shadow

Интересные эксперименты в социальной психологии


shadow

Подавляющее меньшинство

Вывод о покорности большинству выглядит, конечно, печально. В утешение можем привести результаты эксперимента, проведенного классиком французской социальной психологии Сержем Московичи.

Условия напоминали эксперимент Эша: нужно было сказать, в какой цвет окрашена карточка. Но на этот раз «подсадными» были только двое из шести человек. И эта пара была настоящими диссидентами. Вместо очевидного голубого они упорно называли зеленый и т. д.
И хотя инакомыслящие были в явном меньшинстве, они сумели сдвинуть мнение окружающих. После серии экспериментов Московичи вывел факторы, которые определяют успех диссидентов в обществе. Например, очень важны уверенность и постоянство высказываний.

Меньшинство имеет больше шансов на победу, если его мнение по всем другим вопросам совпадает с мнением большинства и расходится только в каком-то одном пункте (например, когда инакомыслящие полностью согласны с коллективом по вопросам квадратов и треугольников, но упорно стоят на своем при обсуждении овалов).

Кроме того, очень важно склонить на свою сторону хотя бы одного представителя большинства. В ряде экспериментов было выявлено, что как только появляются перебежчики, за ними сразу тянутся все остальные, вызывая эффект снежной лавины.

Время Первые эксперименты Московичи прошли в 1969 году. Как раз закончились студенческие революции во Франции, Германии и некоторых других странах. Начинался очередной всплеск борьбы за права женщин, экологию и прочие красивые штуки. Самое время анализировать эффект влияния меньшинства.

Мораль Меньшинство может победить. У нас сейчас вроде бы демократия, республика, рыночная экономика, женщины имеют равные права с мужчинами… А ведь когда-то все это было весьма сомнительными идеями, которые проповедовались лишь горсткой маргиналов.

Где с этим можно столкнуться В любой общественной дискуссии — от уровня отдела до всего
населения страны. Так что если вы остались в меньшинстве — не смущайтесь, у вас есть шансы на победу. По крайней мере, наука на вашей стороне.

Дешевый труд нравится больше

В эксперименте американского психолога Леона Фестингера испытуемые два часа занимались совершенно бессмысленной работой — раскладывали катушки на подносе, а потом ссыпали их в коробку. Когда этот сизифов проект подходил к концу, Фестингер просил участников эксперимента выйти к другим испытуемым, ждущим за дверью, и рассказать им о том, какой полезной и интересной была эта работа. За эту откровенную ложь предлагалось вознаграждение. В одних случаях 1 доллар, в других — 20.

Спустя две недели испытуемых спрашивали, насколько в действительности им понравилась эта идиотская работа. Выяснилось, что у получивших 1 доллар энтузиазм был гораздо выше. Они рассказывали, как раскладывание катушек развивает моторику рук, помогает сосредоточиться, и вообще это чертовски приятное и полезное занятие. Фестингер объяснил полученные результаты тем, что человеку всегда требуется оправдание его действий. За 20 долларов еще можно солгать, а вот за 1 врать как-то унизительно и приходится убеждать себя, что это была не совсем ложь.

Время 1959 год. В этот период многим уже стало понятно, что прямая материальная выгода — это далеко не все, что влияет на действия и убеждения человека.

Мораль Леон Фестингер знаменит своей теорией когнитивного диссонанса. Грубо говоря, в голове у человека оказывается набор противоречащих друг другу знаний: «эта работа скучная», «я честный человек», «я сказал, что эта работа интересная», «я получил за эту ложь очень маленькое вознаграждение». Чтобы разрешить противоречие, нужно что-то в этом наборе изменить. Например, заменить «эта работа скучная» на «эта работа показалась мне увлекательной», и тогда содержимое черепной коробки вернется к состоянию гармонии.

Где с этим можно столкнуться В любой деятельности, находящейся на грани досуга и работы. Если бы всем за ведение блогов или походы в тренажерный зал платили бы регулярную зарплату, то многим эти занятия показались бы куда менее увлекательными.


Наблюдатели нас подстегивают.

Американский психолог Норман Триплетт имел привычку по утрам гулять по парку. Однажды он обратил внимание на то, что проезжавшие мимо велосипедисты ехали быстрее, когда вокруг было много людей, и медленнее, когда в парке было безлюдно. «Получается, что присутствие других людей меняет поведение…», — подумал Триплетт и решил проверить это экспериментально.

Он предложил испытуемым-добровольцам наматывать леску на катушку спиннинга. В одном случае это нужно было делать в пустой комнате, в другом — вокруг были люди. Выяснилось, что в коллективе катушка крутится гораздо лучше. Вроде бы гипотеза подтвердилась.

Но не так все просто. Другие социальные психологи взялись повторить этот эксперимент, давая испытуемым самые разные задания — надевать одежду, решать задачи, запоминать слова. Результаты оказались противоречивыми. Иногда наличие других людей облегчало работу, а иногда — совсем наоборот. Психологи чесали затылки и хмурились.

Разгадка была найдена только несколько десятилетий спустя. Роберт Зайонц предположил, что присутствие свидетелей увеличивает возбуждение человека и помогает выполнять простые действия, например надевать рубашку или строить ассоциации на уровне «поэт — Пушкин, фрукт — яблоко». На языке психологов это называется — «доминирующая реакция». Если же речь идет о сложных творческих заданиях, например решить непривычное математическое уравнение или сочинить стихотворную оду в честь юбилея президента, то наличие окружающих заметно ухудшает результаты. Гипотеза Зайонца подтвердилась результатами почти 300 исследований, в которых приняли участие более 25 000 добровольцев.

Время Норман Триплетт заставлял добровольцев сматывать леску в самом конце XIX века. Словосочетание «социальная психология» еще не было в ходу. Но именно этот эксперимент считается первым «правильным» социально-психологическим исследованием. А эксперименты по его подтверждению/опровержению продолжались потом больше полувека.

Мораль Нашу психологию изменяет сам факт присутствия других людей. Кстати, этот эффект работает даже тогда, когда рядом на самом деле никого нет, и мы только воображаем наличие наблюдателей.

Где с этим можно столкнуться Да где угодно. В течение дня мы попеременно оказываемся то в группе, то в одиночестве. И, например, в большинстве офисов очень любят сажать несколько десятков (если не сотен) сотрудников в огромные открытые залы, где каждый у каждого на виду. Максимум изоляции — прозрачные стенки. Так, наверное, должна достигаться сплоченность коллектива. Очевидно, директора этих компаний не слишком заинтересованы в творческой работе своих подчиненных.


Давление группы способно обмануть зрение.

Этот эксперимент очень любят воспроизводить в школах и вузах всего мира. Благо для этого нужно совсем немного: всего две картонки, на одной из которых изображены три линии, на другой — одна. От испытуемого требуется сказать, какая из трех линий, нарисованных вместе, равна по длине линии, нарисованной отдельно. Простенькая задача.

Но… Перед тем как дать вполне очевидный ответ, испытуемый должен выслушать ответы своих пятерых коллег. И они все как один называют абсолютно неправильный вариант. Что делать?! С одной стороны, никто не требует, чтобы все ответы совпадали, а глаза явно видят правильный вариант. С другой стороны… В общем, как минимум треть испытуемых проявляет конформизм и называет тот неправильный вариант, который предлагают остальные участники исследования. Они, кстати, вовсе не испытуемые, а сообщники экспериментатора.

Этот результат поверг в изумление даже организатора эксперимента — Соломона Эша. Он-то был уверен, что граждане США, воспитанные в духе индивидуализма, не должны поддаваться давлению группы. Но природа человека оказалась сильнее традиций свободомыслия.

В том, что человек подчиняется давлению группы, нет нового. Интереснее модификации эксперимента. Например, в одной из версий был «подсадной» испытуемый, который называл неправильный вариант, отличающийся от других (например, верный ответ «вторая линия», четверо участников говорят «третья», а один — «первая»). Когда «подсадная» группа утрачивала единство, «наивные» испытуемые давали гораздо больше правильных ответов.

Мораль Единство мнений — штука опасная. Чтобы адекватно воспринимать реальность, в обществе должны быть диссиденты, при этом не так уж важно, говорят ли они правду или несут полную околесицу, — главное, чтобы их мнение отличалось от позиции большинства.

Где с этим можно столкнуться При оценке мировых событий, при выборе книжки в магазине, при голосовании на выборах, при покупке нового мобильника…

Добрый самаритянин никуда не спешит

На идею этого эксперимента Джона Дарли и Дэниела Бэтсона натолкнула библейская притча о добром самаритянине, в которой священник и левит (оба очень важные и занятые люди) проходят по дороге мимо раненого странника, оставляя его заботам скромного (и предположительно менее занятого) самаритянина.

Итак, студенты духовной семинарии готовятся произнести свою первую в жизни проповедь. Для этого им нужно пройти в здание, находящееся в нескольких кварталах. Одну группу семинаристов напутствуют словами: «Вы опаздываете, вас ждут уже несколько минут, так что лучше поторопиться», а другой сообщают: «У вас в запасе некоторое время, но ничего не случится, если вы придете пораньше».

По дороге семинаристы натыкаются на человека, который полулежит на обочине, слегка стонет и кашляет. Из тех, кому было рекомендовано поторопиться, лишь 10% пришли на помощь несчастному (который, естественно, был сообщником психологов). А среди семинаристов, считавших, что времени у них в избытке, таких оказалось 63%.

Такая маленькая деталь, как наличие или отсутствие времени, изменила уровень отзывчивости аж в 6 раз и оказалась сильнее, чем нравственные качества.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: