shadow

На каком языке говорили в средневековой Швеции?


shadow

1361237803_777

Итак. Торжественная речь по случаю кончины Карла XI. 1697. 36,2 x 25,5. Библиотека Уппсальского университета. Собрание Palmkiold, 15

«Placzewnaja recz na pogrebenie togho prez segho welemozneiszago i wysokorozdennagho knjazja i ghossudarja Karolusa odinatsetogho swidskich, gothskich i wandalskich korola, slavnagho, blaghogowennagho i milostiwagho naszego ghossudaja, nynjeze u bogha spasennagho. Kogda jegho korolewskogo weliczestwa ot duszi ostawlennoe tjelo, s podobajuszczjusae korolewskoju scestju, i serserdecznym wsich poddannych rydaniem byst pogrebenno w Stokolnje dwatset-scetwertago nowemrja ljeta ot woploszczenia bogha slowa 1697″.

 

1361238083_888

 

Прочитали?

Кто не прочел, читаем:

«Плачевная речь на погребение того преж сего вельможнейшаго и высокорожденнаго князя и государя Каролуса одиннадцатого шведских, готских и вандальских (и прочая) короля, славнаго, благословеннаго и милостиваго нашего государя (здесь опечатка: вместо буквы R написали J ), ныне же у бога спасеннаго. Когда его королевского величества от души оставленное тело, с подобающей королевской честью, и сердечным всех подданных рыданием бысть погребено в Стекольне (так, оказывается, именовали Стокгольм в XVII веке; там в то время было развито стекольное производство ) двадцать-четвертого ноября лета от воплощения бога слова 1697″.
Ну и как вам древняя Европа (старый свет), говорившая на русском языке до 1697 года? Учитывая, что письменность в Швеции до 17 века была кирилической….

СВЕНСКМОЛ (или ШВЕДСКИЙ ЯЗЫК или ЯЗЫК СВЕОНОВ) в те времена, о которых пойдёт речь ниже, ещё назывался СВЕЙСКА МОЛА (СВОЙСКА РЕЧЬ), имел свой, северный исконный диалект (НОРС или НОРРЕНТМОЛ), весьма отличавшийся от языка придворной знати (официального государственного языка), или языка Империи. В нём даже, как и в прочих северных языках, по сю пору сохранились такие чисто русские суффиксы как -SK- , например, RUSSISK, или SVENSK, или NORSK. А понять окраинных жителей Империи в те времена, о которых здесь будет идти речь, даже без переводчика, мог любой её подданный. Скажем, русские войска периода так называемой Северной Войны высадившиеся на острове Готланд, общались с местными по-русски. И это — общеизвестный факт. Произнесённая на НОРС фраза: «Jak tvart jesmo videmn (vidur)» переводится как «Я створен тем, что видимо» или «Я есьм то, что вижу». Словом, «вполе себе понятная северная говоря»…

А в старонорвежском языке так до сих пор сохранилось очень и очень много слов с чисто русским корнем. Например: норвежское СТРЁМ (ПОТОК, РУЧЕЙ, СТРЕМНИНА), именно слово СТРЁМ ближе к ШТРОМу а не как сейчас говорят — ШТРАУМЕН.

Или вот другое слово — ГАТЭ (улица). Дело в том, что в северных странах улицы прибрежных городов мостили досками и брёвнами — наподобие болотных ГАТЕЙ. Отсюда и этимологическая связь. Так же, это слово сохранилось и в датском — GATA, и в латышском — GATVE, и в эстонском — KATU.

Старонорвежское BATTE(R) — буква «R» не читается — ОТЕЦ ( БАТЯ ), а не FADER и не FAR, как говорят сейчас. В старом норвежском языке МАТЬ — это МЁТРЕ (в Воронежской губернии России например и сейчас обращение к матери — МАТРЯ), ему соответствует современное норвежское MOR (читается – МУРЬ)… Кстати, как и испанское MADRE или немецкое MUTTER они происходят от древнерусской богини МУДРЫ, матери всех славянских богов).

Занимаясь самостоятельно изучением северных языков, я уловил одну характерную закономерность, которая ускользает от любого, кто находится ещё в самом начале пути изучения северных языков: от редакции к редакции из всех словарей постепенно изымаются слова с русской корневой основой… и замещаются словами с латинской корневой основой… Официальная лингвистика упирает на то, что, дескать, жившие в Скандинавии венеты составившие в глубокой древности со славянами некую единую культурно-языковую общность, по языку ближе к латинянам. Отчасти это может быть и справедливо, не берусь спорить с корифеями лингвистики. Но то, что в современном новоязе норвежского языка (нюно(р)шк), составленном из сотни местных диалектов, тщательно убираются «русские» слова — это факт… А если этого сделать по какой-либо причине не удаётся: аргумент один — эти слова имеют не «русскую» корневую основу, а… «индоевропейскую». Либо — что уж совсем из ряда вон — они (слова) этими ста диалектами были каким-то образом заимствованы из русского… Любопытно, каким-таким образом? С помощью сарафанного радио? Если принимать во внимание очень сложную геофизическое расположение этой страны и особенности ланшафта, значит можно предполоджить, что населявшие её жители уже тысячу лет назад были безспорными новаторами по части средств массовой коммуникации и… пускали в оборот русские слова… ну как это делается посредством того же телевидения, интернета или радио, наконец.

В норвежском языке прилагательное MEKTIGE (МОГУЧИЙ) происходит от существительного MEKT, а это ни что иное как наше МОГУТА (корень один — МКТ=МГТ … только в русском — с озвончением согласного звука в середине слова; поскольку гласные же звуки в лингвистике вообще не имеют никакого значения). Нет же — премудрые борзописцы от академической науки будут приводить довод в пользу какого-нибудь мифического (пра)индоевропейского языка. Если в качестве такового ими будет предъявлен САНСКРИТ — то это будет просто несерьёзно, поскольку последний — с его множеством диалектов — в Индии никогда не являлся языком общения, но сословным, бывшим в употреблении исключительно жреческой касты древних ариев, наших предков, и имел опять-таки русскую основу. Самый полный словарь нюноршк — словарь Беркова — насчитывающий почти 300.000 слов и словарных статей, уже мало содержит в себе исконной староскандинавской молы… Между тем, ещё каких-то сто лет назад житель Лофотен или какой-нибудь глухой горной долины на востоке страны прекрасно понимал по-русски…

Вопрос, поставленный в заголовке, на первый взгляд вызывает недоумение. Вроде бы — ясно дело. Написали и произнесли речь ПО-ШВЕДСКИ. А как же иначе!? Ведь в столице Швеции торжественно хоронят шведского короля. Но не будем спешить с выводами. Давайте обратимся к официальным документам. Нас ждёт много интересного.

В 1697 году умирает шведский король Карл XI. Его торжественно отпевают и хоронят в Стокгольме, столице Швеции. Естественно, что для погребальной церемонии была написана специальная надгробная речь. Она была зачитана при стечении всего шведского двора. Причем, официальным придворным церемониймейстером. Нам сообщается следующее: «Автором (речи) был шведский языковед и собиратель книг Юхан Габриэль Спарвенфельд (1655-1727), три года проживавший в Москве. Спарвенфельд держал свою «Placzewnuju recz» в связи с похоронами Карла XI… В то время Спарвенфельд был ПРИДВОРНЫМ ЦЕРЕМОНИЙМЕЙСТЕРОМ».

А теперь дадим ответ на заданный нами вопрос. ПОРАЗИТЕЛЬНО, НО НАДГРОБНАЯ РЕЧЬ БЫЛА НАПИСАНА И ПРОЧИТАНА ПО-РУССКИ. Сегодня этот факт, в рамках скалигеровской версии истории, выглядит абсолютно дико. Иначе не скажешь. Ведь нас уверяют, будто «ничего русского», в заметных масштабах, за пределами романовской России в XVII веке не было. А уж тем более в Швеции, с которой Россия часто воевала. Отношения со Швецией были в ту эпоху сложными, иногда враждебными. Дескать, Швеция — чуждое государство, далекая от нас культура и история, совсем иной «древний» язык и т.п. «Ничего русского», а тем более НА ВЫСШЕМ ОФИЦИАЛЬНОМ УРОВНЕ. Однако, как неожиданно выясняется, подлинная картина XVII века была другой. Причем СУЩЕСТВЕННО ДРУГОЙ. Шокирующий — но лишь с современной точки зрения — факт произнесения ПО-РУССКИ надгробной речи на официальной торжественной церемонии похорон ШВЕДСКОГО короля в ШВЕДСКОЙ столице, в присутствии ШВЕДСКОГО двора, сегодня нуждается в немедленном объяснении. Современные историки, конечно, это прекрасно понимают. Именно поэтому, надо полагать, они стараются не привлекать внимания к этому удивительному обстоятельству. Ясное дело, что в комментариях к этой шведской надгробной речи, написанной по-русски, но латинскими буквами, историки тут же предлагают своё «объяснение». Выглядит это так:

«Причина, по которой речь была написана по-русски, вероятно, заключается в желании СДЕЛАТЬ ЕЁ ПОНЯТНОЙ ДЛЯ РУССКИХ ПОДДАННЫХ ШВЕДСКОГО КОРОЛЯ».

Замечательное «научное» «объяснение»! Даже не знаешь, плакать или смеяться? То ли авторы сего чуда своих читателей за идиотов держат, то ли не понимают они, что сами предстают в виде таковых…

Прямо скажем, данное толкование вызывает массу вопросов. Выходит, что в XVII веке русских подданных в Швеции было НАСТОЛЬКО МНОГО, что ради них правящая верхушка была вынуждена произносить надгробную речь в память шведского короля ПО-РУССКИ! Так может быть, и сама эта верхушка шведского общества, знать, королевский двор, состояли в то время ещё в значительной мере из потомков славян, живших и правивших не так давно на территории всей Великой = «Мо(н)гольской» Империи XIV-XVI веков. Об этой Империи, которая была старательно стёрта со страниц отредактированных источников, но следы которой, тем не менее, обнаруживаются повсюду — в том числе и на территории современной Швеции — постараюсь скоро выложить отдельный пост. Называлась эта Империя в ту пору ещё Гранд-Тартария (Grand Tartarie) или Монголо-Татария или Великая-Тартария от искажённых греческих — МЕГАЛИОН, что означает ГРОМАДНЫЙ, и ТАРТАР… чем и видилось утончённо-изнеженной эллинско-римской цивилизации Средиземноморья всё наше постгиперборейское наследье на столь невыразимо огромном пространстве. В рамках нашей реконструкции картина становится простой и понятной. Вплоть до конца XVII века на территории Швеции ещё сохранялись многие традиции Великой, читай «Мо(н)гольской» Империи. Оставалось ещё очень много людей, говоривших по-русски. В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ СРЕДИ ПРАВЯЩЕЙ В ШВЕЦИИ РУССКО-ОРДЫНСКОЙ ЗНАТИ. Скорее всего, таких людей было много и в самом шведском дворе, в непосредственном, ближайшем окружении шведских королей XVII века. Может быть, некоторые из шведских правителей той эпохи сами ещё продолжали говорить по-русски. Но в XVII веке по странам отделившейся Западной Европы прокатился мятеж Реформации. Новые правители-реформаторы стали переучивать население отколовшихся земель со славянского языка на новые языки, только что изобретенные самими реформаторами. В том числе, быстро придумали и шведский язык. Ясное дело, демагогически объявив его «очень-очень древним», чтобы было авторитетнее. Языки придумали и для других подданных «Монгольской» Империи, проживавших в то время на территории Скандинавии. Изобрели на основе местных диалектов и прежнего славянского языка Империи XIV-XVI веков. Ввели новый язык в школы и начали учить молодое подрастающее поколение. В частности, вместо прежней кириллицы стали внедрять недавно изобретённую латиницу. Поэтому официальную шведскую надгробную речь памяти шведского короля написали ВСЁ ЕЩЁ ПО-РУССКИ, НО УЖЕ ЛАТИНСКИМИ БУКВАМИ. Здесь мы сталкиваемся с процессом активного вытеснения славянского языка, в том числе и с территории Скандинавии, ново-придуманными языками эпохи Реформации. Славянский язык объявили в Западной и Северной Европе XVII века «языком оккупантов». Для полноты картины приведём полное название надгробной речи на смерть шведского короля, и комментарии историков. Длинное название речи написано по-русски, но латинскими буквами. Текст читается легко.

ТОРЖЕСТВЕННАЯ РЕЧЬ ПО СЛУЧАЮ СМЕРТИ КАРЛА XI НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ. 1697. 36,2 x 25,5. Библиотека Уппсальского университета. Собрание Palmkiold, 15.

Печатный ТЕКСТ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ, однако транскрибированный ЛАТИНСКИМИ БУКВАМИ, сохранился в составе кодекса из Библиотеки Уппсальского университета, начинается со страницы 833 этого кодекса и занимает ВОСЕМЬ страниц. Известен ещё один экземпляр, хранящийся в Королевской библиотеке Стокгольма. Текст представляет собой плачевную речь по Карлу XI на русском языке. Затем следуют шесть страниц собственно речи — тоже по-русски. А завершается речь хвалебным стихотворением об умершем короле. ТОЖЕ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ. Имя автора не обозначено, но на последней строке собственно речи написано: «Jstinnym Gorkogo Serdsa Finikom» — первые буквы слов напечатаны прописными буквами, которые являются инициалами автора. Автором был шведский языковед и собиратель книг Юхан Габриэль Спарвенфельд».

На титульном листе ЧИТАЕМ:

Placzewnaja recz na pogrebenie togho prez segho welemozneiszago i wysokorozdennagho knjazja i ghossudarja Karolusa odinatsetogho swidskich, gothskich i wandalskich (i proczaja) korola, slavnagho, blaghogowennagho i milostiwagho naszego ghossudaja (!), nynjeze u bogha spasennagho. Kogda jegho korolewskogo weliczestwa ot duszi ostawlennoe tjelo, s podobajuszczjusae korolewskoju scestju, i serserdecznym wsich poddannych rydaniem byst pogrebenno w Stokolnje (!) dwatset-scetwertago nowemrja ljeta ot woploszczenia bogha slowa 1697

Поднимите руки те, кто не смог прочитать этот текст? Нет таких? Поздравляю, вы все только что сдали экзамен на знание шведского языка!

Приведем теперь название шведской речи, написанной по-русски, заменив в её оригинальном тексте латинские буквы русскими.

«Плачевная речь на погребение того преж сего вельможнейшаго и высокорожденнаго князя и государя Каролуса одиннадцатого шведских, готских и вандальских (и прочая) короля, славнаго, благословеннаго и милостиваго нашего государя (здесь опечатка: вместо буквы R написали J), ныне же у бога спасеннаго. Когда его королевского величества от души оставленное тело, с подобающей королевской честью, и сердечным всех подданных рыданием бысть погребено в СТЕКОЛЬНЕ (так, оказывается, именовали Стокгольм в XVII веке; вероятно, там в то время было развито СТЕКОЛЬНОЕ производство) двадцать-четвертого ноября лета от воплощения бога слова 1697″.

Скорее всего, на первых порах люди в Западной и Северной Европе испытывали большое неудобство, вынужденно записывая русские слова новыми латинскими буквами. Чего стоит, например, записать русское -Щ- латиницей. Получалось нелепое -SZCZ-. Однако, заставляли. Люди морщились, но писали. Потом постепенно привыкли. Дети вообще не испытывали трудностей, будучи обучаемы с малолетства. Вскоре всех убедили, будто «так было всегда, испокон веков». Что было полной неправдой. ТАК стало лишь в XVII веке. А до этого и говорили по-русски, и писали кириллицей. Не морщась. Вот оно — реальное происхождение европейских языков! Ещё в XVI веке на всём огромном пространстве Евразии разговорным был именно русский язык (и даже в некоторых признаваемых наидостовернейшими источниках об этом фактически прямо написано). А потом в Европах решили, что им срочно нужны свои национальные языки, и создали их в два этапа. Сначала ввели латиницу для записи всё ещё русских слов, а потом изменили правила чтения/произношения — в результате через пару-тройку поколений получилось то, что мы имеем сегодня, когда одно и то же слово на разных европейских языках порой читается совершенно по-разному. Но в основе, повторюсь, был именно русский язык.

Послесловие

Привожу здесь фотокопию текста одной из шведскоязычных книг, написанной на одном из диалектов, издания 1526 года (как выдвигаемое одним из противников русской версии истории опровержение того, что язык шведский был чем-то не имеющим или почти не имеющим отличий от прежнего славянского языка Империи).

1361238174_999

 

В принципе, язык данного документа выглядит вполне по-современному шведским … Во всяком случае, отдельные обрывки различимых мною отсюда слов весьма к нему близки… Однако, стоит обратить внимание, что надпись Trettonde Capitel или Тринннадцатая глава — есть словосочетание на латыне … как и слово Apofila … И эти заимствования из латыни не случайность. Это даже не просто заимствования …В современном шведском языке, кроме слов латинского происхождения (об этом языке разговор особый, был ли он на самом деле вообще языком живым или был создан лишь как язык религиозного культа, то есть — искусственно), вообще куча таких вот слов итальянских или латинских (как например, äventyr (сказка) … или в норвежском — eventyr (эвэнтюр, ventyr с прилепленным артиклем «e»), что как ни крути -есть «авантюра» , «приключение» ), так что там очень даже чувствуется рука реформаторов-Иезуитов.

В этом отношении очень интересной представляется похожая история и судьба румынского языка. Его современная грамматика составлена иезуитами из Трансильвании. Заменили 50% слов славянского и тюркского происхождения на латинские и итальянские. К примеру, то же слово КУСТУЛ ( ЗАМОК )- от романских КАСТИЛЛЬЯ или CASTILLO ( так же вошедшее и в другие языки, в тот же английский, как CASTLE ) вытеснило собственное ЗАМЕК … А выражение EU NU CRED (Я НЕ ВЕРЮ ) оно и в испанском I NO CREO и в итальянском I NОN CREDO (Специально написал без ошибок) Но даже сейчас 30% слов в румынском — славянского происхождения (официально). В действительности же — гораздо больше. Масса слов причудливо изменена и трансформирована, некоторые ещё не «переварились». В испанском, например, сейчас используется неологизм BISABUELO (прадедушка) и BISABUELA (прабабушка), оба они образованы из латинского BIS (ДВАЖДЫ) плюс Abuelo/а (дедушка / бабушка), настоящие же испанские названия — TATARABUELO и TATARABUELА. И что по-хохляцки ЦИБУЛЯ, что по-итальянски ЧИППОЛЛО — одинаково будет ЛУК , только на разных диалектах (Все видели, надеюсь карту Гранд — Та(р)тарии? Испания, Италия, Турция, Северный Индостан, Северный Китай, часть Северной Америки, Скандинавия и вся Восточная Европа — всё это в неё когда-то — не так уж и давно — входило…) И тут уж добавить, как говорится, нечего. Вот так, меняя язык, можно переписать Историю… Как говорится, hlopzi сhyi VI budete? … точнее – budjete… Только наверное называть шведов «шведами» остальным русским подданным Империи было бы в ту пору не совсем правильно. Свеи – наверное, так правильней. Так их тогда называли. То есть – свои. Cвои ребята вроде… У нас одинаково плохие отношения были с Данией, хоть и были некоторые споры приграничные, в частности, по размежеванию земель по границе Карелии со Швецией. (Самоназвание же шведов – свеоны. Страна же – Sverige, в честь победившего клана Сверке(р’ов)). Ну а СВЕИ — это просто удачно совпавшее созвучие, вот и прикрепилось … Ну, как и с цыганями, якобы имевшими отношение к народу ЦЫ, проживавшему на берегу Ганга, и с прилепившимся к ним названием оккультной секты ATSINGANI, действовавшей тогда в Ромее (в Византии).

Если бы не Пётр-подменыш, этот иезуитский прихвостень разваливший Империю, как на него и возлагалось, была бы и Швеция сейчас наша (с Норвегией вместе взятой). Вся Северна Война и началась-то против царя-самозванца. Когда сын настоящего Петра, уговорил Карла (друга настоящего царя) походом на самозванца двинуть… Интересно, для чего по возвращении из Великого Посольства, никем не узнаваемый Лжепётр сразу же избавился от окружения? Жену, даже не повидав, в монастыре запер; детей настоящего Петра казнил. КазнилАлексея, обвинив в связях с теми самыми иезуитами , чтоб от себя, пса иезуитского, подозрения в связях с их орденом поганым отвести; дочку настоящего Петра на городских воротах в одной сорочке перед толпой повесил; расправу над стрельцами устроил… Да потому что только они могли бы легко подтвердить, близко знавшие его с детских лет, что царь — НЕ НАСТОЯЩИЙ! Его просто подменили во время того посольства. Либо — что совсем уж покажется неправдоподобным — зомбировали. Но это если бы не некоторые внешние перемены, произошедшие с Петром по возвращении, которые версию с зомбированием делают мало правдоподобной. Настоящий Пётр не был русофобом. Любил всё славянское. Был ниже ростом. И никогда не ходил до того в море в открытое. В лоциях ничего не понимал, в морской науке не шарил. Любил без памяти свою первую жену… А вернулся — настоящим «корсаром»… с заметно более тёмным оттенком кожи, смуглым каким-то, без присущего ему всегда румянца… с родимым пятном (!), которого у него отродясь никогда не было, злобным и неуравновешенным психопатом с дурацкими причудами (вроде того что спать в шкафу). Да к тому же — с такой хронической болезнью, наподобие тропической лихорадки или малярии, которую можно подцепить лишь в жарких тропиках, куда северное его Посольство и не думало направляться! Да и само Посольство вместо двух предполагаемых месяцев задержалось почти на два года… Участи же настоящего Петра можно было бы только посочувствовать… Он, по всей видимости, был переправлен во французскую Бастилию … где и был впоследствии замучен и убит, сразу же по окончании Северной Войны… после отторжения огромных территорий от Империи: той же Швециии, Турции, Северного Индостана и Средней Азии… Что-то такое знал настоящий Пётр, что из него пытались вырвать силой в виде признания под допросами с пристрастием…

А по поводу «Плачевной речи»…

Таких документов как из Уппсальской университетской библиотеки полно и в других закрытых библиотеках. Есть и в России. В Санкт-Петербурге. Любому студенту, не то что профессору, достаточно прийти в свой деканат, взять сравку-отношение со своей кафедры (скандинавистики) и отправиться затем в Публичную библиотеку Санкт-Петербурга. Сделать запрос со ссылочкой на любой официальный протокол, составленный какой-нибудь стокгольмской коллегией адвокатов (того времени) … и тебе дадут на руки (без права выноса, конечно) кучу самой разной макулатуры: экземпляры нотариальных ведомостей, бракоразводных процессов, похорон, решений арбитражных комиссий и т.д. и т.п. — всё на русском и всё оттуда, с той поры. Так что не в одной только Швеции всё есть, как говаривал персонаж известной кинокомедии… Ну и ещё конечно можно в универах Польши и в универах стран Балтии поискать. На них тоже распространялось скандинавское влияние долгое время. Хотя… если и не уничтожены следы, то и близко не подпустят … Эстония уже 20 лет как не желает говорить по-русски, а Польша — и того больше…

Лет эдак через 100 с небольшим никто уже и не будет знать, что государственным языком в этих странах был тоже русский… Русскими же подданными шведского королевства — на территории Швеции — и были сами шведы. В те времена все, кто проживал на территории Империи (не Московии), считались русскими подданными (не московитами)… А такой неологизм как «российские» (подданные) — в отношении подданных — появился уже после. Противники же РУССКОЙ версии истории (или противники ПАНСЛАВЯНСКОЙ версии истории) апеллируют к тому, что приводимая в «Погребальной речи» фраза «НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ» сразу-де бросается в глаза… По их мнению – цитирую: «само присутствие в названии документа уточнения: «…НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ» — свидетельство того, что речь была провозглашена на ином языке — свейском в данном случае!» что, в общем-то, больше походит не на логический вывод, а на обычное цыганское забалтывание. Швеции же тогда принадлежали Финляндия, Восточная Померания, Ливония, в которых проживали иноязычные народы: поляки, немцы, литвины… и крупная русская диаспора. Действительно, в прибалтийских странах испокон веков всегда проживало славянское, русское, население (Сами литовцы и их предки — славянизированные летто-литовцы ) И вот по мнению этих-то противников РУССКОЙ версии истории и выходит, что — как уже писалось в статье — будто бы Плачевная речь была специально написана для этой самой русской диаспоры… проживавшей за тридевять земель от места отпевания покойника. Довод железный, ничего не скажешь! Да ещё находятся и такие, кто, даже не будучи в состоянии подтвердить сей бред документально, берётся заверять, что Плачевная речь была также написана и на всех других языках, имевших хождение среди подданных королевств. Вот примерно их слова:

«Вполне естественно со стороны шведского правительства распространение и доведение текста речи в пропагандистских целях до всех подданных Шведского королевства, в том числе и до русских!.. Вероятнее всего, подобные переводы, но с уточнениями: «…НА НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ», «…НА ПОЛЬСКОМ ЯЗЫКЕ», «…НА ЛИТОВСКОМ ЯЗЫКЕ» и др., также распространялись на окраинах королевства…»

Тогда почему (и это, странным образом, даже не приходило им в голову) оглашена-то РЕЧЬ была всё же на РУССКОМ??? Не странно ли? Официальная версия это даже не опровергает и даёт своё объяснение: якобы, в то время наблюдался большой наплыв русских гостей с окраин в столицу шведского королевства. Спрашивается, какая сила их туда тянула … и чем так дорог им был шведский король русским людям, что они валом валили на церемонию прощания? И для чего, в каких таких пропагандистских целях, нужно было знакомить всех подданных с текстом прощальной речи на похоронах? Зачитанная же по прошествии уже какого-то количества времени (учитывая, что скорость передачи сообщений в то время была несравнима с сегодняшними возможностями) она уже просто теряла свою актуальность… Подданным достаточно бы было узнать – на каком-нибудь торжище или площади — что «король умер, да здравствует король».

Никаких копий «Плачевной Речи» ни на каких других языках не существует, и существовать не могло. А Речь оглашалась либо на «шведском», либо на русском.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Александр    

    МАВРО ОРБИНИ
    Москва 2010
    Перевод с итальянского Юрия Куприков
    Мавро Орбини
    ОбЗ Славянское царство — М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2010. —
    528 с.
    ISBN 978-5-373-02871-4
    Книга католического священника Мавро Орбини «Славянское царство», явля-ющаяся по сути ПЕРВОЙ историей всех славянских народов, может вполне пре¬тендовать на звание самой сенсационной книги века.
    Впервые она была издана в 1601 году в Италии, и сразу же последовала череда скандалов, связанных с ней. Против книги ополчилась традиционная история, а следом за нею — католическая церковь. Издание немедленно было занесено в Ин¬декс запрещенных книг и чудом избежало уничтожения.
    В 1722 году по личному указанию Петра I часть этой книги была переведена на русский язык, а сейчас мы представляем полную версию, переведенную с итальян¬ского языка.
    Громкие заявления Мавро Орбини, разнесшие в пух и прах традиционную исто¬рию средних веков, и сегодня продолжают шокировать видавших виды историков.

    Впервые вниманию отечественного читателя предлагается полный пере¬вод на русский язык труда «далматского Фукидида» Мавро Орбини (1563(?)—1610) «Славянское царство», открывшего собой, по словам Фран¬ка Волльмана, эпоху «гуманистически-барочного славяноведения».
    Уроженец Дубровника Орбини, в 15 лет надевший рясу бенедиктинско¬го монаха, вырос в атмосфере высоких духовных устремлений и стойких книжных традиций, присущих ордену бенедиктинцев. Как сказано в одной из хранящихся в Дубровнике рукописей XVIII века, «братья любили и чтили его за мудрость и усердие, за добрый нрав и любовь, за собранность и са¬модисциплину» .
    Частый гость литературного салона «дубровницкой Аспазии» Цветы Зу-зорич, объединявшего дипломатов, философов, историков, комедиографов и поэтов, многие из которых оставили заметный след в истории дубровницкой культуры, он жил всеми интересами современного ему общества.
    Одной из актуальных тем того времени было плачевное положение сла¬вянства, немалая часть которого оказалась в рабстве у других народов и утратила свою политическую самобытность. В начале XV века одними из первых прежнее величие славян восславили Винко Прибоевич и Лудовик Цриевич-Туберон. Вслед за ними в других странах стали появляться трак¬таты по истории чехов, поляков, русских. Другой знаменитый участник кружка Зузорич, поэт Дидак Пирр — Исайя Коэн, португальский еврей, после долгих скитаний по Европе и Азии нашедший убежище в Дубровни¬ке — привлек внимание Орбини к судьбе еврейского народа, на протяжении тысячелетнего преследования черпающего силу и гордость из своей исто¬рии, увековеченной в книгах.
    Следуя велению сердца, Орбини решил принять вызов времени и посвя¬тил свою жизнь созданию энциклопедии всего славянского рода, где по об¬разцу «классических» народов были бы описаны его происхождение, под¬виги и истории правящих династий, объединенные общей идеей гордости за свое славянское происхождение. Он перерыл все доступные ему монастыр¬ские и личные библиотеки, обнаружив немалое количество материалов для своего труда. Большим подспорьем в работе оказались архивы итальянских библиотек, в частности, знаменитой библиотеки герцога Урбинского, одно¬го из величайших книжных собраний своего времени. Там в специально построенном здании в идеальном порядке хранилось более шестисот латин¬ских, ста шестидесяти греческих и восьмидесяти еврейских кодексов, со¬бранных в конце XV века основателем библиотеки герцогом Федериго дей Монтефельтро, наряду с позднейшими поступлениями и редчайшими пе¬чатными изданиями, пополнившими ее фонды за последующее столетие. К сожалению, через полвека после смерти Орбини для Италии настали тя¬желые времена, и уникальное собрание с большими потерями перекочевало в Ватикан.
    Поездка Орбини в Италию была щедро оплачена знаменитым мецена¬том, дубровницким изгнанником Марином Бобальевичем, чья судьба тесно связана с созданием книги. В пеструю ткань славянской истории Орбини была вплетена история рода Бобальевичей и Рагузы (Дубровника). Из¬данный на итальянском труд был предназначен, в первую очередь, для ита¬льянских вельмож, знакомых с перипетиями жизни Бобальевича, дабы, заняв, благодаря его авторитету, достойное место на книжных полках итальянских собраний, реабилитировать славян в глазах образованной Ев¬ропы, а наряду с этим и самого Бобальевича в глазах Дубровницкого сена¬та. Эта реабилитации славян под знаменем «иллирийской идеи» имела и вполне конкретный политический смысл: папа Климент VIII готовил военный союз против Османской империи, имевший целью освобождение Бал¬кан. Одним из опорных пунктов военных действий, планировавшихся на 1595 год, был Дубровник, располагавший мощнейшим флотом. В надежде на успех оживились потомки древних родов, вновь пошли в дело старинные гербы. Однако планам этим не суждено было осуществиться…
    Усердие Орбини обернулось против него. Стремясь не упустить ни од¬ного ценного упоминания о славянах, он включил в свой труд прямые и кос¬венные цитаты более чем из трехсот тридцати произведений (более 280 из них перечислены в предваряющем его труд списке, помимо которого упо¬минаются еще около 50). В их число попали и труды авторов, примкнувших к Реформации. В эпоху усиления католической реакции возмездие не зас¬тавило себя долго ждать. Через два года после своего выхода в свет «Сла¬вянское царство» оказалось в Индексе запрещенных книг и надолго выпа¬ло из поля зрения образованной Европы.
    Однако, воистину, habent sua fata libelli! Через сто с лишним лет после выхода труда Орбини дубровницкий дипломат на русской службе Савва Рагузинский-Владиславич (тот самый, что привез в 1705 году из Стамбула купленного для Петра арапчонка Ибрагима) преподнес экземпляр «Сла¬вянского царства» Петру I. В 1722 году по повелению самодержца книга в сильно сокращенном переводе Саввы была издана в Петербурге. Преди¬словие к ней написал ученейший соратник Петра Феофан Прокопович. Рус¬ский язык перевода Саввы оставлял желать лучшего, да и в древней исто¬рии и словесности он не был искушен. Между тем книга получила стреми¬тельное распространение на Балканах и там, даже светя отраженным све¬том, обрела новую жизнь, согрев сердца немалого числа благодарных сла¬вян. Образованные сербы проделывали длинный путь, чтобы ознакомить¬ся с ее содержанием, и хранили ее списки как святыню. Обнаружив экзем¬пляр петровского издания в архиепископской библиотеке в Сремски-Кар-ловцах, афонский иеромонах св. Паисий Хилендарский, певец болгарского национального возрождения, написал на ее основе свою знаменитую «Сла¬вяно-болгарскую историю». Использовал перевод Орбини в работе над сво¬ей «Историей Российской» и Василий Татищев.

    В более позднее время, включая и наше недавнее прошлое, труд Орбини практически игнорировался отечественными историками. Редкие упомина¬ния о нем сопровождались высокомерными отзывами, обнаруживавшими поверхностное знакомство их авторов, в лучшем случае, с переводом пет¬ровского времени. Уважительное отношение к Орбини истинных знатоков предмета, таких как И. Н. Голенищев-Кутузов, оставалось в тени.
    Помимо огромного числа литературных сведений о славянах, почерпну¬тых зачастую у малоизвестных или вовсе утраченных ныне авторов, труд Орбини содержит немало «жемчужин». Пытливый читатель найдет в нем и очерк истории славянской письменности, и словарь вандалов, и привиле¬гию Александра Великого славянам, и одну из первых публикаций «Барс¬кого родослова» XII века, известного в нашей литературе под названием «Летописи попа Дуклянина», и первое в европейской литературе изложе¬ние болгарской истории…
    В диссонанс с устойчивым интересом к труду далматского историка со стороны сербов, хорватов и болгар, особенно оживившимся в последнее время, многолетнее безразличие отечественных историков представляется одной из загадок — гордиевых узлов — нашей современной культуры. Дан¬ное издание призвано его разрубить.

    Перевод выполнен с перепечатки издания 1601 года, осуществленной в Пезаро в 1606 году в обход цензурных препон под новым названием «Про¬исхождение славян и распространение их господства». Экземпляр этого издания хранится в Отделе редких книг Российской государственной биб¬лиотеки. Все латинские надписи и стихи переведены мной, отрывки из Ови¬дия даны в переводе А. Парина.

    Куприков Юрий, Москва, 6 сентября 2009 года

    МНОГОУВАЖАЕМОМУ ГОСПОДИНУ МАРИНУ АНДРЕЕВИЧУ БОБАЛЬЕВИЧУ

    Мои досточтимый господин!
    Написав эту историю славян по распоряжению Вашего Свя¬тейшества, будучи щедро снабжен Вами всем необходимым для доведения ее до конца, теперь, когда мне надлежит выпустить
    ее в свет, я полагаю своим долгом посвятить ее Вам, как потому, что она, можно сказать, и есть ваша, так и для того, чтобы она могла опереться на авторитет человека, лучше которого и пожелать нельзя, и по благородству крови, и по остальным присущим Вам достоинствам, и по достоинствам Ваших предков. В самом деле, если мы вспомним происхождение и исто¬рию рода Бобальевичей, то окажется, что род этот в те времена, когда гота¬ми был разрушен Эпидавр, и на его месте стал возводиться город Рагуза, прибыл в числе первых основателей города в год от Рождества Господня 260-й и заложил его, и с тех пор всегда вплоть до наших дней непрерывно обладал высшими достоинствами, был богат и изобиловал мужами, посвя¬щавшими себя служению общественному благу, рожденными в законном браке, нобилями как по отцовской, так и по материнской линии, в соответ¬ствии с древнейшими законами родины, навечно вместе со всеми потомка¬ми лишающими права занимать муниципальные должности тех нобилей Го¬рода, которые породнятся с кем-либо, кто не является нобилями этого Го¬рода. Посему Ваше Святейшество, будучи потомком по непрерывной ли¬нии упомянутых прародителей на протяжении более чем тысячи трехсот лет, безусловно являет пример редчайшей чистоты благородства и древнейшего происхождения. Хотя некоторые и пишут, что род этот происходит от Фа-биев, столь влиятельного и знаменитого некогда рода в Риме, мы, однако, оставим это мнение в стороне, поскольку по причине глубокой древности нет оснований принимать его за достоверное. Без сомнения мы можем ут¬верждать, что вышел он из Эпидавра, римской колонии в Иллирии, в свое время благороднейшего и древнейшего города, и породил (подобно плодо¬витому растению, перенесенному в более благоприятные условия) множе¬ство выдающихся мужей, послуживших пользе и славе своей родины на различных поприщах. Они сражались за нее в войнах на море и на суше, воевали на стороне ее друзей и союзников, так что последние не раз одер¬живали победы и утверждали свою власть и господство благодаря искусст¬ву и доблести полководцев из рода Бобальевичей, которые как новые Фа-бии отстояли пределы родины, отбросив и рассеяв несметные полчища сви¬репых врагов, казавшихся непобедимыми. Будучи же использованы в по-
    10

    сольствах и переговорах, своей мудростью и умением они добивались того, что именно их доверители возводились в королевское достоинство. Да и сами короли благодаря их расторопности и верности спасали и свою жизнь, и власть. Не только дома, но и вне его служили делом и советом своей Рес¬публике мужи из этого доблестного и счастливого рода. Особенно же, ког¬да, соперничая в славе с Брутом и Дионом, они освободили ее от тирании, вернув ей исконное достоинство и свободу. Другие же пошли дальше: най¬дя поле военной и гражданской деятельности слишком ограниченным для своих способностей, они преуспели в религии и послужили образцом свято¬сти жизни. Одни из них, посвятив себя созерцательной жизни и изучению священных письмен, перевели с греческого языка на латынь труды Святого Василия, одного из величайших светочей Католической Церкви; другие, оставив удобства собственного дома, посвятили себя монашеской жизни и извлекли из этого немалую пользу: достигнув великой высоты духа, они были удостоены (как это не раз обнаруживалось) дара пророчества. Одна¬ко я слишком бы растянул свое изложение, если бы попытался упомянуть обо всем, что имеет отношение к этой обширной теме. Да и труд этот был бы в значительной мере излишним, поскольку речь об этом будет идти в соответствующих местах этой истории. Скажу лишь о том, что и Вы, Ваше Святейшество, не пожелали ни в чем уступить своим добродетельным пред¬кам. Оставшись в самом цветущем возрасте наследником огромного состо¬яния, когда-либо выпадавшего на долю рагузинского дворянина, Вы явили редкий пример того, как шестнадцатилетний юноша, красивый и величе¬ственный, располагающий такими огромными средствами перед лицом всех наслаждений, которые сулят Флоренция, Неаполь и Венеция и которые служат величайшими соблазнами свернуть с прямого пути, сумел повести себя во всех отношениях скромно, разумно и умеренно. Память о Ваших прошлых заслугах и очевидность заслуг настоящих побуждают Ваших доб¬рожелателей и вынуждают, если таковые имеются, Ваших недоброжелате¬лей воздавать хвалу и честь Вашим добродетелям, которые в более зрелом возрасте воплотились в дела, исполненные значительности, мудрости, щед¬рости и благотворительности в отношении любителей благородных наук.

    11

    Ярким свидетельством этому может служить множество книг, изданных в упомянутых городах, а также в Пезаро и Рагузе, с посвящением Вашему имени. Однако одно Ваше деяние, превосходящее все остальные, заслужи¬вает не столько похвалы, сколько восхищения, и является ярчайшим свиде¬тельством проявленной Вами любви к родине. Когда в 1588 году Вы, тяже¬ло заболев, со всей нежностью человеческого сердца и всей открытостью мужской и христианской души приняли известие о смерти Вашего брата господина Юния (да пребудет он на Небесах), наследником которого Вы являлись, и пронеслась молва, что такая участь постигла другого Вашего брата господина Михаила во Флоренции, не имея надежды на выздоровле¬ние (какового мнения были и врачи), Вы составили завещание, сделав на¬следником всего Вашего имущества Рагузинскую Республику. В числе про¬чих неисчислимых благотворительных распоряжений Вы повелели учредить Иезуитский колледж, зная, какую пользу это может принести молодежи и всему Городу. Вы распорядились также о сооружении домов и монастырей для дворянок, бесприданниц и женщин, желающих изменить свое недо¬стойное поведение, ассигновав этим заведениям значительную ренту, дабы принять наибольшее число желающих. Позаботились Вы и о приданом, ко¬торым следовало наделять каждый год некоторых из них, чтобы они могли выйти замуж. Не забыли Вы и о пособиях для молодых нобилей, имеющих в них нужду, для изучения юриспруденции, философии, медицины и теоло¬гии, а также о пособиях тем, кто уже получил звание доктора, для поддер¬жания приобретенного звания. Позаботились Вы и об ассигновании на по¬собия для тех, кто пожелал бы заниматься живописью, ваянием и зодче¬ством, добавив к этому множество других распоряжений по человеколю¬бию и величию Вашего духа. И позднее, в 1594 году, когда Рагуза пребы¬вала в ожидании нападения флота под началом Чикалы, Вы показали, что в Вас не охладела любовь к родине, великодушно предоставив в ее распоря¬жение все свое имущество и себя лично. Сенат, нобилитет, Город и Госу¬дарство восприняли это предложение с такой любовью и благодарностью, которого только и достойна столь доброжелательная и заботящаяся об их благе душа. Многое из упомянутого я мог бы опустить, как опустил другие

    12

    Ваши деяния, если бы в силу известных драматических причин они не стали бы так широко известны. Да и для Вашей скромности, вероятно, было бы неприятно слышать очередное о них упоминание. Однако, скрыв это, я за¬служил бы упрек в злонамеренности или, по крайней мере, в неблагодарно¬сти и небрежении общественной пользой. Из всего сказанного становится ясно, что в силу изложенных выше причин, а также причин, о которых я намеренно умалчиваю, труд сей не мог найти иного прибежища, кроме как в тени Вашего Святейшества, которому, я надеюсь, он будет дорог как тем, что в нем содержится, так и обстоятельствами своего появления под влия¬нием того авторитета, который Вы навсегда сохраните в моем сердце. На¬деюсь, что Вы по своей доброте сердечной простите его неисчислимые не¬совершенства и в стиле, и в искусстве. Одно только могу утверждать с твер¬дой уверенностью: ко всему, что касается истины, я приложил столько тща¬ния и усердия, насколько был способен. Посему молю Ваше Святейшество снисходительно принять мои заверения в искренней Вам преданности. Молю Его Божественное Величество о каждодневном Вам благоприятствовании и даровании мне милости проявить то уважение, которое я к Вам питаю. Лобызаю Ваши руки.
    Пезаро, первое марта 1601 года. Ваш преданный и признательный слуга
    дон Мавро Орбини

    ОБРАЩЕНИЕ ДОНА МАВРО ОРБИНИ К ЧИТАТЕЛЯМ

    ет ничего удивительного (мои благосклонные читатели), что ела-Jj) вянское племя, ошибочно называемое ныне склавонским, не пользуется у историков той славой, которую по праву должно бы иметь, и его достойные деяния и славные походы сокрыты плотным туманом и почти погребены в вечной ночи забвения. Имея в избытке мужей воинственных и доблестных, не нашлось у него му¬жей ученых и образованных, которые своими писаниями обессмертили бы его имя. Другие племена, намного уступающие ему в своем величии, лишь потому пользуются ныне такой известностью, что имели ученых мужей, про¬славивших их своими писаниями. Евреи (начнем с них) имели Филона, Еге-сиппа и Иосифа — весьма известных историков, посредством которых они обессмертили свое имя. И это могли бы сделать и многие ученейшие гре¬ческие мужи, если бы было дозволено посторонним раскрывать и разгла¬шать тайные мистерии Истины, как пишет Лактанций в 11-й главе 4-й кни¬ги «Божественных установлений». В самом деле, когда Феопомп пожелал вставить с свою историю тайные мистерии евреев, то утратил зрение и (со¬гласно другим) страдал от лихорадки на протяжении сорока дней, пока не получил предупреждение во сне и не отказался от своей затеи, как свиде¬тельствует Деметрий Птолемею. Трагический поэт Феодат, упомянув ев¬реев, ослеп, но, осознав свою ошибку, прозрел, как пишет Евсевий в «Хро¬нике». Греческая история была описана бесчисленным множеством авто¬ров, среди которых Анаксимандр Милетский, Гекатей Милетский, Демок-

    14

    рит, Евдокс, Дикеарх, Эфор, Эратосфен, Полибий и Посидоний. Исто¬рию римлян и всей Италии описывали Аристид Милетский, Феотим, Кли-тоним, Неарх, Феофил, Дорофей, Аристокл и Хрисипп. Фиванцы были прославлены Ктесифоном, Досифеем и Феофилом. Тускуланцы — Сосист-ратом. Об Аркадии писал Демарат. О Беотии — Мерилл. Всех упомянутых историков Плутарх цитирует в «Параллельных жизнеописаниях». Гелла-ник, Ктесий Книдский, Мегасфен, Артемидор, Эфесий, Каллисфен, пи¬савший во времена Феопомпа, и многие другие, которых цитируют Стра-бон, Полибий, Солин и другие, писали об истории Индии, Персии, Египта и многих других земель. У галлов был свой историк Диафор, у Фракии — Сократ, у Ливии — Гесионакс. Феокал Гунибальд в своих более чем трид¬цати книгах, Вастальд, Хелигаст, Аребальд, Ритимер, Ветан, Дорак, Ка-радак и Рутвик прославили племя франков, ныне называемых французами. Таким образом, все упомянутые выше племена стали пользоваться почетом в мире благодаря тому, что, как мы уже говорили, нашлись образованные мужи, не пожалевшие своих сил для описания их деяний. Одному славян¬скому племени с этим не повезло. С самого своего начала оно постоянно вело войны, совершая деяния, достойные вечной памяти, нисколько не за¬ботясь при этом о том, чтобы кто-либо запечатлел их на бумаге. Немногие историки упоминают о славянах, да и упоминания эти в большей степени связаны с войнами, которые те вели с другими народами, чем с намерением хоть как-то прославить это племя. Славяне воевали почти со всеми племе¬нами мира, нападали на Персию, правили Азией и Африкой, сражались с египтянами и Александром Великим, покорили Грецию, Македонию и Ил¬лирию, заняли Моравию, Силезию, Чехию, Польшу и побережье Балтий¬ского моря. Вторглись в Италию, где в течение длительного времени всту¬пали в стычки с римлянами, иногда терпя поражения, иногда мстя им боль¬шими жертвами с их стороны, иногда заканчивая бой с равным преимуще¬ством. Покорив в конце концов Римскую империю, они заняли многие из ее провинций, разрушили город Рим, сделав римских императоров своими данниками, чего не смогло совершить ни одно другое племя в мире. Они овладели Франкией, основывали королевства в Испании, и от их крови ве-
    15

    дут свое происхождение благороднейшие роды. Однако римские историки не так щедры на похвалы в адрес варваров, как они их называют, чем в адрес своих. Поэтому я, следуя чувству долга, который испытываю к свое¬му славянскому племени, с готовностью перенес тяготы этого труда, чтобы показать ее происхождение и распространение господства; собрал вместе разрозненные упоминания о ней у различных авторов, дабы всякий мог лег¬ко убедиться в том, каким славным и знаменитым всегда было это племя. Племя, из которого вышли в древности многие могущественные народы, такие как славяне вандалы, бургунды, готы, остготы, вестготы, гепиды, геты, аланы, верлы, или герулы, авары, скирры, гирры, меланхлены, бастарны, певкины, даки, шведы, норманны, фенны, или финны, укры, или ункраны, маркоманы, квады, фракийцы и иллирийцы. Были также и венеды, или ге-неты, занявшие побережье Балтийского моря, и делившиеся на многие пле¬мена, а именно на поморян, вильцев, ран, варнавов, бодричей, полабов, ваг-ров, глинян, доленчан, ратарей, или рядуров, черезпенян, хижан, герулов, или гельвельдов, любушан, вилинов, стодорян, брежан и многих других, о которых можно прочесть у пресвитера Гельмольда. Все они были одного и того же славянского племени, как будет видно из дальнейшего. Чтобы до¬вести свой труд до большего совершенства, я не пренебрег ничем: несколь¬ко раз объехал Италию с целью просмотра библиотек в поисках необходи¬мых книг, большинство из которых я обнаружил в Пезаро в библиотеке светлейшего синьора герцога Урбинского. Эта библиотека, по моему мне¬нию, самая обширная и самая красивая из всех библиотек, при этом содер¬жится и сохраняется упомянутым государем с величайшей заботой и стара¬нием. Этот государь по изысканности знаний в различных областях науки, по опытности в военном деле, по рассудительности, по познаниям в рели¬гии и другим своим бесчисленным достоинствам, украшающим его, стоит гораздо выше величия собственной судьбы. Итак, собрав воедино все са¬мое важное, что было рассеяно по разным книгам, я захотел опубликовать все эти сведения во славу всех славян, которых прошу благосклонно при¬нять плоды моих трудов как память и свидетельство величия своих пред¬ков, как ясный знак их доблести и, наконец, как собственное достояние.

    16

    И если кто-либо станет хулить мой труд со злобой и неприязнью, их долг рассудительно защищать его, сохранять и уважать. Те же, кому труд мой покажется неполным, пусть вспомнят о том, что к тем, кто первым брался писать на какую-либо тему или сюжет, рассудительные люди всегда прояв¬ляли сочувствие и снисхождение. Быть может, придет кто-нибудь еще (ведь легко дополнить уже найденное), кто, располагая более обширными сведе¬ниями и обладая большим красноречием, также напишет об этом. Пока же прошу вас с чистым сердцем принять, мои благосклонные читатели, мной вам теперь вручаемый дар.

    УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ, ЦИТИРУЕМЫХ В ЭТОМ ТРУДЕ

    Обращаю внимание читателя на то, что некоторые из перечисленных ав¬торов запрещены Святой Матерью Римской Церковью, на что рядом с их именем имеется указание.
    Упомянутые авторы цитируются нами исключительно в связи с истори¬ческими обстоятельствами, о которых сообщают другие.

    Abbate Tritemio Аббат Тритемий
    Abbate Vrspargense Аббат Урсбергский
    Ablabio Аблавий
    Abraam Ortelio Абрахам Ортелий
    Adameo Sassone, Адам Бременский
    M. Adamo Адам Бременский
    Agatia Smirneo Агафий Миринейский
    Agostino Dottore Августин [Гиппонский], учитель Церкви
    Agostino Morauo Августин Моравии
    Aimone Monaco Аймоин Монах
    Alberto Crantio Альберт Кранц
    Alberto Stadense Альберт Штаденский
    Alessandro Guaino Александр Гваньини
    Alessandro Sculeto Александр Скультетус
    Altamero Альтхамер
    Ammiano Monaco Аймоин Монах
    18

    Andrea Angelo Durazzino Andrea Cornelio Andulfo Sagaco Annali di Frisia Annali di Olanda Annali di Rausa Annali di Russia Annali de’ Tutchi Annali di Venetia Annonio Monaco Antonio Bofinio Antonio Geufreo M. Antonio Sabellico Antonio Sconcovio Antonio Viperano Appiano Alessandrino Arnoldo Abbate Arpontaco Burdegalense Arriano di Nicomedia M. Aurelio Cassiodoro S. Aurelio Vittore
    Паоло Анджело, [архиепископ] Драчский
    Андреас Корнелиус
    Ландульф Сагакс
    Фризские летописи
    Голландские летописи
    Рагузинские летописи
    Русские летописи
    Турецкие летописи
    Венецианские летописи
    Аймоин Монах
    Антонио Бонфини
    Антуан Жоффруа
    Маркантонио Сабеллико
    Антон ван Схонховен
    [Джованни] Антонио Виперано
    Аппиан Александрийский
    Аббат Арнольд [Любекский]
    Арнольд Понтак Бордоский
    Арриан из Никомидии
    Магн Аврелий Кассиодор
    Секст Аврелий Виктор

    Baltasar Spalatino Beato Renano Beroso Caldeo Bernardo Giustiniano Bilibaldo Pirckiameno Bonifacio Simoneta Bulla d’oro Busbequio
    Бальтасар Сплитский Беат Ренан Бероз Халдей Бернардо Джустиниани Виллибальд Пиркгеймер Бонифачо Симонетта Золотая булла Бусбекий

    Calfurino Sura Кальпурний Сура
    Callimaco appresso Plinio Каллимах, цитируется по Плинию
    Carlo Sigonio Карло Сигонио
    Carlo Vagriese Карл Вагрийский
    Celio Donato Элий Донат
    Cerilliano Цериллиан
    Cesare Baronio Цезарь Бароний
    M. Cicerone Марк Цицерон
    Cornelio Tacito Корнелий Тацит
    Costantino Porfirogenito Константин Порфирородный
    Costantino Spandugino Феодор Спандун
    Corrado Brugense Конрад из Брюгге
    Corrado Peutingero Конрад Пейтингер
    Crisippo Хрисипп
    Cronaca de’ Frati Minoriti Францисканская хроника
    Q. Curtio Квинт Курций
    Christofano Varseuiccio Кшиштоф Варшевицкий
    David Chitreo Давид Хитреус, запрещенный автор
    Descrizione del mondo Описание мира
    Diodoro Siculo Диодор Сицилийский
    Diogene Laertio Диоген Лаэртский
    Dione Niceo Дион [Кассий] Никейский
    Dionisio Punico Дионисий Пунический
    Dithmaro Mersapurgese Итмар Мерзебургский
    Domenico Mario Nigro Доменико Мариа Негри
    Egesippo Егесипп
    Egidio Tschudio Эгидий Чуди
    Eginharro Monaco Эйнгард Монах
    Elio Cordo Элий Корд
    Elio Spartiano Элий Спартиан
    20

    Emanuelo Manasse Epitoma di Strabone Erasmo Stella Eudocio Panegirista Eugippo Monaco Eusebio Eustachio Eutropio

    Fabio Celeriano Farasmanno Creco Fascicolo de’ tempi Filippo Callimaco Filippo Lonicero Flauio Vopisco L. Floro Francesco Bisio Francesco Baldillo Francesco Irenico Francesco Serdonati

    Gasparo Hedione Gasparo Peucero Gasparo Tigurino

    Geremia Russo Gerrardo Rudingero Gioanni Aubano Gioanni Auentino Gioanni Battista Gioanni Botero Gioanni Cocleo
    Константин Манассия Эпитома Страбона Эразм Стелла Эвдокий Панегирист Эвгиппий Монах Евсевий Евстахий Евтропий

    Фабий Цериллиан Фарасман Грек Fasciculus temporum Филипп Каллимах
    Филипп Лоницер, запрещенный автор
    Флавий Вописк
    Луций Флор
    Франческо Бизио
    Франческо Бальделли
    Франциск Иреникус
    Франческо Сердонати

    Каспар Гедио, запрещенный автор Каспар Пейцер
    Каспар [Мегандер] из Цюриха, запрещенный автор Еремей Русский Герхард Рудингер Иоганн Боемус
    Иоганн Авентин, запрещенный автор Джованни Баттиста Джованни Ботеро Иоганн Коклеус

    21

    Gioanni Curopalato Иоанн Куропалат
    Gianni Dubrauio Ян Дубравий
    Gianni di Essendia Иоганн Эссенский
    Gioanni Herburto Ян Хербурт
    Gioanni Laziardo Иоганн Лациард
    Gioanni Magno Gotho Иоанн Магнус Готландский
    Gioanni Leunclauio Иоганн Леунклавий, запрещенный автор
    Gioanni Nauclero Иоганн Науклер
    Gioanni Villano Джованни Виллани
    Gioanni Stadio Иоганн Стадий
    Gioanni Goroppeio Иоганн Горопий [Бекан]
    Gioanni Gobellino Иоганн Гобеллин
    Gioanni Monaco Иоанн Монах
    Gioanni di Thvuocz Янош Туроци
    Gioanni Tigurino Иоганн Тигуринус
    Gioanni Pineto Хуан де Пинеда
    Giacomo Castaldo Джакомо Гастальди
    Giacomo Meiero Яков Мейер
    Giacomo Vifelingio Яков Вимпфелинг
    Giacomo Spigelio Яков Спигелий
    Giacomo Zieglero Яков Циглер, запрещенный автор
    Giorgio Cedreno Георгий Кедрин
    Giorgio Fabritio Георг Фабриций [из Хемница],
    запрещенный автор
    Giorgio Pachimero Георгий Пахимер
    Giorgio Tirio Гийом Тирский
    Giorgio Vverenhero Георг Вернер
    Giornando Alano Иордан Алан
    Girolamo Dottore Иероним [Стридонский], учитель Церкви
    Girolamo Bardi Джироламо Барди
    Girolamo Ruscelli Джироламо Рушелли
    Guilio Faroldo Джулио Фарольди
    22

    Giustino Giunio Cordo Godifredo Monaco Gothfrido Viterbiense Gregorio Dottore Gulielmo Cantero Gulielmo Frisio Gunthero Poeta
    Юстин
    Юний Корд
    Готфрид Монах
    Готфрид Витербский
    Григорий [Назианзин], учитель Церкви
    Вильгельм Кантер
    Гемма Фризиус
    Гюнтер Поэт

    Hartmanno Schedel Helmoldo Prete Henrico di Eruordia Hermanno Contratto Hermanno Hamelmanno Hermanno Schodel Herodiano
    Herodoto Alicernaseo Huldrico Mutio Hunibaldo
    Хартман Шедель Гельмольд Пресвитер Генрих Херфордский Герман Калека Герман Хамельманн Хартман Шедель Геродиан
    Геродот Галикарнасский
    Ульрих Муциус, запрещенный автор
    Гунибальд

    Ioachimo Cureo Isacio Tzetze Isidoro Hispalense Isigonio appresso Plinio
    Иоахим Kypeyc
    Исаак Цец
    Исидор Севильский
    Исигон, цитируется по Плинию

    Kiriaco Spangebergio
    Кириак Шпангенберг

    Lamberto Schaffnaburgense Ламберт Герсфельдский

    Laonico Calcondila Laurentio Suro Leonardo Aretino
    [Ашаффенбургский]
    Лаоник Халкокондил, запрещенный автор Лаврентий Сурий Леонардо Аретино

    23

    Libro delle cognizioni Libro delle parti di Pregadi di Rausa Lodovico Ceruino Lucano Lucio Faunno Lucio Floro Luigi Contarino Lupoldo Bambergio Luitprando Ticiniense

    Marcellino Conte
    Mariano Scoto
    Marino Barletio
    Marino Benchemio
    F. Martino
    Martino Abbate
    Martino Cromero
    Martino Vescovo Coscentino
    Martino Segonio

    Martino Vagneto Marziano Capella Matthia Meccouita Mazochio Metello Tigurino Metodio Historico Michel Riccio Michel Salonitano Modesto
    Liber cognitorum
    Реестр актов совета прегадов Рагузы

    Лудовик Цриевич-Туберон Лукан
    Лучо Фауно
    Луций Флор
    Луиджи Контарини
    Лупольд, епископ Бамбергский
    Луитпранд Кремонский

    Марцеллин Комит
    Мариан Скот
    Марин Барлеций
    Марин Бенхемий
    Ф. Мартин
    Мартин Аббат
    Марцин Кромер
    Мартин, епископ Гнезненский
    Мартино Сегоно из Новобрдо,
    епископ Улцинский
    Мартин Вагнет
    Марциан Капелла
    Мацей Меховский
    [Джакомо] Мадзоки
    Метелл из Тегернзее
    Мефодий Историк
    Микеле Риччо
    Михайло Салонский
    Модест

    24

    Nazario Mamertino Назарий Мамертин
    Niceforo Gregora Никифор Григора
    Niceta Coniato Никита Хониат
    G. Nicolo Doglioni Джованни Николо Дольони
    Nicolo Marscalco Николаус Маршалк
    Nicolo Stobeo Стобей
    Olao Magno Олаф Магнус
    Onesimo Онезим
    Origine de’ Gothi Origo Gothorum
    Ottone Frigigense Оттон Фрейзингенский
    P. Ouidio Nasone Публий Овидий Назон
    Paolo Barnefrido Павел Варнефрид
    Paolo Diacono Павел Диакон
    Paolo Emilio Паоло Эмилио из Вероны
    Paolo Niuemontano Пауль из Шнееберга
    Paolo Giouio Павел Иовий
    Paolo Langio Пауль Ланге Цигнеус
    Paolo Orosio Павел Орозий
    Paolo Paruta Паоло Парута
    Paolo Scaligero Павел Скалич
    Petancio Петанчич
    Pier Francesco Giambulari Пьерфранческо Джамбулари
    Pietro Artopeo Петер Артопеус, запрещенный автор
    Pietro Bellonio Пьер Белон
    Pietro Bizaro Пьетро Биццари
    Pietro de Castro Pere Петр из Кастро Пере
    Pietro Crusber Петр Крусбер
    Pietro Echilino Петр Эквилийский
    Pietro Giustiniano Пьетро Джустиниани
    Pietro Liuio Пьетро Аивио
    25

    P. Piteo Пьер Питу
    Pio Secondo [папа] Пий II
    Plinio Плиний [Старший]
    Plutarco Плутарх
    Polibio Полибий
    Porfirio Порфирий
    Pomponio Leto Помпоний Лет
    Privilegi di Cataro Привилегии Котора
    Procopio di Cesarea Прокопий Кесарийский
    Prospero Aquitano Проспер Аквитанский
    Rafaelo Volaterano Рафаэль из Вольтерры
    Reginone Abbate Регино Аббат
    Registro delle Cronache Registrum cronicarum
    Reinnero Reinecio Рейнерий Рейнекций, запрещенный автор
    Ricardo Bartolino Риккардо Бартолини
    Rinaldo Britanno Ринальд Британский
    Roberto Gaguino Робер Гаген
    Roberto Valturio Роберто Вальтурио
    Sassone Grammatico Саксон Грамматик
    Sebastian Munstero Себастьян Мюнстер, запрещенный автор
    Scolastico Smirneo Схоластик Миринейский
    Scipione Ammirato Шипионе Аммирато
    Seruio Сервий
    Sidonio Apollinaro Сидоний Аполлинарий
    Sigiberto Gemblacese Сигиберт из Жамблу
    Sigismondo Herbersteino Сигизмунд Герберштейн
    Silberto Genebrardo Жильбер Женебрар
    Socrate Historico Сократ Историк
    Solino Солин
    Sozimeno Созомен
    26

    Specchio de’ Sassoni Саксонское зерцало
    С. Statio Poeta Цецилий Стаций Поэт
    Stefano Bizantino Стефан Византийский
    Strabone Страбон
    Suffrido Pietro Misnense Суффрид Петри
    Suida Свида
    Soplimento di Eutropio Добавление к Евтропию
    Suetonio Tranquillo Светоний Транквилл
    Suffrido Misnense Суффрид Петри
    Symmaco Симмах
    Teoderico Феодорит [епископ Тирский]
    Teodoro Spandugino Феодор Спандун
    Teopompo Chio Феопомп Хиосский
    Teodolo Фома Магистр
    Tito Liuio Тит Ливии
    Tolomeo Alessandrino Птолемей Александрийский
    Toma Ebendorfio Томас Эбендорфер
    Trebellio Pollione Требеллий Поллион
    Trogo Pompeo Помпей Трог
    Tugenone Patauino Тагено из Пассау
    Valerio Massimo Валерий Максим
    M. Varone Марк Варрон
    F. Vegetio Флавий Вегеций
    G. Velleio Paterculo Гай Веллей Патеркул
    Vencesaluo Boemo Венцеслав Богемский
    Vernero Rotenuick Вернер Ролевинк
    Vettore Vticense Виктор Витенский
    Vgo Fuluonio Уго Фульвонио
    Vitichindo Olandese Видукинд Голланский
    Vitichindo Sassone Видукинд Корвейский
    27

    Vitichindo Vagriese Vnefrido Inglese Vuolgfango Lazzio Vuolgfango Olandese

    Zacaria Lilio
    Zonara
    Zosino

    Видукинд Вагрийский Винфрид Английский Вольфганг Лациус Вольфганг Голландский

    Заккариа Лилио [Иоанн] Зонара Зосим

    ОПИСАНИЕ СКАНДИНАВИИ, КОТОРАЯ БЫЛА ДРЕВНЕЙ РОДИНОЙ СЛАВЯН

    оскольку почти все авторы, блаженное перо которых донесло до потомков историю славянского племени, утверждают и зак¬лючают, что славяне вышли из Скандинавии, я решил в начале своего труда дать краткое описание ее местоположения, дабы те, кто есть сегодня этого племени, особенно жители Далмации и Иллирии, знали, из какой части света вышли их предки.
    Итак, Скандинавия, называемая многими Сканзой, другими Скондани-ей, а некоторыми Скандией, Скондией или Скандизоной, расположена на севере. Древним латинянам и грекам она была почти не знакома, и по их общему мнению там находилась Холодная зона земли, покрытая вечными снегами и лишенная какой-либо живности. Немногие о ней упоминают: не¬которые помещали в тех областях блаженные земли и людей, живущих дол¬гую жизнь, справедливейших из смертных; другие полагали, что она явля¬ется большим островом. Плиний в 4-й книге, упоминая острова Балтийско¬го моря, пишет о ней так: «Из них Скандинавия — остров знатнейший и несравненной величины». Солин в 32-й главе «Собрания достопамятных сведений» пишет: «Скандинавия — это самый большой из всех островов Германии, и нет там ничего достопамятного, за исключением самого остро¬ва». Позднее стало ясно, что она не остров, а очень большой полуостров, который Иордан Алан за его величину называет другим миром, кузницей
    29

    народов и чревом племен. Длина его с юга на север составляет примерно 1800 миль, ширина же немного меньше половины. Омывается он со всех сторон Балтийским морем, называемым, как пишет Тацит Альтхамер, раз¬личными именами, а именно Германским, Свевским, Британским, Балтий¬ским, Варварским, Померанским, Арктическим, или Борейским, Север¬ным, Ледовитым, Коданским, Венедским; за исключением восточной сто¬роны, где почти у крайних пределов Севера живут скрифинны и карелы у московитских пределов, как показано Олафом Магнусом на его карте. По мнению ученых мужей, это и есть знаменитый Туле. Их основания и дово¬ды следующие: согласно Меле Туле лежит против Нижней Германии; Пто¬лемей помещает его на семьдесят третьем градусе широты и двадцать шес¬том долготы; Прокопий пишет, что на нем живут тринадцать племен, уп¬равляемых таким же числом королей, и что он в десять раз больше Брита¬нии; Стефан Византийский называет его большим и помещает там скрифи-цианские народы, называемые ныне скрифиннами; Исаак Цец, коммента¬тор Ликофрона, говорит, что Туле находится на востоке от Британии. Все сказанное подходит Скандии, и ничему другому. Добавим к этому, что одна из частей Скандии до сих пор носит имя Туле Марк. Омывающее его Бал¬тийское море не имеет ни приливов, ни отливов, однако оно очень бурное и опасное. Когда течение, гонимое ветрами, идет с севера, вода делается на¬столько пресной, что моряки готовят на ней пищу. Происходит это по при¬чине впадающих в него рек и озер. Когда течение идет с запада, происходит обратное. Зимой оно замерзает в такой степени, что по нему можно пере¬двигаться в повозках, которые местные народы называют Sleiten (санями). Иной раз и целые полчища проходят пешком с континентальной части Скан¬динавии на острова. Скандинавия, как пишет Яков Циглер, отбросив все остальные названия, удержала за собой имя Скондия, что означает «прият¬ность», то есть красота. Поскольку ни по мягкости климата, ни по плодо¬родности почвы, ни по удобству портов и торжищ, ни по морским богат¬ствам, ни по обилию рыбы для лова в озерах и реках и благородного зверя для охоты, ни по неисчерпаемому богатству месторождений золота, сереб¬ра, меди и свинца, ни по множеству городов и гражданских установлений

    30

    не уступит она ни одному богатому краю. Отсюда (как пишет Солин в 25-й главе, посвященной описанию северных народов) имели обыкновение посылать начатки плодов Аполлону Делийскому, снаряжая для этого бла¬гонравных девственниц. Но поскольку из-за коварства чужестранцев девы эти возвращались обратно не невинными, то это поклонение, ранее практи¬ковавшееся далеко от дома, было немедленно ограничено пределами Скан¬динавии. Ныне Скандинавия включает в себя три королевства, а именно Норвегию, Швецию и Готию, а также часть Датского королевства и дру¬гие провинции, такие как Ботния, Финмарк, Лапландия и Финляндия, ко¬торая, как пишет Мюнстер в 4-й книге своей «Космографии», была в про¬шлом населена славянским племенем, имела его язык и во время господства московитов приняла греческий обряд. Есть много и других провинций в Скандинавии, из которой, как будет показано в дальнейшем, вышли славя¬не со многими другими могущественными племенами, покорившими впос¬ледствии Аз

    0
  2. Александр    

    Книга католического священника Мавро Орбини «Славянское царство», явля-ющаяся по сути ПЕРВОЙ историей всех славянских народов, может вполне пре¬тендовать на звание самой сенсационной книги века.
    Впервые она была издана в 1601 году в Италии, и сразу же последовала череда скандалов, связанных с ней. Против книги ополчилась традиционная история, а следом за нею — католическая церковь. Издание немедленно было занесено в Ин¬декс запрещенных книг и чудом избежало уничтожения.
    В 1722 году по личному указанию Петра I часть этой книги была переведена на русский язык, а сейчас мы представляем полную версию, переведенную с итальян¬ского языка.
    Громкие заявления Мавро Орбини, разнесшие в пух и прах традиционную исто¬рию средних веков, и сегодня продолжают шокировать видавших виды историков.

    вообще-то хорошая статья, всё смешалось в этом царстве, и Ёрик (Юрий) на русском говорил, есть сведения, что Шекспир писал на русском языке, так как совсем древние языки похожи на современные, а устаревшие (просто древние) оказываются намного архаичные..

    0
  3. Александр    

    по поводу империи и восцарения Петра (Романовых), с моей точки зрения Империя посылала часть своих подданных на восстановление законного правления на Руси (в Московии): поляков вначале, как можно поверить, что беглому монаху (православному) дадут войска королевские и дворяне пойдут под рукой беглого Гришки войной на часть Империи?
    Турки прошли всю Европу и загнали Петрушу так, что заставили «срыть» Санкт-Петербург, а оставшаяся часть города , что находилась там, где сейчас город — пришел в запустение… и лишь намного позже начали строиться

    Свеи — так же точно, по команде Империи шли не войной, а восстановление Кона…, Пушкин написав свою поэму в дальнейшем став камер-юнкером историком Его Величества пришёл в ужас и писал даже где-то, о том, что его поэма есть ложь сплошная, а на поле боя воевали так: собрались и пили, царь отсиживался где-то..

    0
    1. Alesander    

      «Петруши» не было. А Николай, прочитав то, что сочинил для него камер-лакей Чушкин, как лучший друг, посоветовал Пушкину застрелиться самому, пока разневанный Николай его не сгноил в одиночной камере Петропавловской крепости. И это есть факт, мсье Дюк.

      0
  4. SerGiO    

    Как раз недавно Орбини читал: http://www.1-sovetnik.com/books/Archives/Orbini.zip
    Интересно, насколько стоек русский язык, пятое столетие тому назад писано, а читается легко и свободно. Не могут убить враги наш великий и могучий, как не стараются.

    0
  5. Alesander    

    Всё гораздо проще. Государственным языком в Швеции до 1905 года был русский язык. Писали на латыни, а читали по-русски, без переводчика. Как мы сейчас читаем SMS-ки в мобильных телефонах. Времени прошло не слишком много, чтобы шведы забыли свой родной русский язык.

    0
  6. недурак    

    Какой только фигни не выдумает dolboславский моск, увидев один единственный несчастный русский текст записанный латинской транскрипцией. Дознаться откуда он и почему был записан, национал-параноикам лень, а вот насочинять небылиц это завсегда.

    0
  7. Сергей    

    Дата документа (на первом скрине) — «1697 года. Четвертого ноемврия»!

    Разве на древнерусском: — ноябрь не «овсень»???
    Помните, там еще: лютень, вересень, траень… имеются?

    0
  8. Алексей    

    А какие-нибудь другие средневековые шведские документы, которые, естественно, на шведском не судьба почитать? Вот это что за бред вообще: «Учитывая, что письменность в Швеции до 17 века была кирилической….»?
    Не стоит считать, что все вокруг бараны, не способные думать.

    0

Добавить комментарий

Войти без регистрации: