shadow

Как любить?


shadow

1359204508_1239631537_donald-zolan-11
Ты говоришь: «Мой ребенок».

Когда, как не во время беременности, имеешь ты наибольшее право на это местоимение? Биение крохотного, как персиковая косточка, сердца-эхо твоего пульса. Твое дыхание дает ему кислород. В вас обоих течет общая кровь, и ни одна красная ее капля не знает, будет она твоей или его, или, вылившись, погибнет, как постоянная дань тайне зачатия и рождения. Ломоть хлеба, который ты жуешь,- строительный материал ног, на которых он будет бегать, кожи, которая будет его покрывать, глаз, которыми он будет видеть, мозга, в котором родится мысль, рук, которые он протянет к тебе, улыбки, с которой воскликнет: «Мама!»

Ты говоришь: «Мой ребенок».

Нет, это ребенок всех-матери и отца, дедов и прадедов. Чье-то далекое я, спавшее среди предков, чей-то истлевший, давно забытый голос вдруг зазвенел в твоем ребенке. Ребенок-папирус, убористо заполненный мелкими иероглифами, ты сумеешь прочесть лишь часть их, некоторые же тебе удастся стереть либо вычеркнуть и наполнить своим содержанием.

Ты говоришь: — Он должен… Я хочу, чтоб он…

И ищешь примера, которому он должен быть подобен, моделируешь жизнь, достойную его. Ну и что ж, что вокруг-посредственность и обыденность. Ну и что ж, что вокруг-серость. Люди хлопочут, копошатся, суетятся,- мелкие заботы, ничтожные стремления, пошлые цели… Обманутые . надежды, иссушающая печаль, вечная тоска… Несправедливость торжествует. Холодеешь от ледяного равнодушия, от лицемерия перехватывает дыхание. Оснащенные иглами и когтями нападают, тихие уходят в себя. И ведь не только страдают люди, но и мараются…Каким ему быть? Борцом или тружеником, вождем или рядовым? А может, пусть будет просто счастливым? Где счастье, в чем оно? Знаешь ли ты дорогу к нему? И существуют ли те, кто знает? Справишься ли ты с этим? Можно ли все предвидеть, ото всего защитить? Через 15 лет он будет смотреть в будущее, ты-оглядываться в прошлое. В тебе-воспоминания и опыт, в нем-непостоянство и дерзкая надежда. Ты колеблешься-он ждет и верит, ты опасаешься-ему все нипочем.Молодость, если она не насмехается, не отталкивается, не презирает, всегда стремится исправить ошибки прошлого.

Так должно быть. И все же…

Пусть ищет, только бы не заблудился, пусть штурмует вершины, только бы не расшибся, пусть корчует, только бы не поранился, пусть воюет, только осторожно-осторожно… Он скажет: — А я думаю иначе. Хватит меня опекать. Значит, ты не веришь мне? Значит, я тебе не нужна? Ты тяготишься моей любовью?

Неосторожный ребенок. Бедный, не знающий жизни… Неблагодарный! Разве земля благодарит солнце за то, что оно светит? Дерево-семечко, из которого оно выросло? А разве соловей посвящает свои трели матери за то, что та когда-то обогревала его собой?Отдаешь ли ты ребенку то, что сам получил от родителей, или одалживаешь на время, тщательно учитывая и подсчитывая проценты? Разве любовь-услуга, которую можно оплатить?

Ты говоришь: Умен ли он?

Если в самом начале мать с тревогой задает этот вопрос, не за горами час, когда она предъявит ребенку свои требования. Ешь, даже если ты сыт, даже если тебе противна еда. Ступай спать, хоть бы и со слезами, хоть бы тебе пришлось еще час томиться без сна. Потому что ты должен, потому что я хочу, чтобы ты был здоров. Не играй с песком, носи облегающие брюки, не трогай волосы, потому что я хочу, чтобы ты был красив. Вместо того чтобы наблюдать, чтобы видеть и понимать, берется первый пришедший в голову пример «удачного ребенка» и перед собственным ребенком ставится требование: вот образец, на который ты должен равняться. Невозможно, чтобы сын состоятельных родителей стал ремесленником. Лучше пускай будет несчастным школяром и человеком без моральных устоев. Не любовь к ребенку, а эгоизм родителей выходит тут на первое место, не счастье личности, а амбиции семейного сообщества, не поиски своего пути, а железная поступь шаблона.

Ум бывает деятельный и пассивный, живой и вялый, скрытный и капризный,подвижный и упрямый, творческий и эпигонский, поверхностный и глубокий, конкретный и абстрактный, практический и поэтичный, память может быть выдающейся и посредственной. Один ловко пользуется полученной информацией, другой- совестлив и нерешителен. Врожденный деспотизм и рефлекторность и критичность. Встречается преждевременное и замедленное развитие, узкие или разносторонние интересы. Но кому какое до этого дело?

Ты говоришь: Хороший ребенок.

Надо поостеречься, чтобы не путать «хороший» с «удобным».Плачет мало, не будит ночью, доверчивый, послушный-хороший. Капризный, кричит без видимого повода, мать света из-за него не видит-плохой. Независимо от самочувствия, новорожденные бывают от рождения наделены большей или меньшей терпеливостью. Одному довольно единицы неприятных ощущений, чтобы отреагировать десятью единицами крика, другой на десять единиц недомогания реагирует единицей плача. Один сонный, движения ленивые, сосет медленно, крик не энергичен, без надрыва. Второй легковозбудим, подвижен, спит чутко, сосет взахлеб, кричит до посинения. Заходится, захлебывается, приходится приводить его в себя, иной раз с трудом возвращается к жизни.

Современное воспитание требует, чтобы ребенок был удобен. Шаг за шагом оно ведет к тому, чтобы его нейтрализовать, задавить, уничтожить все, что есть воля и свобода ребенка, закалка его духа, сила его требований и стремлений. «Послушный, воспитанный, добрый, удобный…» И мысли нет о том, что вырастет безвольным и не приспособленным к жизни. Ее ребенок не должен плакать. А Ребенок плачет не только от голода или потому, что «животик болит», но и oт того, что болят губы, десны, язык, горло, нос, пальцы, ухо, кости, поцарапанное клизмой заднепроходное отверстие, от боли при мочеиспускании, от тошноты, жажды, перегрева, от зуда кожи, на которой еще нет сыпи, но будет через несколько месяцев, плачет из-за жесткой тесемки, складки на пеленке, крошечного комочка ваты, застрявшего в горле, шелухи семечка, выпавшей из канареечной клетки.

Школа воспитала малодушие, боязнь выдать незнание. Сплошь и рядом родители не хотят знать того, что знают, признать то, что видят. Как часто в поисках того, что на рынке ходит под этикеткой «здоровье», родители покупают суррогаты, которые либо не помогают, либо вредят. После того, как пошел в школу, после возвращения из деревни, после кори, после того, как выкупался, несмотря на запрещение, после того, как испугался пожара. Меняются не только сон и аппетит, меняется и характер: раньше слушался-теперь своевольничает, раньше быстрый-теперь расхлябанный и ленивый. Бледен, осанка отвратительная. Вдобавок какие-то гадкие выходки. В чем дело?-дурная компания, заучился, а может, заболел? Ребенок попеременно бывает то сильным, живым, веселым, то слабым, усталым и мрачным. Когда он заболевает в критический период, мы склонны считать, что болезнь уже коренилась в нем, я же думаю, что болезнь гнездилась в области, на какое-то время ослабленной, или что она, притаившись, ждала наиболее благоприятных условий для нападения, либо, случайно залетев извне и не встретив сопротивления, расхозяйничалась в организме.

Мягкость, слабый жизненный напор, низкий полет воли, страх перед действием. Избегает внезапных движений, живого опыта, трудных начинаний. Меньше действуя, добывает меньше практических сведений, значит, вынужден больше доверяться, дольше уступать. Что это, менее значительный интеллект? Нет, просто другой. У пассивного меньше синяков и унизительных ошибок, значит, ему недостает болезненного опыта, но зато, может, он глубже запечатлелся в его памяти. У активного больше ссадин и ошибок, зато он, может, быстрей забывает их.

Первый переживает меньше и медленней, но зато, может, более основательно. Пассивный удобнее. Оставленный один, он не выпадет из коляски, не поднимет тревогу неизвестно отчего, расплакавшись, легко успокоится, не требует с чрезмерной настойчивостью, меньше ломает, рвет, уничтожает.

1359204467_bcd7e7767c17

А воспитание?

Судить о ребенке по двум полярно противоположным типам детей- все равно что на основании свойств кипятка и льда говорить о воде. В шкале сто градусов, где на ней место нашего ребенка? Но мать должна знать, что в ее ребенке заложено от рождения, а что выработано упорным трудом, и должна помнить, что все, достигнутое тренировкой, настоянием, насилием. недолговечно, непрочно, обманчиво. А когда послушный, «хороший» ребенок вдруг становится упрямым и непослушным, не стоит сердиться, что ребенок таков, каков он есть на самом деле.
Деревенский мальчик, вглядывающийся в небо и землю, в плоды и творения земли, знает диапазон возможностей человека. Конь быстрый, ленивый, трусливый, норовистый; курица яйценосная; корова молочная; земля плодородная и неурожайная; лето дождливое, зима бесснежная везде он встречает нечто, что можно немного изменить или быстро исправить,- присмотром, трудом, палкой, но случается, конечно, и так, что ничего изменить нельзя.

У горожанина преувеличенные понятия о человеческих возможностях. Картошка не уродилась. Ну и что ж. Она ведь есть, просто за нее придется дороже заплатить. Зима-надеваешь шубу, дождь-калоши, сухо-поливают улицу, чтобы не было пыли. Все можно купить, со всем справиться. Ребенок болеет-вызовем врача, плохо учится-возьмем гувернера. А книга, подсказывая, что надо делать, способствует иллюзии, что всего можно добиться. Как же тут поверить, что ребенок должен быть тем, чем он есть, что, как говорят французы, золотушного можно выбелить, но нельзя вылечить.

Ради завтра мы пренебрегаем тем, что радует, смущает, удивляет, сердит, занимает его сегодня. Ради завтра, которого он не понимает, в котором он не нуждается, крадутся годы жизни, многие годы.

— Дети и рыбы немы.
— Еще успеешь. Подожди, пока вырастешь.
— Ого, у тебя уже длинные брюки,-вот это да, у тебя уже и часы есть. Покажись-ка… да у тебя усы растут.

И ребенок думает: «Я ничто. Чем-то бывают только взрослые. Я ничто уже немного постарше. Сколько же еще лет ждать? Ну погодите, вот вырасту…» Ждет и лениво перебивается со дня на день, ждет и задыхается, ждет и таится, ждет и глотает слюнки. Прекрасное детство? Прекрасное? Нет, скучное, и если и есть в нем прекрасные минуты, то отвоеванные, а чаще всего-украденные.

Ребенок подражает взрослым. Только подражая, он учится говорить, осваивает большинство форм общения, делает вид, будто вжился в мир взрослых, которых он не может понять, которые чужды ему по духу и для него неприемлемы. Главные ошибки в наших суждениях о детях мы совершаем именно оттого, что истинные их мысли и чувства заслоняются словами, которые они переняли, готовыми формами, которыми они пользуются, вкладывая, однако, в них иное, свое содержание.

Ребенок подражает? А что делает путешественник, приглашенный мандарином принять участие в местном обряде или церемонии? Он смотрит, старается ничем не выделиться, не внести замешательства, усваивает суть и связь эпизодов, гордый тем, что справился со своей ролью. А что делает неотесанный простак, допущенный к участию в беседе с господами? Он приспосабливается, подлаживается к ним. А конторщик, служащий, офицер разве не подражают они начальству в разговоре, движениях, улыбке, одежде?

Ребенок-это не почва, возделываемая наследственностью для посева жизни, мы можем лишь способствовать росту того, что яростно и настойчиво начинает рваться к жизни в нем еще до его первого вздоха. Признание нужно новым сортам табака и новым маркам вина, но не людям.

Вот так евреи могут писать о детях.. в сокращённом конечно же варианте, вся книга не вызывает у меня отклика, что вызывает, указал.

вступление -Альберт Лиханов, материал по мотивам книги Я.Корчак «Как любить ребенка»

 

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: