shadow

К проблеме борьбы с коррупцией в исполнении либерастов и «демократов»


shadow

Принятый в Швейцарии «Закон Дювалье» вводит презумпцию виновности в отношении финансовых активов тех лиц и диктаторов, что подозреваются в коррупции. Это раньше швейцарским (и иным) властям приходилось доказывать, что дикратор какой-нибуль Угандии, держащий миллиарды в Швейцарии — вор. Теперь средства таких деятелей сначала замораживаются, а уж их владелец по новому закону вынужден доказывать свою некоррупционность. Правительство Германии не гнушается покупать информацию о возможных неплательщиках налогов и ворах у хакеров, ищущих информацию в закрытых банковских структурах — в оффшорах и в той же Швейцарии.

Калашников Максим

ГОСПОДИ, КАКИЕ ЖЕ ОНИ ПУСТЫЕ!

Вчера, 15.02.2011, в тонкий блин раскатал Марка Дейча на передаче РС «Русская служба новостей». Со счетом «11:89» — по итогам прямого голосования слушателей. Тема была такая: «Нужна ли особая структура для борьбы с коррупцией».

Но что меня лично особенно удручает — так это пустота и поверхностность тех прозападных «либерально-демократических» кругов, которые представляет Марк Дейч.

ПУСТЫЕ МАНТРЫ

Моя позиция — известна. Максим Калашников давно выступает за создание опричной системы, которая могла бы с помощью новейших технологий (во всех смыслах) вобрать в себя самых честных людей, создав по сути армию очищения страны от скверны. Работая и как особая спецслужба, и как кадровая структура, новая опричнина может наполнить своими людьми суды, прокуратуру, милицию, контрразведку и т.д. Опричнина — это не жестокость, а «опричность». То есть — отдельный, параллельный контур управления в крайне больном обществе. Опричь — кроме. Не нравится это слово, можно называть это «особизмом» и особистами. Или — на малорусском-украинском наречии — окремниками. Суть в любом случае останется той же. Опричнина — временный институт исторической чрезвычайки. Знаменитая Независимая комиссия протива коррупции (НКПК) в Гонконге, сумевшая очистить эти авгиевы конюшни, равно как и Комитет по контролю за секретными операциями Минюста США — структуры, построенные на ярко выраженной опричности.

Об этом можно писать долго и много. В марте на прилавки выйдет наша книга: «Опричнина XXI века: модернизация по-русски». Там — куда как подробнее и полно все описано. Для особых идиотов повторю: речь идет о планах опричнины при НАШЕЙ власти (национальной русской, социальной), а не о попытке что-то сделать в рамках ельцепутинской мафиозной антисистемы, называемой «российским государством».

В ответ на все это Дейч твердил, как мантру: «Нужно обеспечить независимость суда и неотвратимость наказания». И все. Создавалось впечатление вырезанной из картона, плоской картинки, за которой ничего нет.

Мои планы Дейч назвал «прожектерством», намекнул на фашизм и параллели с гитлеровским Рейхом, приводил в пример дворянские страшилки по опричников Ивана Грозного и нес тому подобную лабуду.

Я не спорю: честный и неподкупный суд нам нужен. Мы всеми руками за!

Но вот вопрос: если планы М.К. насчет отбора в опричнину честных людей — это «прожектерство», то как назвать планы Марка Дейча создать честный и непродажный, да еще и ни от кого не зависимый суд в РФ?

ВЕДЬ ЭТО — ТА ЖЕ ОПРИЧНИНА!

В современных условиях судьи в РФ насквозь продажны. Дай им всевластие и независимость — и они моментально станут страшным коррупционным организмом, вымогающим миллиарды дроллапов в год. Подчас — под угрозой пожизненного заключения и смертных приговоров. Коррумпированный судейский корпус тотчас станет орудием конфискации собственности и бизнеса у самых успешных.

Введи в условиях нынешней РФ выборность судей — не поможет. Корпорация просто уничтожит тех, кто захочет жить честно. Или сломает их.

Как отобрать в суды исключительно неподкупных? Как сделать это для новой опричнины, я знаю. Но как сформировать из таких же честнейших человеков судейскую рать? Дейч на это ничего не смог ответить, повторяя все ту же «независимость суда и неотвратимость наказания». И ужасаясь слову «опричнина».

Но ведь если задуматься, то ведь независимый и суровый суд по Дейчу — это тоже опричнина, пусть и под иным наименованием! Сами судите: суд существует особо (опрично), независимо, действуя подчас с неотвратимой карательностью. Такие полномочия требуют просто праведников и бессребреников в суде. (При том, что механизм их отбора пол Дейчу совершенно неясен. Не с Марса же они прилететь должны!).

Но ведь оных честных «судей израилевых» нужно защитить от возможного давления и покушений со стороны коррумпированных чинуш и олигархов, от убийц-бандитов и даже от самого президента РФ. Ибо он — выборный. Сегодня в президентах — ангел. А завтра может причти сущий черт. Значит, судьям и членам их семей понадобится сильная охранная спецслужба. А еще их хорошо бы поместить (учитывая степень коорумпированности и криминализации в РФ) на отдельный охраняемый остров. Или поселить в настоящих фортах. С особыми школами и больницами для «чады и домочадцы» судейских чиновников. И еще придать им столь же сильные вооруженные формирования для исполнения решений независимо-неотвратимого суда.

Что на выходе получится? Та же самая опричнина.

…Во всей этой истории меня больше всего удручает тупость и ограниченность наших «демократов». Дали им заучить несколько мантр — и они их повторяют, как попугаи. Будучи не в силах ничего пояснить и во что-то глубоко вникнуть. Органичики они. Тупые «магнитофончики». Зомби.

Ну, а коррупцию придется уничтожать комплексно. Не только с помощью особо-опричной спецслужбы, но в системе с сильной расследовательской прессой, самоуправлением граждан, с их добровольными «сигналами», с применением политики Нейросоца и чсовременных Интнернет-проектов по контролю граждан над чиновниками.

Кстати, в мире, тем временем, в борьбе с коррупцией нарастают элементы «нового 1937-го». Рушится презумция невиновности. По нормам организации ГРЕКО (в нее входят все страны Запада) чиновник при несовпадении расходов и доходов автоматически считается коррумпированным и обязан доказывать свою невиновность под страхом конфискации имущества своей семьи. Принятый в Швейцарии «Закон Дювалье» вводит презумпцию виновности в отношении финансовых активов тех лиц и диктаторов, что подозреваются в коррупции. Это раньше швейцарским (и иным) властям приходилось доказывать, что дикратор какой-нибуль Угандии, держащий миллиарды в Швейцарии — вор. Теперь средства таких деятелей сначала замораживаются, а уж их владелец по новому закону вынужден доказывать свою некоррупционность. Правительство Германии не гнушается покупать информацию о возможных неплательщиках налогов и ворах у хакеров, ищущих информацию в закрытых банковских структурах — в оффшорах и в той же Швейцарии.

Опричные принципы, как видите, начинают торжествовать и на Западе.

Источник


Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *