shadow

Эта уродливая, нищая, варварская Европа…


shadow

bzn001

Европа была самым несчастным местом на Земле. Она первой исчерпала свои ресурсы.

Почему феминизм родился в Европе, но ни в Азии, ни в Южной Америке его нет, хотя женщин там значительно больше? Почему дома в Германии уже тысячу лет назад строили из фахверка — то есть из смеси всяческих отходов? Почему именно европейцы «открыли» для себя весь мир, начиная с Колумба, отправившегося «за Индиями», а не мир открыл Европу? Почему Европа — родина всех человеконенавистнических идеологий — расизма, нацизма и антисемитизма? Почему Великобритания придумала первый концлагерь еще во время англо-бурской войны в конце XIX века? На полвека раньше ГУЛАГа. И почему она же — провела первый голодомор в том же столетии, сократив наполовину коренное население Ирландии? Никогда не задумывались об этом, читатель, когда вам приходит в голову присоединиться к ЕС?

А мне пришли как-то одновременно все эти вопросы и встали строем, виновато свесив головки вопросительных знаков. Но сначала эпизод двадцатипятилетней давности. Лето 1988 года. После второго курса университета меня призвали в Советскую Армию. Ту самую, агрессией которой пугали Запад. В конце курса молодого бойца было что-то вроде собеседования. Командир роты спросил одного из солдат: «Хочешь служить в роте охраны?» «Хочу», — ответил боец. «А почему?» «А я люблю оружие, товарищ старший лейтенант. Когда беру автомат, страшную силу чувствую. Только и жду, когда же Партия даст приказ идти покорять эту проклятую Европу и разрушать эксплуататорский капиталистический мир! Готов шагать до самой Атлантики».

Этот солдат по фамилии Карась, родом, как и я из Киева, был качком, размерами мало уступавшим сверхпопулярному тогда Шварценеггеру. Но командир роты и замполит, услышав шутливую «арию Карася», к себе его не взяли. Два года он прослужил солдатом в спортзале — наводил кисточкой разметку на баскетбольной и волейбольной площадках. Этот случай прекрасно демонстрирует, почему ни Россия, ни Советский Союз, ни, тем более, Украина никогда не ходили и не пойдут в завоевательный поход на Запад. И почему Запад регулярно на Русь в такие походы ходил. ПЕРВЫМ!

Если наши войска оказывались в Европе, то только нанося ответный удар. Мы — не агрессивны по отношению к ней. Это Европа всегда вызывала нашу ответную защитную реакцию. И шли тогда русские казаки по Парижу, а советские танки — по Берлину.

На военной кафедре перед армией меня год учили, что главный вид боя для нас — наступление. Но наступательного духа в 1988 году в Советской Армии не было. Ручаюсь как ее рядовой запаса. В шутку я даже говорил нашим офицерам: «Вы нас собрали, чтобы мы тут жрали, ср…ли и за собой убирали. А все вы служите в твердой уверенности, что Третья мировая никогда не начнется». Офицеры смеялись: «Правильно все понимаешь, студент!».

Уже после того как все мы вместе распустили Советский Союз, я наездился по Европе и понял, какая она маленькая. Утром выезжаешь из Киева на автомобиле, а к обеду следующего дня за спиной у тебя Польша, Германия, Австрия, а сам ты — в Италии. И к вечеру можешь быть во Франции. Покорить эту «почтовую марку», наклеенную на глобус, проще простого, если ты Атилла, и тебя достали. Образно говоря, растоптать копытами коней или намотать на гусеницы танков. Но не растаптывали и не наматывали, потому что жалели ее, подлую.

Зато сама Европа редко кого жалела. Именно потому, что она маленькая. И значит, злая! Есть такой эксперимент: если в клетке размером в квадратный метр разместить двух крыс — самца и самочку, — они расплодятся в геометрической прогрессии. И даже если этим копошащимся грызунам давать вволю еды и питья, они устроят войну на взаимоистребление. За территорию. У каждой крысы просто крышу сорвет от постоянного трения о себе подобных.

Маленькая Европа — как раз такой крысятник. Она впервые исчерпала свои природные ресурсы еще полторы тысячи лет назад — когда распалась Римская империя. Нас восхищают римские дороги и акведуки, сохранившиеся по всей Европе. Но ради них пришлось вырубить леса нынешней Италии и Франции. Строительство требовало огромного количества крепежного леса. Топили тоже дровами. Ораву римских граждан нужно было кормить и развлекать. В один прекрасный момент все это кончилось. И леса, и гладиаторы на аренах, и римляне, способные их наловить. Ведь граждане, способные на поступки, погибли в многочисленных войнах, а в самом Риме остались только трусы и извращенцы, очень напоминающие наших городских алкоголиков и наркоманов.

Если бы вы знали, из чего оно! А внешне все выглядит так красиво

Если бы вы знали, из чего оно! А внешне все выглядит так красиво

Варвары с Севера и Востока — германцы и гунны — получили в наследство изрядно попользованный континент. Вот вам и ответ, почему рядовой немец уже в Х веке строил свой дом из фахверка. Не из камня, не из кирпича, не из дерева, как наши предки славяне, у которых лесов было в избытке, а по первой эрзац-технологии. «Фахверк», в буквальном переводе — «домик-клетка». Каркас-клетку строили из дерева, которое было уже в дефиците. А промежутки заполняли, чем угодно — глиной, соломой, булыжниками, кирпичами и даже, пардон, сушеным коровьим дерьмом. Все это красиво красили, цветочки под окно — и приходи, кума, любоваться. Добро пожаловать в наш Франкфурт из фахверка! Боже, как оно горело, это пятисотлетнее коровье дерьмо (воистину историческое!), когда его бомбила англо-американская авиация во Вторую мировую! Так пылало, что даже первый в истории человечества огненный шторм зафиксирован тогда же в Гамбурге.

Земли в Европе патологически не хватало. Везде — барон на бароне. Все поделено, измерено, учтено, заложено и перезаложено. Отсюда — тяга к дальним странствованиям со шкурным интересом. Японцам на Европу было плевать. Китайцам — тоже. Негры в Африке жили, как дети в раю — друг дружку ели и с того сыты были. А европейцу интересно, где что плохо лежит. Где негр бегает без присмотра или китаец излишки риса завел, которые у него можно изъять в обмен на опиум.

Друг у друга на головах. Картины Питера Брейгеля (1525—1569) наглядно демонстрируют, что уже 500 лет назад Европа была перенаселена

Друг у друга на головах. Картины Питера Брейгеля (1525—1569) наглядно демонстрируют, что уже 500 лет назад Европа была перенаселена

Колумба понесло в Индию с голоду, а не от жажды дальних странствий. Все три корабля в его экспедиции взяты в аренду. Один профинансировали испанские евреи. Два других — король и жадные гранды, по-нынешнему — олигархи. А голодуха стояла в Испании, как в Бухенвальде. Сквозь кожу живота гордого идальго хребет прощупать можно было. Помните такого испанского писателя — Артуро Переса Риверте? И его цикл романов о капитане Алатристе? Среди героев этого цикла некий поэт — Франсиско де Кеведо. Персонаж — не придуманный. Такой поэт существовал в действительности. Родился в 1580-м. Умер в 1645-м. От огорчения перед испанской действительностью. Он тоже написал роман — «История пройдохи по имени дон Паблос». Один из первых европейских романов. С типично европейским героем — пройдохой.

Герои этой книги никогда не наедаются. Более впечатляющих картин голода нет ни у одного другого писателя. Вот дон Паблос поступает на учебу в закрытый пансион и обнаруживает, что туалет там отсутствует в принципе. За ненадобностью. Когда незадачливый студент спрашивает «у одного давнего обитателя сих мест, где находится отхожее место», то получает ответ: «Не знаю; в этом доме его нет. Облегчиться же тот единственный раз, пока вы будете здесь в учении, можете, где угодно, ибо я нахожусь тут вот уже два месяца, а занимался этим только в тот день, когда сюда вступил, вот, как вы сегодня, да и то потому, что накануне успел поужинать у себя дома». То и дело автор пишет: «Ужин был отложен на утро». Или: «Если кто чем-либо закусывал, так только вши моею грешной плотью». И все в таком духе.

Заметьте, к моменту написания романа Колумб уже больше ста лет как открыл Америку. В Испанию идет поток золота из колоний. А жрать все равно нечего. И по всей стране бродят толпы безработных дворян, вроде дона Паблоса, и ищут, чем бы пообедать. А одеты они в сплошные лохмотья: «Шелковые чулки нельзя было назвать чулками, ибо они спускались от колен вниз только на четыре пальца, остальное прикрывали сапоги».

Нищие. Еще одна картина Брейгеля о «прекрасной европейской цивилизации»

Нищие. Еще одна картина Брейгеля о «прекрасной европейской цивилизации»

Да, это литературная гипербола. Но вся Испания, за исключением верхушки, узнавала себя в этих героях. Она тоже редко обедала и постоянно перешивала старую одежду, зияя прорехами на штанах и камзолах. Как раз поэтому в Европе легко было найти солдат для наемных армий. В армии (но только в период войны!) хотя бы кормили и одевали. Слава Богу, хоть войны в Европе шли долгие. То Столетняя, то Тридцатилетняя.

Все имеет смысл и причину. Почему, к примеру, в Европе было так много рыцарских орденов, где каждый рыцарь одновременно являлся монахом, а на Руси ни одного? Почему православные священники имели право жениться, а католические соблюдали целибат — обет безбрачия? Как они его соблюдали, мы догадываемся. Но ни семью, ни детей и рыцарь-монах, и католический поп заводить не могли. А ответ-то лежит на поверхности. Все дело в ограниченности ресурсов. Часть мужчин преднамеренно лишали возможности воспроизводиться. Куда деваться второму сыну в дворянской семье? Первый унаследует отцовское поместье. А второй? Или третий? Им один путь. В монахи, в Орден тамплиеров, в священники, в наемники с теоретической надеждой завести семью, если уцелеет или не подцепит венерическую болезнь во время походов. В России и Украине, напротив, — любое поместье делили на всех сыновей. Земли-то навалом! И расширяться можно было на юг до Черного моря, а на восток — до самого Тихого океана. Потому-то и попы наши сытые и женатые. С явно обозначенным грехом чревоугодия, торчащим из-под рясы.

Но, несмотря на массовые эпидемии и бесконечные войны, несмотря даже на эмиграцию в открытый Колумбом Новый Свет, население Европы все равно росло гигантскими темпами. С 1800 по 1913 год оно почти утроилось, достигнув 458 миллионов человек. Этот скачок произошел на глазах всего лишь трех поколений. И конца ему не было видно. Среднегодовой прирост в Великобритании составлял 13,2 человека на тысячу. В Германии — 7,4. Европа была перенаселена половозрелой молодежью, не знавшей, на какой алтарь себя положить.
В 1798 году, как раз накануне этого последнего демографического взрыва, то есть массового производства «лишних людей», дотошный английский священник Томас Мальтус опубликовал свой «Опыт о законе народонаселения». По мнению Мальтуса, безудержный рост человеческой популяции могли остановить только войны, эпидемии и голод.

Великий Мальтус говорил, что нужно «сокращать» европейцев

Великий Мальтус говорил, что нужно «сокращать» европейцев

Мальтуса с его ужасными предупреждениями проигнорировали, и заниматься сексом без контрацептивов, имевших в те наивные времена вид бараньей кишки, меньше не стали. Но при жизни автора «Опыт о законе народонаселения» выдержал шесть изданий, что свидетельствовало об актуальности темы! Правота Мальтуса была блестяще доказана на практике в результате двух мировых войн XX века.

Главная их причина — отсутствие места в жизни для двух поколений молодых людей в Германии, Великобритании, Франции и Италии. Они нашли его под Седаном и Верденом, в холодных волнах Атлантики, в песках Северной Африки и на бескрайних русских равнинах вплоть до Волги. Потери европейцев в процентном отношении были ужасны. Еще вчера мужчин в Европе было в избытке. А в день победы — уже дефицит. Женщины впервые стали занимать мужские места — и не только на производстве, но и в… постели.

Есть такой немецкоязычный роман ветерана Первой мировой Йозефа Рота — еврейского юноши из городка Броды на нынешней Западной Украине. Сюжет его таков. Главный герой — офицер австро-венгерской армии — женится в первые дни войны. Но вместо брачной ночи отправляется на фронт. Когда он через четыре года возвращается в Вену из русского плена, то обнаруживает, что его супруга стала лесбиянкой и живет с подругой, а мужа и знать не хочет. Веселая такая книжка. Но с грустным юмором. Она прекрасно объясняет, из чего вырос современный феминизм. Из банальной нехватки мужчин. В природе тоже так бывает. Из двух кошек, оставшихся без самца, одна через некоторое время начинает изображать «кота». Как умеет, конечно. То есть, крайне неубедительно.

Самый высокий прирост населения в XIX столетии демонстрировала Британия. Поэтому на ее совести и первый искусственно организованный голодомор — в Ирландии. Это случилось в 1845—1849 годах. В России еще существовало крепостное право и каждый помещик был обязан раздавать хлеб крестьянам в неурожайные годы. А в Ирландии крестьяне являлись «лично свободными». Только без земли. Они ее арендовали у британских дворян, захвативших эту страну еще в XVII веке. Основу рациона простого ирландца составлял картофель. Но из-за неурожая есть стало нечего. А добропорядочные англичане все равно требовали арендную плату — ведь у нас правовое государство, где каждая сторона должна выполнять свои обязательства! Четверть населения Ирландии как языком слизало. По разным подсчетам — от половины до полутора миллионов человек сразу. Последствия были еще страшнее. Ирландцы от такой аграрной политики стали массово бежать в Америку. Есть точные цифры. Если в 1841 году Ирландию населяло чуть больше 8 млн человек, то в 1901 — всего 4,5 млн! Как вам такое удовольствие от жизни под управлением государства с первым в мире парламентом, да еще и в Европе?

 

Голодомор в Ирландии. Организовала «старая добрая Англия»

Голодомор в Ирландии. Организовала «старая добрая Англия»

 

Но это еще не все. В следующую субботу я расскажу, кто придумал первый концлагерь, почему нацизм — самая европейская из всех идеологий и почему Украина никогда не станет членом Евросоюза.

Олесь Бузина
Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Maksim    

    Средний европеец — быдло, приученное к порядку .
    Все верно пишет Олесь.
    Моя сестра замужем за итальянцем. Живет с 1997 г. в Италии в городке Таино на берегу озера Маджоре (Лаго Маджоре).
    Пару лет назад по приезду в гости изъявила желание побывать на Азовском море. На мое удивление относительно такого желания человека, который живет на европейском курорте, сестра ответила, что хочет вспомнить детство.
    Действительно, во времена нашего детства семья часто отдыхала на Азовье.
    Сели в авто и через 2 часа уже были на Белосарайской Косе (от Донецка 140 км.).
    При въезде на Белосарайскую Косу в довольно узком перешейке образовался затор. Выяснилось, что какой-то тип бросил свой BMW посреди дороги у магазинчика. Как ехал, так и встал, даже не приняв в право. Отдыхающие в купальниках шастают слева и справо, сзади и спереди… Автомобили стоят… Сестра, некоторое время помолчав, произнесла: и все-таки мы — страна непуганных идиотов; в Европе такое поведение не возможно в принципе.
    Дело в том, что в те времена, о которых пишет Олесь, люди с подобными поведенческими наклонностями были истреблены на дуэлях и не только.
    Европеец цивилизован. Сатирик Михаил Задорнов сравнивает европейскую цивилизованность с прирученностью. Действительно, европейцы как-бы приручены. Моя сестра стравнивает среднего европейца с быдлом, приученным к порядку. От гигантской пернаселенности они выработали особую культуру взамного поведения.
    Русский же человек — вольный человек. Даже традиционное русское хамство на самом деле не хамство, а признак «неприрученности». Ведь душе каждый наш «хам» — добрый и отзывчивый человек. Он искренне не понимает, зачем он должен вести себя в обществе с соблюдением каких-то правил. Ему эти правила не ведомы.
    Тот же итальянец, при всей внутренней ненависти к ближнему, улыбчив и учтив. Он в душе вас может ненавидеть, но по внешнему его поведению вы этого не поймете. Внешнее поведение европейца , основанное на этом неписанном кодексе поведения, как правило, вводит нашего неискушенного человека в заблуждение. Наш «васян» приходит в восторг от Европы, не понимая, что это все декорация, спектакль.
    А ведь наша евроориентированная быдлоэлита, десять лет назад научившаяся подмывать задницу с мылом, и состоит из этих «васянов». Вот и тянет весь народ в Европу.
    Нечего там ловить нашему брату.

    0
    1. SerGiO    

      Так то оно так, но не надо судить о русском человеке по водителю БМВ. БМВ — это как правило диагноз. Такие люди действительно считают, что правила не для них. Из грязи в князи, как говорится.
      А кажущаяся наша не воспитанность быстро развеивается, если подумать. Там не мусорят потому, что приручены и боятся штрафа, а у нас многие не мусорят и без драконовских штрафов. Просто потому, что волен вести себя как человек — состояние души, и таких большинство.

      0
    2. Biss    

      Браво!
      Очень точное определение.

      0
  2. Leven    

    Ну, да, у нас народ всегда на самосознании и инстинктах, не приученный. Гадить в подъездах — это инстинкты, окурки на соседский балкон кидать — это самосознание; хамить в магазинах — это воспитание. Собственно, список можно продолжить. Дело не только в воспитании («неприрученность»), всем друг на друга наплевать. В том, видимо, и свобода. Каждого бы в лес, да жить одному. Жаль, что земли все равно не хватит. И за более южные регионы все друг-другу глотки перегрызут.
    Ну, не умеем мы жить в обществе, не приУчены. Зато быдло-европейцы отлично живут и уживаются. Да и китайцы неплохо справляются. А вот мы — ну никак не можем! Зато свободны: где захотел, там и пос*ал. Одно могу сказать: таких едва ли половина осталась, остальные уже пытаются жить с уважением к другому, а не как «неприученное быдло».

    0
  3. den    

    Да, быдло, приученное к порядку, сильно отличается от быдла, приученного к рабству и предательству. Неоспоримый факт.

    0
  4. den    

    У большинства русских рабская психология, так вышло, сначала крепостное право, потом колхозное. Мы неспособны, в массе своей, противостоять вызовам современного мира. И вымираем. Начните с себя, занимайтесь спортом, бросайте пить, уважайте своих соплеменников, чтите традиции. Только так. Иначе наши земли будут заселены другими народами. Другого не дано.

    0

Добавить комментарий

Войти без регистрации: