shadow

15 ноября исполнилось 90 лет со дня рождения известного инженера-оружейника Игоря Яковлевича Стечкина

Не все знают, что в семье Игоря Яковлевича имелось немало известных людей. Дед его Сергей Яковлевич Стечкин (Соломин) был писателем-фантастом. Дядя будущего прославленного оружейника Борис Сергеевич Стечкин был одним из тех, кто конструировал танк Лебеденко (Царь-танк). После революции он стал заместителем директора ЦАГИ, автором теории реактивных двигателей, а в войну работал в Туполевской шараге. Впоследствии он стал академиком АН СССР и лауреатом Сталинской и Ленинской премий.

Отец же Игоря Стечкина, Яков Сергеевич, был знаменитым хирургом, во время Великой Отечественной войны — ведущим хирургом города Тулы, зимой 1941-го в один из дней доктор Стечкин с ассистентом сделал около трехсот операций. Но всех их затмил своей известностью именно Игорь, благодаря которому фамилия Стечкин стала синонимом его легендарного оружия.

Оружием Игорь Яковлевич начал увлекаться с детства, по воспоминаниям его брата Олега Яковлевича, дома у них был целый арсенал: несколько охотничьих ружей, кинжал, кортик, три револьвера. Один полагался отцу, как главному врачу районной больницы и судебно-медицинскому эксперту. Наган-самовзвод привезла с фронта мать. И был еще какой-то огромный, очень большого калибра револьвер — тоже военный трофей. Все это оружие брат просто обожал. Знал, где отец его хранит, и ухитрялся тайно брать его для своих экспериментов. Так что еще подростком он отлично знал устройство этих смертоносных игрушек. Ребята постарше доверяли ему ремонтировать свое оружие, знали, что он легко может заменить пружину, боек или другую деталь.

В 1935 году, когда Игорю исполнилось 13 лет, семья Стечкиных переехала в Тулу. В самом начале войны, в 1941 году освобожденный от службы в армии по зрению, Игорь эвакуируется в Ижевск, где Стечкин поступает в эвакуированное из Москвы МВТУ им Баумана одновременно работая шлифовшиком на мотозаводе. В конце 1942 года он возвращается в Тулу и продолжает обучение в Тульском механическом институте на оружейно-пулеметном отделении. Дипломной работой у Стечкина будет тема «Самозарядный пистолет калибра 7,65 мм». Стечкин получил разрешение на изготовление опытного образца и при защите диплома произвел несколько выстрелов холостыми патронами, сейчас этот пистолет хранится в музее кафедры института а И.Я.Стечкин окончил ТМИ с красным дипломом.

В мае 1948 года инженер-оружейник Игорь Стечкин начинает работу в ЦКБ-14, одном из головных конструкторских бюро, занимавшемся проектированием автоматического стрелкового оружия. «Задание, которое я получил, — писал в своих воспоминаниях Стечкин, — было спроектировать 9-мм пистолет, позволяющий вести одиночную и автоматическую стрельбу на дистанции до 200 м, имеющий магазин большой емкости и использующий кобуру в качестве приклада. После разработки и утверждения был изготовлен первый опытный образец с магазином на 20 патронов. До 14 января 1949 года он проходил заводские испытания. Результаты были положительными, но отмечалось, что велик вес пистолета и кобуры, недостаточно хорошая кучность, были случаи самопереключения переводчика. Несмотря на это, было решено отдать два образца для полигонных испытаний. С 16 апреля по 22 июня 1949 года образцы испытывали в сравнении с испанским автоматическим пистолетом маузер «Астра» и советским пистолетом-пулеметом ППС. Было произведено 20000 выстрелов по обширной программе. Комиссия, проводившая испытания, отметила: несмотря на отдельные недостатки, мой пистолет превосходил маузер «Астру» и практически не уступал ППС. Вместе с тем он не полностью соответствовал предъявляемым тактико-техническим требованиям и был рекомендован для дальнейшей доработки».

После устранения недостатков было принято решение изготовить крупную партию пистолетов Стечкина для проведения войсковых испытаний в различных климатических условиях. Испытания прошли успешно и 3 декабря 1951 года на вооружение экипажей боевых машин, первых номеров расчетов тяжелого оружия, а также в качестве оружия индивидуальной самообороны офицеров звена «взвод-рота», непосредственно участвующих в боевых действиях, принимают 9-мм автоматический пистолет системы Стечкина (АПС).

За создание пистолета АПС Игорь Яковлевич был удостоен в 1952 году Сталинской (Государственной) премии II степени. Задание на выпуск автоматического пистолета Стечкина получил Вятско-Полянский машиностроительный завод, который оставался единственным производителем этого образца вплоть до 1959 года, когда изготовление АПС было прекращено. Несмотря на то, что пистолет Стечкина оказался наиболее совершенным из всех образцов оружия в этом классе, его эксплуатация в войсках выявила и целый ряд недостатков. И в первую очередь это касалось идеи совмещения в одном образце и пистолета, и пистолета-пулемета. Относительно большая для пистолета масса, не очень удачная эргономика, жесткий кобура-приклад привели к тому, что уже через несколько лет АПС сняли с производства, изъяли из войск и складировали на военных базах и арсеналах. Однако высокая мощь огня и малоразмерность АПС, занимающего по боевым характеристикам промежуточное положение между пистолетами и пистолетами-пулеметами, в конечном итоге позволили ему найти свое достойное место в системе вооружения правоохранительных органов. АПС был снят с производства и вооружения. В результате в 1960-е годы основная часть пистолетов Стечкина оказалась на складах. Но в то же время АПС, обладающий лучшей точностью стрельбы, меньшей отдачей, меньшим подбросом ствола при стрельбе и много большей огневой мощью, чем ПМ, продолжал использоваться КГБ СССР и поставлялся в различные дружественные страны.

В конце 1960 годов конструктор ЦНИИТМ А.Неугодов дал АПС второе дыхание, начав по заказу КГБ СССР и ГРУ МО СССР работы над бесшумным вариантом этого пистолета АО-44, получившим обозначение «Автоматический пистолет бесшумный» (АПБ). В 1972 году пистолет АПБ был принят на вооружение частей специального назначения Советской армии и в правоохранительных органах под индексом 6П13.

 

 

А уже в наши дни на базе автоматического пистолета Стечкина конструктором Уржумцевым Сергеем Владимировичем на Вятско-Полянском машиностроительном заводе «Молот» был разработан пистолет «Паук» под патрон 9х19 и отличается от него наличием газового тормоза отката, который состоит из цилиндра и поршня. Поршень жестко связан с затвором. Во время выстрела часть пороховых газов из канала ствола отводится через отверстие внизу его в газовый тормоз и, воздействуя на поршень, замедляет откат затвора. Когда пуля покидает канал ствола и давление внутри газового поршня начинает падать, остаточное давление пороховых газов на дно гильзы отбрасывает затвор назад. УСМ позволяет вести огонь только одиночными выстрелами.

 

В начале пятидесятых Стечкин начинает работать над оружием для спецслужб, авторское свидетельство N14532 от 30.10.1954 года выдано Стечкину на 7,62-мм патрон СП-2. Патрону СП-2 годом ранее предшествовал его же патрон СП-1 на базе гильзы патрона ПМ, но этот патрон не вышел за пределы лаборатории. Таким образом, родоначальником распространенного сейчас индекса патронов СП является инженер ЦКБ-14 Стечкин. Первые опытные образцы патронов СП-2 были разработаны лично Стечкиным на базе перештампованной гильзы образца 43 года. А вот производственные чертежи патрона СП-2 и технология его серийного производства были отработаны старшим инженером ЦНИИТОЧМАШ Ираидой Семеновной Губель.

 

 

Одновременно с патроном СП-2 Стечкин разработал трехзарядные стреляющие устройства ТКБ-506, ТКБ-506А. Оба они были замаскированы под портсигары и весели около 0,47 кг каждый. А дальше наступает хрущевская перестройка и в 1959 году ЦКБ-14 разделили на два самостоятельных конструкторских коллектива — Конструкторское бюро приборостроения (КБП), занявшееся разработкой ракетной техники, и Центральное конструкторско-исследовательское бюро спортивно-охотничьего оружия (ЦКИБСОО). Стечкин остался в КБП и более десяти лет занимался проектированием сначала ракет класса «воздух-воздух», а затем, в качестве главного конструктора проекта — управляемых противотанковых реактивных комплексов (ПТУР) «Овод», «Фагот» и «Габой».

 

Стечкин внес большой творческий вклад в создание высокоэффективных управляемых ПТУР, принятых на вооружение армий многих стран. В 1971 году Стечкин переходит в ЦКИБСОО и учавствует в конкурсе на автомат «Модерн», представляет автомат ТКБ-0116 который превосходит по кучности АКС-74У конструктора М.Т.Калашникова, к тому же обладал меньшим звуком и пламенностью при выстреле. Однако на вооружение приняли АКМ-74У ввиду высокой унификации производства по отношению к разработке Стечкина.

 

Следующая конкурсная работа — 5,45-мм автомат «Абакан» со смещенным импульсом отдачи, к августу 1984 года Стечкин представляет ТКБ-0146. Автомат Стечкина во время испытаний показал отличную кучность стрельбы, что наряду с нейтрализованной отдачей делало его одним из потенциальных лидеров конкурса. Но конкурсная комиссия решила, что применённая в автомате схема делает его излишне сложным. Предпочтение было отдано образцу Н.Никонова.

В девяностых Стечкин возвращается к короткоствольному оружию, совместно с конструктором С.Авраамовым Стечкин разработал 9-мм револьвер ТКБ-0216 ОЦ-01 «Кобальт», получивший после принятия его на вооружение в правоохранительных органах обозначение РСА (револьвер Стечкина-Авраамова). А дальше вновь пистолеты — СБЗ (Стечкин-Бальцер-Зинченко) ОЦ-23 «Дротик», ПСА (пистолет Стечкина-Авраамова) ОЦ-27 «Бердыш» и автоматический пистолет СБЗ-2 (ОЦ-33) «Пернач».

Последней работой работой И.Я.Стечкина стал револьвер для спецподразделений ОЦ-38 «Ворчун».

 

 28 ноября 2001 году Игорь Яковлевич Стечкин скончался. Но осталось жить его оружие ставшее легендой еще при его жизни..

 

Источник


Автор:

Добромир

Новости партнёров:

shadow

Похожие публикации:

  • Светорус

    Цитата:
    Однако высокая мощь огня и малоразмерность АПС, занимающего по боевым характеристикам промежуточное положение между пистолетами и пистолетами-пулеметами, в конечном итоге позволили ему найти свое достойное место в системе вооружения правоохранительных органов. АПС был снят с производства и вооружения. В результате в 1960-е годы основная часть пистолетов Стечкина оказалась на складах.
    Конец цитаты.

    Ни в одном языке ни одной страны такой фразы быть в принципе не может:
    «то, что в достойном месте, то снято с производства.»
    У «Стечкина» (АПС) был ещё недостаток: он нуждался в ручной доработке, т.е.: на конвейер не «ложился» на 100%.
    Но так же и «Калаши» до сих пор делают (обычно на доводке — женщины).