Покурил, встал,
подцепил пулемет, покатил дальше. Вещмешок на белой спине, до земли клонит.
Отец говорил,
что еще тогда подумал, что не дойти солдатику. Старый уже — за сорок.
Сломался, говорит, человек. Сразу видно…

Отступили и саперы. Отойти не успели, слышат — бой в станице. Части
арьергарда встали. Приказ — назад. Немцы станицу сдают без боя. Входят. На
центральной площади лежит пехотный батальон. Как шли фрицы строем, так и
легли — в ряд.
Человек полтораста. Что-то небывалое. Тогда, в 42-м, еще не было оружия
массового поражения. Многие еще подают признаки жизни. Тут же добили…

Вычислили ситуацию по сектору обстрела. Нашли через пару минут. Лежит тот
самый — сломавшийся. Немцы его штыками в фаршмак порубили. «Максимка» ствол
в небо задрал, парит. Брезентовая лента — пустая. Всего-то один короб у
мужичка и был.
А больше и не понадобилось — не успел бы.

Победители шли себе, охреневшие, как на параде — маршевой колонной по пять,
или по шесть, как у них там по уставу положено. Дозор протарахтел на
мотоциклетке — станица свободна! Типа, «рюсськие пидарасы» драпают. Но не
все…

Один устал бежать. Решил Мужик постоять до последней за Русь, за Матушку…
Лег в палисадничек меж сирени, приложился в рамку прицела на дорогу, повел
стволом направо-налево. Хорошо… Теперь — ждать.

Да и ждал, наверное, не долго. Идут красавцы. Ну он и дал — с тридцати-то
метров! Налево-направо, по строю. Пулеметная пуля в упор человек пять
навылет прошьет и не поперхнется. Потом опять взад-вперед, по тем, кто с
колена, да залег
озираючись. Потом по земле, по родимой, чтобы не ложились на нее без спросу.
Вот так и водил из стороны в сторону, пока все двести семьдесят патрончиков
в них не выплюхал.

Не знаю, это какое-то озарение, наверное, но я просто видел тогда, как он
умер. Как в кино. Более того, наверняка знал, что тот Мужик тогда чувствовал
и ощущал. Он потом, отстрелявшись, не вскочил и не побежал… Он
перевернулся на спину и смотрел в небо. И когда убивали его, не заметил. И
боли не чувствовал. Он ушел в
ослепительную высь над степью… Душа ушла, а тело осталось. И как там фрицы над ним глумились, он и не знает.

Мужик свое — отстоял. На посошок… Не знаю, как по канонам, по мне это —
Святость…

Ответ
Катя 11.11.2013 at 19:53

вот это и есть ВЕРА: в себя. свой народ, свою Землю и право спокойно без всякой нечисти жить на этой земле. Нам бы проснуться только, чтоб вспомнить все

Ответ
Павел Григорьевич 12.11.2013 at 19:20

Ты дружище давай записывай всё что ещё вспомнишь и выкладывай обязательно. Такие ВЕЩИ сейчас на вес золота в нашей стране.

Ответ
hades 24.01.2014 at 13:43

СИЛА!

Ответ

Комментарий

* Используя эту форму, вы соглашаетесь с хранением и обработкой введенных вами данных на этом веб-сайте.